Сельская газета

Гумусу соломки подстелить

Пыльные бури или рост плодородия -- какое будущее ждет почвы в Беларуси

Ветровая эрозия угрожает миллиону гектаров. Как сохранить плодородие?


В июне отмечается Всемирный день борьбы с опустыниванием и засухой. Казалось бы, какое это имеет отношение к Беларуси, краю озер и болот? Однако директор Института почвоведения и агрохимии Виталий Лапа не скрывает проблемы: водная эрозия может проявить себя на 556 тысячах гектаров почвы, а от ветровой может пострадать до миллиона гектаров! За последние 40 лет ученые зафиксировали 339 пылевых бурь, около 70 процентов — на Полесье.

О том, что происходит на уязвимых территориях сейчас и как можно исправить ситуацию, «СГ» расспросила экспертов.

ПОЧВЕННЫЕ ресурсы — основа земледелия. Как у нас сейчас с этим богатством? По сравнению со многими другими странами грех жаловаться, разводит руками заместитель начальника управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Андрей Кузьмич. В уме стоит держать такую цифру: около 2 миллиардов гектаров прежде продуктивных земель в мире уже деградировали. За ней маячат рост спроса на еду и воду, а также вынужденная миграция большого числа сельских жителей по всему свету. У нас пока все не так страшно: по оценке специалиста, плодородная земля, которая позволяет обеспечить себя продовольствием в полном объеме, — норма. Держать баланс позволяют сравнительно благоприятные природные условия и государственная политика в этой области.

Более подробно охарактеризовал ситуацию директор Института почвоведения и агрохимии. Уже 47 лет за счет государства проводится крупномасштабное агрохимическое обследование почв, недавно завершился 13-й тур этой работы. По полученным данным, средний показатель кислотности — 5,8 PH, запасы подвижного фосфора — 198,2 миллиграмма на килограмм, калия — 215. Эти показатели лучше прежних и объясняются тем, что в последние пять лет минеральные удобрения у нас применяли в объемах, обеспечивших положительный баланс этих элементов. В наилучший период советского времени на гектар вносили 259 килограммов NPK, в последние годы вышли более чем на 300 килограммов. Это то, что нужно для эффективного ведения сельского хозяйства.

Хватает нашим землям бора, меди и цинка. А вот по некоторым другим микроэлементам у пахотных почв не все так гладко. Традиционно бедны они селеном и кобальтом: их в 10 раз меньше, чем требуется. Как быть? В странах Скандинавии, к примеру, проблему селена решили за счет внекормовой подкормки зерновых культур. Правда, разработанное нашими агрохимиками удобрение с этим минералом пока не стало панацеей. Дело в том, что на здоровье может сказаться не только недостаток микроэлемента, но и его избыток. Поэтому будущее — в сотрудничестве агрохимиков и медиков, предсказывает Виталий Лапа.

Возникают проблемы и с кислотностью почв. В последние четыре года во всех районах, где проводилось обследование, происходит окисление земель. Ежегодно в целом по республике известкуют только половину нуждающихся в этом территорий.

Средний процент содержания гумуса — 2,24 процента, за последние четыре года он увеличился на одну сотую долю процента. Чтобы поддерживать плодородие на таком уровне, ежегодно нужно вносить не менее 65 миллионов тонн органических удобрений, в прошлом году внесли всего 50 миллионов. Чтобы компенсировать недостаток, нужно максимально задействовать все растительные остатки, в том числе от кукурузы, которая возделывается на зерно, рекомендует ученый. И обязательно запахивать солому с дополнительным внесением азота.

ДЕГРАДАЦИЯ земель происходит по разным причинам: виноваты и природа, и человек. Самые уязвимые для этих печальных процессов в Беларуси почвы Белорусского Поозерья и Полесья. На последнем во многом это связано с мелиорацией.

Тема давно вызывает ожесточенные дискуссии, причем довольно часто экологические активисты обвиняют чиновников в неточных оценках масштабов осушения. Однако благодаря международному проекту ПРООН-ГЭФ «Торфяники-2» недавно все подсчитали, а итоги исследования не стал скрывать представитель Минприроды. Выяснилось, на сегодня имеем 267 тысяч гектаров нарушенных торфяников. Из них 143 тысячи гектаров — должным образом не восстановленные месторождения после добычи торфа и 124 тысячи — болота, осушенные во время мелиорации. Кроме того, еще у 90 гектаров топей нарушен гидрологический режим. По каждой области подготовили списки месторождений торфа, которые подлежат первоочередной реабилитации. Всего определено 163 таких участка. Что с ними делать? Можно вновь превратить в болото или, например, озеро, засадить лесом, той же черной ольхой. Перспективно и культивировать на них ягоды.

Но такой подход не означает, что все осушенные площади пора, что называется, залить водой. Заместитель директора по механизации «Белводхоза» Виктор Мельник возвращает на грешную землю: 30 процентов всей продукции сельского хозяйства производим на мелиорированных территориях. Отказаться от них? Вряд ли так поступают рачительные хозяева. Что же практикуется сейчас? Об этом можно судить по работе мелиораторов. В 2016-м они реконструировали и создали новые мелиоративные системы на площади 37,4 тысячи гектаров. Новое осушение занимает всего 3—4 тысячи гектаров, только в социально значимых районах, где интенсивно развивается животноводство, строят новые животноводческие комплексы, и нужно приблизить к ним кормовую базу. А в основном сегодня возвращают к жизни системы, построенные еще 50—60 лет назад, но разрушенные — поля возле них сами постепенно заболачиваются. В планах до 2020 года ввести в эксплуатацию 179 тысяч гектаров реконструированных мелиоративных систем.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Как еще спасают земли от эрозии и деградации? За год рекультивировали 183 выработанных карьера на землях сельхозорганизаций общей площадью более 180 гектаров. План на этот год — еще 108, поделились в Минприроды. За год на гарях лесного фонда восстановили посадки на площади 1,4 тысячи гектаров. На 68 гектарах эрозионно опасных склонов также высадили деревья. По информации облисполкомов, за первый квартал внесли 17,6 миллиона тонн органических удобрений. Средняя по областям пестицидная нагрузка на сельскохозяйственные земли не превысила 2,7 килограмма на гектар почвы.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Ни единого слова нет о безотвальной технологии обработки почвы,видно потому,что нет в стране такой техники и не будет в ближайшее время,пока не найдётся человек,который будет внедрять оный способ.
Александр,53,Бобруйск
Ту обработку почвы,которую у нас называют безотвальной я таковой признать не могу в моём понимании,так как происходит разрыхление верхнего слоя почвы-стерни,что не позволяет избежать ветровой эрозии. В моём понимании безотвальная обработка почвы---это кода верхний слой остаётся не тронутым,кроме разреза,необходимого для введения в почву обрабатывающих-разрыхляющих механизмов. в начале поля и извлечения оных в конце. Заделывание семян и должно происходить именно в разрезы верхнего пласта. Как-то так мне видится безотвальное земледелие. Если таковое невозможно,то остаётся наилучший способ сохранения верхнего плодородного слоя от ветровой эрозии,поздняя осенняя вспашка с посевом озимых культур во влажную почву.
Александр,53,Бобруйск
Возможно надо освоить через-полосное земледелие или выращивание культур на многолетних сидератах,тем же через-полосным земледелием. Короче,надо крутить мысли и так и эдак,выдавать на гора,порой,кажущиеся на первый взгляд бредовые идеи. Выращивание нашего навозного червя на продажу в другие страны в любом агрогородке стало бы великолепным финансовым подспорьем с созданием дополнительных рабочих мест,а так же для повышения плодородия собственных земель.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости