Минск
+23 oC
USD: 2.03
EUR: 2.28

Позднее раскаяние

Грехи наши тяжкие

Михайлович — хозяин агроусадьбы, что в метрах семистах от моего рыбацкого домика. Он бодро вышел из машины и с тяжелым пакетом направился к моему крыльцу.

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ

— Витамины вам привез, — выдохнул он и опустил тяжелый груз на землю. — Май месяц, а они — словно вчера с дерева сорвали. Храним по новой технологии.

Пакет был доверху набит ярко-зелеными яблоками, выглядевшими весьма аппетитно.

— Ой, долго тебе, Михайлович, откупаться еще придется, — пошутил я.

И мы оба вспомнили тот печальный день, когда пьяный тракторист, перепахивавший землю на моем участке, не заметил десять саженцев. Михайлович тогда работал председателем колхоза и тоже переживал вместе со мной гибель едва зародившегося сада по вине своего подчиненного. Выжили и поднялись от корня только три деревца. Подросли, хотя и капризно, но плодоносят в лучшие для них годы.

Приятель пожаловался, что врачи обнаружили у него аритмию сердца и теперь приходится ограничивать себя в физических нагрузках. Я поинтересовался, есть ли у него в эти дни постояльцы.

— Вчера заехали, — рассказал Михайлович. — Муж с женой и их дочь с внучкой. Фамилия у мужчины какая-то мудреная, а вот зовут Арсением Валентиновичем. Жалко мужика, — вздохнул Михайлович. — Что-то с ногами, еле передвигается. Жена его несколько раз к озеру водила.

— Говоришь, фамилия мудреная? — перебил я приятеля.

— Ну да, — пожал он плечами.

Я проводил Михайловича до машины и пообещал заехать на днях в гости. Не забыл, конечно, поблагодарить за яблоки. Сам же задумался…

Уж не тот ли Арсений Валентинович, что годами строчил на меня анонимки и кляузы, заехал на отдых в агроусадьбу к моему приятелю.

Уже отпели свои серенады соловьи, но птичий гомон с каждым днем становился все громче и настойчивее. Май дышал свежестью и радовал яркими красками жизни. Я заварил свой любимый чай и пошел к озеру полюбоваться далями другого берега. Стал на мостике, вспомнил те горячие дни, когда на работе было полно забот и приходилось принимать быстрые решения. Вспомнились и обиды, которые наносили сослуживцы. Об анонимках, что на меня писали в разные инстанции некоторые из них, я узнал не сразу.

Однажды меня вызвали в одно из таких контролирующих подразделений, и серьезная женщина в строгом костюме и очках в красивой оправе сказала:

— Пора, пожалуй, ознакомить вас с этими шедеврами эпистолярного жанра…

Папку в руки работница ведомства не дала, но зачитала некоторые из писем, где перечислялись мои грехи.

Видимо, анонима злило, что ко мне не принимают соответствующие меры, и он додумался до того, что обвинил меня в краже дивана из моего собственного кабинета.

Видимо, это возмутило даже тех, кто собирал такие письма в эту самую зеленую папку, и мне сказали, что передают ее в архив. Дескать, работайте спокойно и не обращайте внимания на подобные кляузы.

И все же, имея некоторый опыт на предыдущей работе, я решил вычислить автора таких писем. Работа эта по-своему увлекательная. Более того, мне удалось установить, что этот автор активно участвовал в разного рода форумах в сети, где под псевдонимом обливал грязью и многих других руководителей. Я понял, что Арсений Валентинович работал несколькими этажами ниже в этом же здании.

Пришло время, и я узнал, что несколько государственных наград и новую должность я мог бы получить гораздо раньше, не будь той зеленой папки. По жизни я, как говорится, никогда «не парился» на этот счет, но уверен, что данный автор был активен и в отношении других моих коллег. Поговорить у меня с ним не получилось, поскольку вскоре он ушел на другую работу в иное ведомство. Занимался ли он и там подобным жанром, меня уже мало интересовало. Хватало других забот.

Через два дня мне понадобилось заехать к Михайловичу. Утром поймал пару крупных линей, а назавтра ожидал гостей и потому попросил приятеля скоптить рыбу. Когда заехал за ней, увидел и того самого отдыхающего. Арсений Валентинович сидел в дальнем углу усадьбы на удобной скамейке и читал книгу. Тогда я не решился все же подойти к нему. Когда уже сел на велосипед, собираясь уезжать, заметил, что постоялец усадьбы встал и пошел к дому. Собственно, не пошел, а с трудом передвигался. И мне стало его жаль… И откуда у меня эта дурацкая сентиментальность! Твоего обидчика судьба наказала. Что тебе еще надо?

Однако я уже не мог отказаться от мысли, что хотелось бы как-то помочь страдающему человеку. Судьба наказала его не за эти грехи. Ведь такая беда случается и с вполне добропорядочными людьми, которые в жизни никого не обидели. Да и самому никогда не следует зарекаться…

Две недели назад я был в гостях у своего старинного приятеля, известного в стране архитектора Леонида Савельевича. Там и познакомился с его сыном, талантливым молодым хирургом, который как раз и занимается суставами ног. Он тогда рассказывал, что у них появилась новая прорывная технология в лечении таких болезней. Сын моего друга даже практиковался по этой части несколько месяцев в Японии. Что если как-то свести Арсения Валентиновича с ним. Леонид Савельевич — умница и, скорее всего, уговорит сына взяться за подобную операцию. Надо подумать, но до этого необходимо встретиться с моим давним обидчиком. Неизвестно еще, как он себя поведет. Хотя в его случае вряд ли есть смысл хорохориться.

Вечером позвонил Михайлович и сказал неожиданное для меня:

— Оказывается, мой отдыхающий Арсений Валентинович вас знает. Он тогда с книгой в руке сидел на лавочке, когда мы рыбой занимались. Говорит, что хотел к вам подойти, но не успел. Просил меня позвать вас сюда, о чем-то поговорить хочет.

— Завтра заеду, — ответил я своему соседу.

еселый майский день не могли испортить даже небольшие, но явно грозовые тучки, что собирались на горизонте. Я глянул на велосипед, стоявший у беседки, но решил пойти к Михайловичу пешком. О чем же хочет поговорить со мной Арсений Валентинович?

Вспомнилось выражение, услышанное когда-то на передаче «Что? Где? Когда?»: «Если бы Бог время от времени не укладывал нас на лопатки, нам бы не было когда глянуть на небо».

Наверное,  думал я,  и  мой  давний обидчик прозрел. Хорошо, если так. Но дело даже не в нем. Хорошо, что у меня самого не копились обида и злость на него. Иначе не победить бы мне в той схватке. Раскаяние, конечно, позднее, но что сейчас поделать?

Впрочем, я тоже волновался, какой выдастся эта встреча…


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...
Новости и статьи