Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Грех гордыни

Гордыня и амбициозность - тяжелое бремя.
Гордыня и амбициозность - тяжелое бремя. Они гнетут сознание человека, раздирают его мозг противоречивыми мыслями: "Жизнь ко мне несправедлива. Тот глуп, этот не чист на руку, а вот я - лучший из лучших. Ах, мне бы на их место, уж я бы смог насладиться властью, деньгами, любовью!" Бывает так, что набирающее силу честолюбие делает приемлемым преступление, толкая душу человека в хаос ада. Перекраивается шкала ценностей, напрочь отметаются принципы, зависть шепчет: "Возьми себе все, что хочешь, ты этого достоин".

Так есть. Так было. Под луной уже давно ничто не ново.

Я хочу рассказать вам историю, которая относится к середине XIX века. Все события были описаны причастными к ним лицами, и эти подробные отчеты пролежали в архиве 144 года. Имена и фамилии действующих лиц, а также все географические названия - реалии той поры.

...Нельзя сказать, что зима 1858 года на Беларуси выдалась такая уж суровая: морозы и оттепели, то снег, то грязь - дело обычное. Только пасмурно, тягостно, безрадостно было на душе у Федора Соколовского, казначея Тадулинского монастыря, что в Суражском уезде. Задумал он убийство. Но не с тем, чтобы немножечко поразвлечься, зимнюю одурь стряхнуть. Федор Соколовский - 50 лет от роду, из дворян, в звании иеромонаха - был мужчиной серьезным и цели преследовал вполне конкретные.

Жертвы - настоятель монастыря, архимандрит Симплициан Франковский и его сестра, вдова Юдита Реутт.

Не дают они жизни казначею.

Извел настоятель "мелочными придирками". К примеру, нанял Федор Соколовский работников для жатвы ржи и уборки сена и заплатил им 4 рубля, а в казначейской книге в графе расходов записал 12 рублей 25 копеек, соответственно изъяв наличные из казны.

Ясное дело, что пожадничал, - надо было выше 8 рублей не подниматься. Зато как хорошо насчет 25 копеек придумано, правдоподобно. Работники же и на 4 рубля не наработали, только ябедничать горазды. Дармоеды.

Дальше следовали деяния шутейные, ну чисто семинаристские проказы: покупаешь простую водку и настаиваешь оную на травах, а потом распродаешь монахам вместо рому. Они того самого рому в глаза никогда не видели, в смысле не пробовали, где им разобрать, а карман пополняется изрядно.

Симплициан же вот что Благочинному отписал: "Покупателей означенного рому, имеющих к оному пристрастие, в монастыре очень много. Федор Соколовский их совершенно разоряет, приводит в крайнюю бедность и недостаток".

Эко! Соколовский во всем виноват. Ты бди, чтоб не пили, настоятель.

А грех на душе есть, есть. Не без этого. Нарушил иеромонах Соколовский монастырский устав.

Она. Женщина. Мария. Марийка.

Нанял как-то казначей Соколовский солдатку за работницу при монастыре. На самые черные работы. Худая, битая, пуганная. А глаза... Благости ждали на этом свете. Неразумная, будто дитя, а не баба. Видно, мало били. Стала она личной его работницей - келью чистила, рясы и подряски чинила. Потом - бес казначея попутал. Согрешил...

Юдита, настоятелева сестра, прознала. Шум подняла, оскандалила. В общем, отправили Марию обратно в деревню мужа из солдат дожидаться (20 лет осталось) и церковное покаяние отбывать. Вволю теперь будешь каяться, светлая душа.

Ну а ему, Федору, каяться недосуг. Симплициан, его высокопреподобие отец архимандрит, выговор объявил с занесением в послужной список. Еще и крест наперстный, пожалованный в 1842 году "за усердие по службе и постоянно примерный образ жизни", хотел отобрать...

Да не в кресте дело, не в роме этом, не в деньгах казенных. А в том, что измельчали твои помыслы, Федор Соколовский.

С малолетства к великому он себя готовил. В училище Доминиканского ордена первым учеником слыл по риторике и языкам: латинскому, польскому и французскому. Богословие в Пустынский монастырь изучать поехал - жаркие были беседы, истину рождали.

Позже он на казначейскую должность в Тадулинский монастырь поступил. А настоятеля тогда еще только подбирали, из достойных. Пока же не кому-нибудь, а Федору Соколовскому управлять сим монастырем доверили. Он уж помышлял, что его во главе обители и оставят. Но тут Симплициан объявился. Послужной список у него был длиннее и достославнее.

В общем, Симплициана настоятелем поставили вместо него, Федора. Несправедливо... Однако поправить дело можно.

Симплициан с Юдитой по вечерам у самовара сидеть любили. Чаевничают. А травки - они всякие бывают, из них не только ром варить можно. Есть такие, что непременно человека в могилу сведут ровно через месяц после того, как чаю с их отваром отведать. Плеснуть отвару в настоятелев самовар - дело несложное. Потом останется только ждать.

Именно так все и получилось. Юдита Реутт и Симплициан Франковский умерли через месяц. Но месяца хватило, чтобы заподозрить умышленное отравление и обвинить в нем Федора Соколовского.

Арестовали казначея и выслали в витебский Марков монастырь "под неослабный надзор". Работать на черных работах, отбывать епитимью. И каяться. Вволю. Если сможет...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...