Источник: Союзное вече
Союзное вече

Граница, где доверяют и не проверяют

Корреспондент «СВ» побывал в приграничных районах Смоленской и Витебской областей и убедился, что рубежи там действительно условные. Жить и работать не мешают, а вот транспортные трудности создают.

Директор Руднянского рынка Сергей Савченко лично смотрит, чтобы ни санкционки, ни фальсификата не было.
Фото: Дмитрий НЕРАТОВ

Вокзал для двоих


Рудня. Десятитысячный городок Смоленщины. Из Москвы сюда ходит только один поезд. Приезжаю глубокой ночью. Пытаюсь отыскать таксистов – ни одной «шашечки». Двух других пассажиров встретила бабушка – божий одуванчик с велосипедом. Звоню в гостиницу, выслали машину. На ресепшене ждет администратор Людмила Петровна. В лучших традициях гостеприимства отпаивает чаем и шепотом докладывает местные новости:

– Москвичи у нас дачи стали скупать. А что? Природа первозданная: озера, ягоды, грибы! До Беларуси рукой подать.

В городе главный работодатель – молочно-консервный комбинат. Причем там трудятся и россияне, и белорусы. Из заграничного Лиозно до Рудни полчаса на электричке. Ерунда по московским меркам. Утром решаю разведать этот путь.

Обзваниваю таксистов – вот уж точно самый быстрый способ открыть бизнес! Никаких диспетчеров – напечатал визитку с номером и таксуй. Виктор Седой раньше работал на хлебозаводе, а теперь во-зит пассажиров. С ходу мне сообщает прогноз: «Тепло оделись, сегодня солнечно и весна». Местный лайфхак – узнавать погоду по Витебску: оттуда точнее из-за географической близости, чем по Смоленску. Благо тут у всех обычная антенна с усилителем ловит по семь-восемь белорусских каналов, вышка совсем рядом, хотя и страна другая.

– За колбаской через границу мотаетесь? – спрашиваю таксиста.

– Незачем. Тут отдельный рынок с белорусскими продуктами по божеским ценам.

Надо зайти проинспектировать базар.

Чья буженина вкуснее?


Среди прилавков с молоком, сырами выхватываю взглядом деловитого парня, руководящего отгрузкой товара. Сергей Савченко – директор рынка собственной персоной.

– У нас не только белорусы товар во-зят. По выходным со всей Смоленской области съезжаются. Конкуренция – цены ниже. Белорусы не новички, годами торгуют в России. У всех условия одинаковые, – заверяет директор.

Хотя тут же продавщица Мария из Беларуси жалуется: а как же страховка на машину? Шесть-семь тысяч российских рублей в год стоит российский полис ОСАГО на автомобиль с белорусскими номерами. Но без него ездить нельзя. Спор о качестве белорусских и российских колбас воспринят ею близко к сердцу:

– Я вам сейчас бутерброды с бужениной Борисовского мясокомбината с собой заверну, сами все поймете!

Меня уговаривать долго не пришлось.

Вагончик тронется

На перроне ищу глазами электричку. А нет ее. Оказывается, из Рудни в Витебск курсирует дизель-поезд. Часть пути на участке не электрифицирована. Машинист рассказывает, что по будням, кроме пятницы, нет вечерних «электричек» – мало пассажиров. Весной-летом у дизеля всего пять-шесть вагонов, а зимой и вовсе четыре.

Где электрички не пройдут, до соседнего государства поможет добраться дизель-поезд.

Интересуюсь у пассажиров из Витебска, как они будут добираться домой, раз составов больше не будет.

– Вечером таксисты за 150 российских рублей возят из Рудни до Заольши, первой станции после границы. Тут недалеко – 15 километров. Там прыгаем на вечернюю белорусскую электричку, – делится секретом витеблянка Татьяна Афанасьева.

Эта парадоксальная ситуация уже всем надоела. Российские электрички из Смоленска не хотят пересекать границу и высаживают пассажиров в Рудне. Белорусские железнодорожники приво­зят людей из Витебска в ту же Рудню только раз в сутки и уезжают обратно. А делать еще и вечерний рейс накладно. Вот и приходится людям разрабатывать свою логистику – связывать российскую и белорусскую железную дорогу автомобильным трафиком.

Из Смоленска – мыло, из Витебска – торт


Вагоны в дизеле чистенькие, приятные. Подсаживаюсь к даме средних лет. Надежда Султанова из Витебска. В России работает в двух местах – нянечкой в смоленском доме ребенка и еще уборщицей в бассейне. Живет у племянницы. График семь через семь, так что «выезжать за границу» приходится дважды в месяц.

– Везу своим гостинцы. Обязательно что-то из одежды – она в России дешевле. Нравятся в Смоленске магазины с фиксированными ценами. В них беру мыло, шампуни. Экономлю! А племянница белорусские тортики заказывает.

Перехожу в другой вагон. Пенсионерка Мария Ветеранова гостила в Рудне у дочки, которая здесь замуж вышла. Живут в своем доме. Зять засадил сад яблонями, вишней, смородиной. В этот приезд теща ему в подарок привозила саженцы малины.

– Нечасто у дочки бываю, хотя и рядом живем. Чаще общаемся в интернете, – говорит собеседница. – Ой, а вот и Лиозно!

Заработок на разнице валют


Обратно в Рудню возвращаюсь на автобусе. Сел с моложавым седым мужчиной.

– Домой или в гости? – пытаюсь завязать диалог.

– Я и сам уже не пойму куда…

Григорий Новик родился в Беларуси, но всю жизнь почти прожил в Смоленске, работал на крупнейшем авиационном предприятии. Седьмой год на пенсии. Решил вернуться на малую родину, купил домик в деревне под Витебском, получил вид на жительство в Беларуси. А за пенсией приезжает в Россию.

– Зарабатываю на разнице курса валют, – веселится мой новый знакомый. – На жизнь хватает, дочери и внукам в Брянске копеечкой помогаю.

По грибы – с копией паспорта


Депутат Руднянского районного представительного собрания Людмила Азаркевич родом из Лиозно, но 45 лет уже живет в Рудне. Все предки похоронены в Беларуси, а на смоленской земле появились сын и внук.


– Дружит наше приграничье?

– Еще с советских времен. Раньше жители из Понизовского сельского поселения нашего района ездили на работу и учебу в Витебск, потому что хорошо автобус ходил. И сегодня где удобнее, туда и едут, не глядя на границы.

Два года назад Лиозненский и Руднянский районы подписали соглашение о дружбе. Мы проводим совместные культурные мероприятия, обмениваемся опытом в образовании, здравоохранении. Предприниматели активничают. Россияне закупают саженцы в лиозненском лесхозе. Вместе храним и перерабатываем зерно.

– Что, кроме родственных связей, заставляет пересекать рубежи?

– Колебание цен. Жители мониторят стоимость на продукты и другие товары. Если у нас цены упали, едут к нам. И наоборот. 

Лет шесть назад шел поток машин на Беларусь. Из-за курса валют нам было выгодно покупать там одежду, продукты. Потом ситуация поменялась. Уже белорусы скупали бытовую технику здесь.

– А медицинский туризм процветает?

– В больнице Рудни оборудование современное. Многие приезжают сюда на компьютерную томографию из Лиозно. Но и наши жители высоко ценят профессионалов Витебского диагностического центра. Моя сестра работает там, поэтому я лечусь в Беларуси. Знакомые возили отца из Смоленска к специалистам в Витебск. Граница условная, главное, паспорт иметь и россиянину, и белорусу. Страховку открывай – и вперед, все блага страны-соседки у твоих ног.

– На местных жителях отразилось введение пограничной зоны со стороны России?

– Пограничники дали интересную инструкцию: «В лес по грибы берите хотя бы ксерокопию паспорта». Больше никаких изменений.

Дмитрий НЕРАТОВ

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Маня, 64, Подмосковье
Ну не витеблянка, а витебчанка  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости