В мирный характер протестов уже совсем не верится

Градус напряжения

Нынешняя осень вскрыла всю сущность так называемых «ненасильственных действий» в Беларуси. Начавшись с безобидных, на первый взгляд, дефиле с цветочками по минским площадям и проспектам, акции очень быстро приобрели радикальные формы. Блокировки дорог, нападения на правоохранителей, поджоги административных зданий, повреждения автомобилей, всевозможные угрозы представителям власти, журналистам, их семьям… Дошло даже до диверсий на железных дорогах.


Поезда могли пойти под откос

По сути, представители оппозиции, ведомые зарубежными кураторами, вышли на тропу войны с собственным народом. Им наплевать, что от этого страдают и могут пострадать женщины, дети, старики… Главное — посильнее и погромче заявить о себе. И это на их языке называется мирными переменами. Кто и зачем раскалывает наше общество и как этому противостоять?

На днях в Бресте задержали группу радикалов, которых подозревают в серии преступлений. По данным следствия, они развернули настоящую партизанскую деятельность — жгли покрышки на дорогах, призывали к насилию над силовиками, напали на опорный пункт милиции. Но главное, что вменяется им в вину, — блокировка железных дорог на перегоне Тевли. Во время допроса один из участников преступной группы на камеру признался: ему было неважно, какой поезд мог слететь с рельсов — товарняк или пассажирский. Исходя из расписания, рассчитывали, конечно, на электричку. Честно говоря, становится не по себе, когда понимаешь, на что готовы люди, одурманенные «революционной» идеологией.

— Любое происшествие способно повлечь катастрофу непредсказуемых размеров, — говорит начальник управления организации обеспечения общественной безопасности на объектах транспорта МВД Вадим Федотов. — Возбуждено уже свыше 60 уголовных дел по статье 309 УК за блокирование транспортных железнодорожных коммуникаций. В зависимости от тяжести последствий по данному преступлению предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет, а также уголовное дело по статье 289 УК (акт терроризма) с лишением свободы на срок до 15 лет.

Толпу накачать эмоциями

Ситуацию подогревают деструктивные телеграм-каналы с пошаговыми инструкциями, как изготовить взрывчатку, как ее использовать, как блокировать железнодорожные пути и так далее. В чатах размещаются экстремистские призывы «жечь, убивать, калечить». О том, что ответственность за подобные деяния неминуема, конечно же, ни слова. А ведь отвечать рано или поздно придется. Например, в Гомеле суд вынес вердикт в отношении 29-летнего местного жителя, который распылил перцовый газ в лицо сотруднику ОМОНа и ударил его в голову. Итог такого «геройства» — полгода «химии» и штраф 8100 руб­лей. Три года в исправительной колонии проведет 29-летний житель Слуцка за удар по голове сотрудника правоохранительных органов. На два года колонии «заработал» студент 3-го курса столичного университета, изготавливавший «коктейли Молотова».
Задача манипуляторов — затмить сознание протестующего, накачать его нужными эмоциями, собрать в одном месте разгоряченную толпу, в которой, как известно, напрочь отсутствует чувство индивидуальной ответственности
Подобных историй из зала суда становится все больше. И причина тому на поверхности. Позорный провал политических ультиматумов, призывов к общенациональной забастовке агрессивное меньшинство под влиянием внешних сил пытается компенсировать ростом радикализма и экстремизма. Задача манипуляторов — затмить сознание протестующего, накачать его нужными эмоциями, собрать в одном месте разгоряченную толпу, в которой, как известно, напрочь отсутствует чувство индивидуальной ответственности. Российский политолог Сергей Михеев в связи с этим проводит параллели с украинским сценарием:

— Радикализация там произошла тогда, когда протесты стали затухать. Украинский майдан начался в ноябре 2013 года, но уже к январю 2014-го от него практически ничего не осталось. И тогда началось обострение, на мой взгляд, абсолютно спровоцированное. Видимо, те, кто этот майдан организовывал, поняли, что без сакральных жертв, пролития крови ничего у них не получится. Очень надеюсь, что Беларуси удастся избежать каких-то радикальных сценариев. Но, в принципе, нужно понимать: тем, кто стоял за организацией протестов, никакое затухание не нужно. А разжечь огонь можно только одним способом: жертвы, провокации, теракты…

Отсюда и уличные марши, и вовлечение детей в толпу агрессивно настроенных граждан, и бесчисленные угрозы в соцсетях, и глумление над государственной символикой.

— То, что сегодня происходит на минских улицах, уже не мирные протесты. Это политический экстремизм. Мы видим, что в политические процессы включились анархисты и правые радикалы, а это создает прямую угрозу интересам нацио­нальной безопасности, — считает член Постоянной комиссии Совета Республики по образованию, науке, культуре и социальному развитию Олег Дьяченко.

По мнению аналитиков, к операциям по дестабилизации ситуации в Беларуси подключено польское секретное подразделение «Черные пауки» — центральная группа психологических операций, которая расквартирована в городе Бытгоще, подчиняется управлению разведки и электронной борьбы сухопутных сил войска Польского, рассказал российский эксперт Александр Малькевич, ссылаясь на проводившееся в России исследование:

— Это 200 человек — кадровые военные, специалисты в области IT-технологий, психологии, социологии, 70 процентов сотрудников владеют несколькими иностранными языками. И они специализируются на проведении психологических операций в интернете или с помощью информационно-коммуникационных технологий. Они же курируют, и эта информация не скрывается в Польше, целую «грядку» оппозиционных информационных ресурсов, которые действуют на территории Беларуси.

Логика развития событий ведет к тому, что если не остановить жесткими мерами в рамках закона радикальные проявления, то мы можем получить второй клон «правого сектора», и тогда будет разыграна другая карта — с захватом власти в регионах.

Водометы в Париже

Радикализм сегодня проявляет себя практически повсеместно. И практически нигде он не возникает стихийно, а имеет вполне управляемый характер. Судя по всему, пресловутая методичка Шарпа работает без сбоев, и неважно, в какой стране. Причины и поводы для протестов разные, а результат всегда один. За примерами далеко ходить не надо. В соседней Польше уже не первый месяц десятки тысяч людей выходят на улицы, блокируют дороги, нападают на полицейских, высказывая тем самым возмущение против запрета абортов и политики властей по борьбе с коронавирусом. Польская власть, которая так щедро раздавала нам советы по демократии, никак не может усмирить своих недовольных демократичным путем и вынуждена применять против них грубую силу.

Тысячи демонстрантов заполонили улицы Парижа. Они считают новый закон о глобальной безопасности наступлением на свободу слова. Макрон, не раздумывая о правах человека, разгоняет митингующих водометами, слезоточивым газом и дубинками.

За год чилийских беспорядков погибли десятки человек. Участники незаконных акций, недовольные сокращением доходов, требуют отставки правительства. Из толпы в полицейских летят бутылки и камни, в ответ — водометы. В Гватемале демонстранты подожгли здание конгресса, бросив в окно бутылку с зажигательной смесью. Там акции протеста начались из-за принятого бюджета, в котором сократили расходы на образование, медицину и социальную сферу. Для разгона демонстрантов также применили слезоточивый газ.

Радикалам, экстремистам и прочим нарушителям общественного порядка нигде в мире не рады. И никто никогда с ними не церемонится. Всюду власти наводят порядок всеми возможными способами. Ведь на кону национальная безопасность, жизнь и здоровье законопослушных граждан. А защита этих ценностей — первейшая обязанность и задача любого государства.

konon@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР