Государство - это мы

В канун Дня Независимости (Дня Республики) Президент встретился с журналистами белорусских телеканалов и ответил на их вопросы
В канун Дня Независимости (Дня Республики) Президент встретился с журналистами белорусских телеканалов и ответил на их вопросы

А.Зимовский (СТВ): Александр Григорьевич! От имени коллег хочу поблагодарить Вас за интервью и поздравить с наступающим праздником. Первый вопрос: что такое для Вас независимость, суверенитет и обладаем ли мы реально тем и другим?

- Казалось бы, это простой вопрос: что такое независимость, суверенитет? Наверное, уже и дошколята хорошо усвоили эти термины. Но вот обдумывая их не с точки зрения теории - она понятна, - а практически, я прежде всего думаю о людях. Я хотел бы, чтобы вы, элита, сами понимали, воспринимали это понятие и в итоге заявляли, что наша страна по-настоящему суверенная и независимая. Вот тогда я буду считать, что у нас в стране действительно существуют реальный суверенитет и независимость. Но все-таки понятие "независимость" и реальная независимость - вещи разные. На самом деле мы по многим позициям зависимы. Да и, наверное, мир очень зависим, точнее, взаимозависим от многих процессов. Любое государство зависит от других стран. Даже самое сильное и крупное. Возьмите самое мощное государство сегодня, которое порождает проблемы для мира. Оно во многом зависит от поставок сырья, нефти, газа и так далее. Эта зависимость порождает и соответствующие действия этого государства, порой не совсем приличные. В силу своей зависимости! Что касается Беларуси, то мы свою независимость, как мы ее понимаем, свой суверенитет обрели фактически недавно. Что такое для истории десяток лет? Тем более что реально мы строим независимость и того меньше, наверное, со времени избрания Президента. Потому что институт президентства - это уже элемент серьезного суверенитета. Скоро девять лет, как мы уже имеем Главу государства, получили возможность с появлением этого института действовать соответствующим образом. И вот за это время мы потихоньку, с трудом карабкаемся по "скалам" к своей независимости. Но создали ли мы полностью независимое государство, стало ли наше общество в полном смысле слова независимо? Конечно, нет. Это - большой процесс. И на этом пути нам предстоит решить еще немало задач и преодолеть немало проблем. И я хотел бы задать риторический вопрос: а готово ли наше общество к полной независимости? Готово ли оно отказаться от спокойного развития этого процесса, спокойного движения к независимости?

Все хотят быть абсолютно независимыми и суверенными. Но я часто говорю - это очень дорого! И больно, если делать сразу. Вот, представьте, если я скажу: с завтрашнего дня мы будем жить по мировым ценам и мировым стандартам. То есть завтра мы должны снизить налоги и дать возможность тем, кто сегодня может, зарабатывать большие деньги. Потому что сегодня мы перераспределяем средства, в том числе от богатых бедным. За счет тех, кто платит налоги, мы помогаем тем, кто не платит. Это старики, пенсионеры, инвалиды, ветераны. Это называется процессом перераспределения. Не совсем с точки зрения рыночной экономики правильно. Но готовы ли мы сегодня к этому? Готовы ли взвалить на себя это бремя такого суверенитета? Не готовы. И так в жизни не бывает. А там, где решили пойти иным путем, еще немного подобных шагов - и "революция" будет. Мы будем двигаться аккуратно и спокойно. И обретать свою полную, если можно так выразиться, независимость будем очень спокойно. Надо набраться терпения. Вот это, наверное, главный вопрос для нас сегодня.

И еще что я хотел бы сказать. Знаете, неожиданно, наверное, для нас мир интенсивно развивается в новом направлении союзов и объединений. Даже 10 лет тому назад мы не могли бы представить, что Европа и другие регионы будут так интенсивно стремиться к союзам. Показательным здесь является Евросоюз. К сожалению, на постсоветском пространстве законодателями мод являемся не мы. Хотя у нас основа, и база, и фундамент были солидными. Мы жили в одном государстве. И именно нам было бы реально выступить законодателями объединительной моды. Нет, Евросоюз идет впереди. Стерли все границы между государствами, установили абсолютно равные условия для субъектов хозяйствования, граждан, разницы там нет. Создали общий бюджет, принципы установили. Кое-где уже идут реформы. В сельском хозяйстве Евросоюза, например. И в конце концов ввели единую валюту. Как венец всего этого процесса - единая валюта евро, которая сегодня усиливается. Могли ли мы представить и ожидать, что так произойдет и нас кто-то в этом опередит? Не могли даже 10 лет назад. Я лично не мог это представить. Это подтверждает ту истину, которую мы выработали 8 - 9 лет назад. Тогда все нас критиковали за то, что мы стремимся к союзу с Россией и с другими государствами, выступили инициаторами интеграции. Сейчас нас уже в этом не обвиняют. Нас уже обвиняют, правда, "под заказ", в том, что мы якобы чуть ли не тормозим эти процессы, особенно в рамках Союзного государства с Российской Федерацией. То есть мир неожиданно "рванул" к объединению, к образованию на планете союзов. А мы начали отставать. Нам надо усиливать этот процесс. Я это говорю к тому, что понятие независимости как-то начало стираться под влиянием другой тенденции, которая стирает границы, стирает различия между народами и объединяет на этой тесной планете пока в разные, но большие союзы отдельные государства. И, наверное, жизнь подталкивает к тому, что мы вскоре на планете вынуждены будем стереть всякие грани между народами. Я боюсь сегодня забегать вперед и говорить, что образуется какой-то там всепланетарный народ. Но к этому единству, всенародному единству, мы идем. Тенденция сегодня такова. Поэтому давайте будем ценить наш государственный суверенитет, давайте будем нашу независимость оценивать так, как положено ее ценить, но будем ее использовать так, чтобы людям лучше жилось. Не просто будем молиться на суверенитет, как на икону, а делать все, чтобы людям было лучше.

Главным при этом я считаю не потерять "кусок земли", на которой должен жить белорус. Нас сегодня 10 миллионов с лишним, плюс гостей у нас каждый день бывает до 3 миллионов. То есть 13 миллионов людей на этом клочке земли должны чувствовать себя хорошо. Вот это нам ни в коем случае нельзя потерять, чтобы каждый белорус чувствовал, что он, его потомки всегда найдут здесь место для жизни и для того, чтобы заработать, прокормить свою семью. Для того, чтобы наши дети могли ходить в парки, на детские аттракционы. Я вспоминаю вчерашнее открытие парка имени Горького. Чтобы вы спокойно могли выехать в лес отдохнуть, подышать свежим воздухом, собрать грибы, ягоды. Для того, чтобы вы имели клочок земли, чтобы могли его обработать, поддержать свою семью, особенно крестьяне. Еду вчера, стоит автомобиль, семья выходит, пошли в лес свободно, никто их не остановил, как на Западе. Там же все частное! Там в чужой лес еще зайти попробуй! Вот он остановил машину, он и не думает, что он пройдет через чью-то землю. Думаю, все-таки это прекрасно, когда наш человек спокойно возьмет сынишку или дочурку за руку и идет в лес собирать грибы или ягоды. А мы, власти, должны обеспечить человеку вот эту нормальную жизнь. Наверное, это и есть благо для человека, а это возможно только в суверенном государстве.

Этого нам ни в коем случае нельзя лишиться.

Нам надо иметь свои органы власти. Власть такую, которая бы могла защитить наш народ. Это кирпичики того суверенитета, который мы обрели и который сегодня в состоянии и обязан обеспечить нормальную жизнь людей.

А.Мартыненко (БТ-1): - Александр Григорьевич, на протяжении всей истории Беларуси постоянно были попытки посягательства на ее независимость, на ее самостоятельность. Современная Беларусь по-прежнему является лакомым куском как для Запада, так и для Востока. Будем откровенны: в настоящее время на нашу страну оказывают довольно мощное давление. И в связи с этим хотелось бы узнать Ваше мнение. Сможем ли мы сегодня самостоятельно отстоять свою независимость и отразить то давление, которое оказывается на нашу страну извне?

- Если граждане нашей страны готовы отстоять свой суверенитет, свою независимость, то мы ее отстоим. Я к этому готов как Глава государства, как человек, который имеет большие полномочия и на котором лежит, конечно же, неизмеримо большая ответственность за страну. Я к этому готов. Я все делаю для того, чтобы в любой момент в случае обострения ситуации (не дай Бог, конечно) мы могли отстоять свою независимость. Притом разными методами, вплоть до крайних мер. Я к этому готов. Думаю, что и вы тоже к этому готовы.

Да, на нас постоянно оказывалось и оказывается давление. И знаете, здесь есть много объективного. Я только назову один фактор.

Представьте мир. Конец 80-х - начало 90-х годов, до развала Советского Союза. Вс„ вроде устоялось. Существовало 150-170 государств. Каждое имело свою нишу, как у пчел, соты в рамках. Каждую эту клеточку занимало определенное государство. Они были объединены или не объединены в союзы. Но уже вс„ устоялось. И вдруг - взрыв! На шестой части планеты произошел социальный взрыв - распалось крупное государство, которое во многом определяло судьбу планеты и в какой-то степени уравновешивало противоборство между США и Советским Союзом, между Западом и Советским Союзом. Оно стабилизировало ситуацию, уравновешивало. И после этого взрыва образовалось много государств, что имело сильное влияние на весь мир. Мы же не остались в той клеточке. Вроде бы эту клетку заняла правопреемница Россия. А для нас, полтора десятка государств, где место? И мы начали искать свое место. Может быть, своеобразно, ведь опыта у нас не было. Мы начали создавать свои государства - независимые, суверенные. Где-то кого-то плечом задели. И начался в какой-то степени негативный процесс. На нас искоса стали смотреть: "вот еще добавились, им тоже надо место под солнцем". Нас начали как-то "отстраивать", "подстраивать" под что-то, регулировать (это позиция, например, Западной Европы). В чем-то не нравится Беларусь и Российской Федерации, ее руководству. Вы тоже это видите. Но объективность состоит в том, что мы появились, мы есть и нам надо "свое место под солнцем". Мы не безродные, знаем - откуда мы, кто мы. У нас есть свой кусок земли, на котором веками жили наши люди. Поэтому мы требуем своего места под солнцем. Таков объективный процесс, и он дается нелегко. Это надо воспринимать спокойно. Запад можно упрекнуть только в том, что ведь они хотели, чтобы Советский Союз развалился. Но не хотели тех последствий, которые сегодня происходят в экономике, политике, дипломатии, в военном отношении. Но надо было просчитывать! Они вс„ делали для развала Советского Союза. И должны были быть готовы к нестабильному миру после распада. Поэтому в этом плане мы Запад можем упрекать. Но пройдет какое-то время, и мы в этой борьбе займем определенную свою нишу под этим большим солнцем. Это естественно. Непонятно другое. Мы с Россией и с другими государствами жили в одной стране, особенно с русским народом. Вы помните начало 90-х годов, когда у власти были наши националисты, когда они, как я образно говорю, всех русских "посадили" на чемоданы. У нас был бы крайне нежелательный процесс, если бы россиян, русских просто выдавливали из страны. Это был бы страшный для Беларуси процесс. Потому что белорусы, русские для меня - это люди, абсолютно похожие, неразличимые, наверное, даже на генном уровне. Мы бы просто сломали страну. Но это было. Придя к власти, мы вс„-таки этот негативный процесс притушили. Даже не притушили, а вообще искоренили. Мы стали жить здесь как единый народ - белорусы, русские, украинцы, евреи и поляки, граждане прибалтийских государств, многие другие. У нас мир и покой.

Казалось бы, России надо дорожить этим, поддерживать такие тенденции в Беларуси. Ан нет, что-то не нравится. Сегодня идет давление на Беларусь, притом с использованием "оружия массового поражения" (иначе это не назовешь) - средств массовой информации! Средства массовой информации - это сегодня оружие массового поражения. Самое мощное. Это война, которая никогда не прекращалась. Вспомните определенные "проделки" журналистов на границе и прочее, козни Березовского, который ОРТ владел, и так далее. Все это направлялось властями России в те времена. Потом как-то притухло. Затем благодаря нашей инициативе мы все-таки вышли на заключение союза с Российской Федерацией, хотя Россия, видимо, другое в этом видела. Мы же искренне шли на такой союз. Тем не менее информационная война, информационное давление было всегда. Сейчас снова вспышка. Встает вопрос: почему? Я уверен, что вы знаете, что не нравится России, но ждете и вы, и общество от меня ответа. Отвечаю. Россия, строя с нами отношения, конечно, готова это сделать, если можно так грубо сказать, малой кровью для себя. Вот они не готовы идти на изменения Конституции, чтобы где-то уступить Беларуси. Они не понимают, что нам надо идти на изменение Конституции и уступать России. И что мы - государство! У нас есть народ. И желательно, чтобы уступки были равнозначные. Это не значит, что мы должны что-то поровну поделить. Делить-то нечего! Строя союз, надо делать навстречу друг другу одинаковые шаги, как в Евросоюзе. Там же нет малых и больших, слышны все голоса. Этого не хочется. И началось: "мухи - котлеты" в экономике, поделить страну на 7 частей и включить в состав России или целиком Беларусь в состав России включить. Мы это принять не можем. "Ах, раз ты, Лукашенко, этого не хочешь, мы тебя "наклоним", попробуем "сломать". Не получилось. Подошли к экономике. Да, у нас модернизированная, восстановленная, возвращенная к жизни экономика. Наши предприятия сегодня работают. Худо-бедно они обеспечивают мало-мальски нормальное существование нашему обществу. Что ж, обнаружили наиболее лакомые куски. Там уже все поделено, возникли мощные олигархические кланы, которые бросили взгляд на Беларусь. А место-то выгодное - в центре Европы! Как ни крути, ни верти, лети или по земле передвигайся, все равно через Беларусь. И предприятия неплохие. Надо приватизировать! Надо взять! Мы не против - давайте приватизировать, но платите. А платить не хотят. И опять Лукашенко "стал поперек". Значит, надо "сломать". Вот этот комплекс причин, которые обусловили давление на нашу страну, и прежде всего на ее Президента. Я еще раз хочу сказать: мы к этому привыкли. Какие бы мы ни были, меньше во столько-то раз своей братской России, мы все равно не смиримся с тем, чтобы нас в спину толкали то ли с Запада, то ли с Востока и заставляли нас делать то, что невыгодно нашей стране и нашему народу. Это позиция твердая, неизменная, и я ее в очередной раз заявляю накануне Дня Независимости нашего государства.

Ю.Козиятко (ОНТ): - Александр Григорьевич, Вы сейчас хорошо сказали, что за таким философским понятием, как суверенитет, стоят какие-то простые, конкретные вещи: земля, лес, скажем. Для государства - это денежная единица. Когда мы говорим о введении единой денежной единицы с Россией - российского рубля, это не является угрозой суверенитету Беларуси?

- Это может стать угрозой суверенитету Беларуси, если мы будем делать не на основе наработанного мирового опыта. Но то, что мы сегодня делаем в союзе Беларуси и России по валюте, абсолютно не противоречит нашему понятию суверенитета. Это не ведет к потере нашего суверенитета.

Какова здесь наша позиция? Я еще раз позволю себе привести параллель, которую воспринимают в России: Евросоюз и наш союз Беларуси и России. Потому что руководство России не исключает, что мы можем идти по пути Евросоюза. Так вот у Евросоюза, начиная с "Союза угля и стали", помощи отстающим, восстановления Германии после войны, была тенденция к объединению. Но они при этом поднимали экономику государств, убирали таможенные, военные и другие границы между странами. Они предоставляли равные права для перемещения рабочей силы, капитала, других ресурсов. Они убрали, стерли все эти различия и потом ввели единую валюту, евро. Притом демократично, через референдумы. Кстати, они все делают через референдумы. Посмотрите, что происходит у нас. В свое время с Борисом Николаевичем Ельциным мы так и мыслили сделать. Заключая союзный договор, там все прописали - равные условия для субъектов хозяйствования, для наших граждан в части медицинского обслуживания, обучения в вузах и многое другое. Мы свою часть выполнили. А вы вот, приезжая в Москву, например, чувствуете себя там не иностранцами? Тебя там не будут так лечить, как мы россиян принимаем в наши учреждения здравоохранения. Попробуй поступить в любой вуз России на равных условиях с россиянами. Не поступишь. Тем более у нас и системы в этом плане разные - в Беларуси система более социально направленная. Мы сохранили бюджетное образование, у них практически его уже нет. Мизер остался в сравнении с советскими временами. Посмотрите, мы с Ельциным еще тогда начали разработку документа о едином оборонном пространстве и решили создать общую группировку вооруженных сил Беларуси и России. Потом власть изменилась. Мы почти два года боролись, чтобы окончательно документы подписать. Наконец подписали и создали единую группировку. То есть потихоньку движемся в этом направлении. И последним этапом должно стать создание союзных органов власти и введение единой валюты. Сейчас руководство России ведет себя примерно так: "вот это мы будем, а это не будем делать. Нам не выгодно". Я резонно задаю вопрос: "Но вы же подписали договор, он ратифицирован, это закон в вашем государстве. Мы также. Почему вы не будете это делать?" А потому что, видите ли, "не выгодно". И не выгодно не с точки зрения людей, условий их жизни, не с точки зрения экономики, а не выгодно с субъективной точки зрения. Они себя неуютно будут чувствовать, когда белорусы получат такие же равные условия в России, как россияне или как имеют россияне сегодня в Беларуси. Особенно активно себя ведут так называемые олигархи. Они уже выдвигают условия: сдашь экономику Беларуси, тогда пойдем на союз, не сдашь - союз не нужен. Поэтому сегодня они обрушивают эту массированную атаку на Беларусь. Мы на таких условиях союз строить не намерены. Мной уже было сказано, что последним венцом этого движения должна была стать единая валюта.

Мы договорились, что записано в договоре, что с 2005 года функцию единой валюты будет выполнять союзный рубль. А с 2008 года это будет другая, уже полнокровная, полноценная единая денежная система и единое платежное средство. Это не обязательно российский рубль. Что мы имели в виду тогда с Ельциным, подписывая договор? Что к 2008 году мы уже, возможно, в этом союзе будем не вдвоем - к нам присоединится, возможно, Украина (мы бы этого хотели), Казахстан, другие страны. И мы создадим единое платежное средство, мощное, придумаем ему хорошее название. Может, это и рубль будет. Но не российский, а союзный. Это к 2008 году. К 2005 году нам надо выполнять договоренность в части того, что российский рубль должен стать единым платежным средством. И мы начали переговоры: если мы в Беларуси вводим российский рубль, то какие это будут условия, какие при этом будут гарантии? Ведь это платежное средство другого государства. И я ставлю вопрос: где гарантии, чтобы не был нарушен наш государственный суверенитет, чтобы люди были независимы? Потому что какая независимость без денег. И массу других вопросов мы поставили перед российской стороной. Не на все вопросы мы имеем ответы. А коль мы не имеем на все вопросы ответы, значит, мы себя ведем здесь очень аккуратно, чтобы не потерять независимость.

Мы сегодня находимся на таком этапе, когда российское правительство для своего Президента, белорусское для своего вырабатывают или шлифуют последние нюансы договора о введении российского рубля с 2005 года. Мне на стол положат проект соглашения между двумя государствами. И потом мы с Президентом России будем вести на сей счет переговоры. Но я их буду вести с той позиции, чтобы ни в коем случае не были ущемлены интересы прежде всего нашего народа, чтобы не обвалилась и не рухнула наша экономика и ни в коем случае, чтобы не потерять эту землю, этот лес, эту территорию, на которой живут наши белорусы.

А.Мартыненко: - Александр Григорьевич, у меня вопрос в продолжение экономической темы. Мы говорим, что у нас своя белорусская экономическая модель. Тем временем, скажем, западные эксперты влиятельных международных организаций утверждают, что у нас плохо развивается частная собственность, нет приватизации предприятий, все контролирует государство. Упрекают нас в том, что из-за своей социальной политики мы в конце концов придем в тупик. Скажите, на Ваш взгляд, почему мы выбрали именно такой путь развития, а не какой-нибудь другой?

- Мы выбрали такой путь развития, на который были готовы граждане нашей страны. Это не потому, что я или правительство не знали тогда других путей. Они все были прописаны. МВФ рецепт выписал всем. Мы отказались от рецепта МВФ, от этой обвальной рыночной теории, в основном потому, что наше общество не готово было воспринять такие резкие рыночные преобразования. Этим путем пошла Россия, и результат известен.

Что касается вопроса по поводу критики нашей экономической модели и почему именно мы пошли своим путем? Да, мы действительно пошли в какой-то степени своим путем. Но мы этот путь не выдумали. Мы взяли отдельные элементы того, что было у нас в прошлом. Все самое лучшее оставили, а то, что утеряли хорошее, начали возвращать. Вы это видите в общественно-политической, экономической жизни. В социальной защите нашего населения оставили лучшее из советских времен.

Мы взяли то самое лучшее, что нам подходило из китайского опыта. Над нами посмеивались, что у китайцев учимся. А сейчас уже и Россия, и многие государства не гнушаются перенять опыт Китая. Мы взяли все то, что нам, с нашей точки зрения, подходило из американского, западноевропейского развития. Мы по крупицам собирали и смотрели, ложится это на нашу грешную белорусскую землю или нет. Если ложится, не топорщится где-нибудь в районе Витебской области или Гомельской, "чернобыльской", значит, принимали. Мы ничего не выдумывали, изучали опыт развития многих государств и создавали из этого свою модель. Но модель, которая была бы пригодна для развития нашего общества и нашего государства. А те, кто бездумно бросался на чужие модели и их, не приспосабливая, не изучая даже, привносил в свое общество, имели катастрофические последствия. В какой-то степени наша братская Россия все это испытала, идя впереди нас. И мы увидели, что это непригодно для нас. А к чему-то мы придем спокойно. Я считаю, например, что любое государство из рыночной экономики немедленно должно брать конкуренцию. Мы тоже берем на вооружение этот принцип и внедряем его, порой даже силой.

Что касается разного рода упреков, что у нас нет частной собственности или ее мало, этого не скажешь. Есть частная собственность на жилище, на садовые, огороднические, приусадебные участки, т.е. на землю. Сегодня, если вы хотите построить предприятие, даже в городе, вы по нашему законодательству можете получить землю в частную собственность. Частная собственность на землю у нас введена раньше, чем в России. За исключением сельскохозяйственных угодий. Но так на референдуме решили люди, чтобы эти плодородные земли сельскохозяйственного назначения были в собственности всего нашего народа. Поэтому нельзя сказать, что у нас нет частных предприятий, нет частной собственности на землю, на жилье и так далее. Есть. Может, кому-то мало? Но я считаю, что мало тем, кто хотел бы большей и обвальной приватизации в нашей стране.

Речь идет о том, чтобы все государственные предприятия, акционерные общества с долей государственной собственности немедленно были поделены, приватизированы и розданы отдельным людям. Вот тогда бы все сказали, что у нас есть реформа и МВФ был бы доволен. Это можно сделать, но хочет ли это народ? Хотите ли вы этого? Не хотите. И правильно. И я не хочу. Почему? Потому что мы видим, к чему привела обвальная приватизация, в том числе на примере наших соседей. Предприятия были уничтожены, закрыты. Допустим, в Российской Федерации сегодня процветает сектор сырья. И Россия превратилась в сырьевой придаток технологичного Запада и Соединенных Штатов Америки.

У нас есть это сырье? Нет. У нас отрасли, завязанные на высокие технологии. Мы должны и хотим их развивать. У нас сложилась такая экономика. И сегодня бездумно бросить эти предприятия в омут приватизации, не просчитывая каждое предприятие и контракты, которые нам предлагают, это значит, что завтра мы выбросим на улицу половину нашего трудоспособного населения. А так называемые олигархи, которые уже стреляют в наши предприятия своими глазищами, уже сегодня готовы их прихватить.

Вы хотите, чтобы сюда пришли бывшие преподаватели физкультуры, которые сегодня стали миллиардерами или какие-то бывшие комсомольские функционеры, которые в 30 лет имеют по десятку миллиардов собственности? Поэтому я и не иду на обвальную приватизацию. Хотя этот процесс воспринимаю нормально. Мы будем продавать то предприятие, с которым не справляемся сами. Можем продать и предприятие, где мы нормально работаем, но за хорошие деньги. Скажите, что я, с точки зрения хозяина, не правильно ставлю вопрос? Вы бы, продавая свой автомобиль, квартиру, кусок земли, не настаивали бы на этом?. Вы прежде всего подумали бы, а надо ли продавать автомобиль или я еще на нем поезжу? Вроде можно новый купить, но сколько заплатят мне за этот старый автомобиль? Вы тоже бы так думали. Так и я ставлю вопрос. Куда вообще-то торопиться, если у нас все предприятия работают. Мы, слава Богу, прошли тот этап, когда у нас все предприятия были остановлены. А их же специально остановили, чтобы продать.

Мы их восстановили, и они в основном работают. Сегодня цена этих предприятий значительно выше. Платите - и будем вести с вами разговор о приватизации. Об этом я очень много раз говорил.

А вообще любой рецепт надо хорошенько изучить. Надо посмотреть, чего от нас хотят. А нас просто хотят "положить", разделить и подчинить. Такая схватка идет за Беларусь. Мы свою страну никому не отдадим. Это наши партнеры должны знать. Это наша страна. И пока нам доверено управлять этой страной, мы будем вс„ делать для того, чтобы оправдать надежды и чаяния наших людей.

Ю.Козиятко (ОНТ) : - Александр Григорьевич, Вы сказали, что на Западе все решения стараются принимать путем референдумов. Мы сейчас видим, что в соседних странах проводятся референдумы о вступлении Польши, Литвы, Латвии, Эстонии в Евросоюз. Уже возникают какие-то проблемы. Ужесточается визовая политика. После вступления этих стран в Евросоюз как Беларусь намерена строить отношения с единой Европой?

- Вы знаете, мы будем строить свои отношения с единой Европой так, как Европа этого захочет. Мы будем делать вс„, чтобы и от нас что-то зависело в отношениях Европа - Беларусь. Но согласитесь, что "весовые категории" совершенно разные. И во многом политику будет диктовать Западная Европа. Нам в одиночку противостоять этому будет очень сложно. Вот еще и поэтому нам надо на кого-то опираться, нам надо с кем-то быть. Прежде всего с нашей братской Россией, дай Бог, с Украиной (для этого появились позитивные тенденции), с Казахстаном, другими республиками бывшего Советского Союза. Чтобы защитить, отстоять свои интересы. Но и у нас есть хорошие рычаги. Огромная, большая, богатая ресурсами территория Российской Федерации находится по одну сторону от Беларуси. Высокотехнологичный Запад, который нуждается в этих ресурсах, находится по другую сторону от Беларуси. Повторюсь, как ни крути-верти, вс„ равно Беларусь участвует в перемещении труда, капитала, сырья, материалов, комплектующих. Более того, через нашу страну переезжают люди и грузы. Геополитическое, геостратегическое, географическое положение нашей территории уникально. Европе и России без Беларуси не обойтись. И мы готовы выполнять роль мощного, широкополосного моста между Россией и Европой. В этом наш сильный рычаг в установлении отношений с Европой. И мы его будем использовать во благо белорусскому народу и не во вред единой Европе. Есть у нас еще очень много козырей - достаточно мощные Вооруженные Силы, дисциплинированная страна, высокотехнологичная экономика. У нас умные люди. Беларусь как барьер для проникновения наркобизнеса, незаконной миграции. Без Беларуси здесь не обойтись. И мы будем исходить из этого, ведя переговоры с Европой. Я думаю, что европейцы понимают роль и место Беларуси. Полагаю, трезвомыслящие политики в Европе заинтересованы в том, чтобы сердце Европы, центр нашего общего дома, каковым является Беларусь, было здоровым, предсказуемым и нормально функционирующим. Мы к этому готовы и будем делать вс„ для того, чтобы не вступать в противоречия с единой Европой. Но свои интересы при этом будем отстаивать, как бы это нам тяжело ни было, как бы против нас внутри нашей страны и за ее пределами не боролись разного рода оппозиционеры, люди, которые не очень понимают и воспринимают нашу страну.

А.Зимовский: - Александр Григорьевич, несколько месяцев назад Вы высказали такую мысль, что Беларусь выдвинулась на великую роль духовного лидера восточноевропейской цивилизации. Это, несомненно, очень гордая позиция. Но в чем все-таки будет эта роль? Как мы ее будем добиваться или подтверждать?

- Я не думаю, что нам надо этой роли добиваться. Мы принадлежим к этой цивилизации, в ней выросли. Это русский, украинский, белорусский народы. Это наша колыбель. Огромная территория. Высочайшая культура. Историей определено нам быть здесь. Мы находимся в центре географически. Но главное не в географии. Мы не добивались этой роли. Так произошло после всех распадов, развалов, неразберихи. Это не только моя точка зрения. Крупные представители украинской, российской, белорусской интеллигенции заявили о том, что Беларусь является таким лидером. Мы ничего специально не создавали. Мы просто шли своим путем, который привел к тому, что на территории нашей страны, в сердцах, душах, мозгах наших людей мы сохранили все то святое, что было присуще восточноевропейской цивилизации. Вс„ самое хорошее, самое ценное для наших народов, которое было накоплено веками, сохранилось у белорусов. Мы не стали ломать. Сохранили народные вече, наши пятилетние съезды. Мы всегда советуемся, собираемся на конференции, семинары. Референдумы - своеобразные всенародные вече. Это неотъемлемая черта славянского населения. То есть мы не специально взяли себе эту роль, как вы сказали, лидера восточноевропейцев. Так сложилось. Мы это констатировали де-факто. Дальше бороться, биться за то, чтобы быть лидерами в этой нашей восточноевропейской духовности, нам не надо. Надо идти дальше этим путем. Может, нас кто-то в этом обойдет, и слава Богу. Если русский народ или украинцы нас в этом обойдут и сделают больше, мы будем рады. Мы будем всегда говорить, что мы первыми шли по этому пути и все сделали для того, чтобы и украинцы, и русские, и поляки, и другие за нами подтягивались и где-то нас даже обошли. Поэтому не обязательно, чтобы мы здесь были главными. Мы должны быть спокойными, "памярко›ными" белорусами, которые делают свою жизнь, исходя из принципов нашей культуры, духовности, устоев той жизни, которой жил восточноевропейский этнос, к которому мы сегодня себя причисляем и к которому мы реально принадлежим.

Но мы ни в коем случае не остановимся и не будем почивать на лаврах. Будем культивировать эти ценности, может быть, предлагать что-то новое, словом, делать так, чтобы наша духовность влияла на другие цивилизационные нормы нравственности. Будем стараться, чтобы этот процесс охватил все большие территории, особенно восточноевропейские. Однако при этом мы будем реальные вещи строить, создавать.

А.Зимовский: - А вот если кто-то спросит, есть ли у Беларуси на это право, не присвоили ли мы его себе?

- Уже спрашивают, критикуют в средствах массовой информации. Хочу еще раз подчеркнуть, что мы это право специально себе не присваивали. На эту роль могла бы запросто претендовать (она и претендует), могла бы выполнять эту роль Россия. И Украина тоже, как колыбель нашей цивилизации. Но так случилось, что Белая Русь, чистая, незапятнанная оказалась впереди. Ну, наверное, судьба.

* * *

Президент: - Спасибо. Я хочу воспользоваться случаем поздравить вас и всех наших людей с этим очень важным для нас светлым и добрым праздником - Днем Независимости. Свою независимость мы выстрадали и никому не отдадим. Это величайшее наше достояние. Мы в этом должны быть уверены, убеждены. И люди наши это должны чувствовать и понимать.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?