Гости гонят хозяев

Как отреагировал континент на теракт в Лондоне

Правительства Великобритании и США запрещают провоз электроники в салонах самолетов из–за боязни терактов. Но теракты становятся низкотехнологичными, выполняются одиночками, а потому выглядят настолько непредотвратимыми, насколько и непредсказуемыми. Именно это доказал теракт возле здания британского парламента в Лондоне. По данным на середину дня 23 марта, три человека погибли, около 40 получили ранения. Среди пострадавших — французские школьники, румынские и южнокорейские туристы, граждане Греции, Германии, Польши, Ирландии, Китая и США. Лондон остается одним из самых притягательных городов мира, увидеть который стремятся, кажется, все. Вот идешь ты по Вестминстерскому мосту, наслаждаясь весной и любуясь знаменитыми видами, и вдруг — х–р–рясь! Одна секунда — и мир перевернулся, и свет померк.


Примечательно, что теракт в Лондоне совершен в годовщину потрясших Бельгию терактов в аэропорту и метро, которые унесли жизни 32 человек. Страшно сказать, но, похоже, теракты действительно становятся частью жизни европейских столиц, о чем еще в прошлом году говорил мэр Лондона Садик Хан (первый в истории мусульманин — мэр европейской столицы). За эти слова его, кстати, сразу после теракта упрекал сын президента США Дональд Трамп-младший. Не стоило ему этого делать.

Признаки повышенной террористической угрозы в Европе повсюду: как появились после брюссельского теракта в пражском аэропорту вооруженные автоматами люди, так и ходят до сих пор. По всему Парижу — вооруженные до зубов патрули: идут вроде расслабленно, но глазами ощупывают придирчиво. На входе во все достопримечательности охранники просят распахнуть куртку — показать, что никакой взрывчатки в Лувр на себе не проносишь. Если Садик Хан все же не прав и теракты еще не стали неизбежной частью жизни больших городов, привычка к повышенным мерам безопасности точно появилась. На подходах к Пражскому граду никогда не было металлических рамок и демонстрации полицейским содержимого своих рюкзаков и сумок, но в декабре они возникли. И создали многометровые очереди: оказалось, что к таким проверкам не были готовы ни туристы, ни полицейские. Сейчас количество пунктов досмотра увеличивается, из временных они превращаются в стационарные. К повышенным мерам безопасности с пониманием относятся все, даже в странах, не знавших еще терактов. Для Лондона же теракты, увы, не новость.


В некотором смысле лондонская полиция к теракту была готова. То есть знала, что он может произойти в любой момент в любом месте столицы. Это печальная, но правда: гуляя по улицам Парижа и Брюсселя, Ниццы и Берлина (городов, уже переживших теракты), вы должны понимать, что низкотехнологичный теракт может произойти где угодно. Хотя в Восточной Европе, например, его вероятность куда ниже, чем в Европе Западной. Наверняка после теракта в Лондоне, совершенного, по описаниям очевидцев, мужчиной в белой одежде с длинной бородой, Венгрия, Польша и Чехия со Словакией еще активнее будут сопротивляться приему беженцев. Страх этот иррационален, но непреодолимо силен, и каждый новый теракт подбрасывает дрова в топку этого страха. А ведь вестминстерский террорист не был беженцем: родился в Великобритании.

По информации лондонской газеты «Гардиан», за последние три года британские спецслужбы предотвратили двенадцать терактов. Вестминстерский террорист (имя его на момент написания этого материала полиция не обнародовала) несколько лет назад попадал в поле зрения спецслужб по подозрению в радикализме, но в последнее время полиция им не интересовалась.


Сейчас все говорят о том, что если бы террорист направил свой автомобиль не на мост возле парламента, а, например, в толпу, которой всегда полна главная торговая улица Лондона Оксфорд–стрит, жертв было бы значительно больше. Но, возможно, ему было важно атаковать именно символ британской демократии. Премьер–министр Великобритании Тереза Мэй заявила, что уровень террористической угрозы остается серьезным, но не будет повышен до высшего, критического уровня. Во Франции, напомню, уже давно введено чрезвычайное положение. А примером (а то и образцом) «правильной» реакции на теракт остается Берлин, в котором жизнь вернулась к нормальной буквально через несколько дней после того, как грузовик врезался в толпу на рождественской ярмарке, убив 12 человек. Так, может быть, прав мэр Лондона Садик Хан и теракты действительно становятся частью жизни больших городов?

sbchina@mail.ru

Фото РЕЙТЕР

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?