Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота: Лишить свободы – не значит оставить без прав

В Брянске руководители пенитенциарных служб России и Беларуси обсудили модернизацию системы исполнения наказаний

В Брянске руководители пенитенциарных служб России и Беларуси обсудили модернизацию системы исполнения наказаний
В Брянске руководители пенитенциарных служб России и Беларуси обсудили модернизацию системы исполнения наказаний.


Ребята снимают передачи о жизни колонии. Григорий Рапота пожелал им творческих успехов и пообещал прислать фильмы для пополнения видеотеки. Фото: Евгения ГУСЕВА/kpmedia.ru

НОВЫЕ СТАНДАРТЫ


Как сделать так, чтобы тюрьмы и колонии из школы криминалитета стали местом, где оступившихся исправляют? И чем тут может помочь Союзное государство? Об этом шла речь на совещании в Брянске, которое провел Государственный секретарь Союзного государства Григорий Рапота.

– Наказание для человека, которого суд признает виновным, – лишение свободы. Только в этом он должен быть ограничен. А вот условия, в которых он отбывает наказание, должны быть человеческими, – считает Григорий Рапота.

Профильные ведомства наших стран подготовили концепцию союзной программы по гуманизации пенитенциарной системы. Перед тем как выносить документ на обсуждение с Госсекретарем Союзного государства, российское и белорусское ведомства провели несколько двусторонних консультаций.

– С белорусскими коллегами мы сотрудничаем давно и очень плодо­творно. Более тесных отношений у нас нет ни с одной страной, хотя соответствующие договоры подписаны с 60 государствами, – рассказал заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний России Валерий Максименко.

Работу планируют вести по четырем ключевым направлениям. Во-первых, это модернизация детских исправительных учреждений. Когда чиновники подняли документы, выяснилось, что подходы в работе с малолетними заключенными не менялись аж с 30-х годов прошлого века.

– Мы хотим, чтобы колонии для несовершеннолетних работали на принципах социальных лифтов. Это значит постепенное снижение жесткости отбывания наказания, подготовка к жизни на свободе. Важно, чтобы у заключенных была возможность получить образование, в том числе и высшее, – рассказал начальник Департамента исполнения наказаний МВД Беларуси Сергей Дорошко.

Вторая цель будущей союзной программы – обеспечить доступность врачебной помощи в местах лишения свободы. Конечно, и сейчас в каждой колонии есть медчасть. Но все участники совещания признали, что нередко профессиональный уровень врачей в тюрьмах и СИЗО ниже, чем у их коллег в обычных поликлиниках и больницах. Даже если медик с хорошей квалификацией, ему мешает волокита. Мало выписать рецепт, нужно, чтобы лекарство дошло до заключенного, а на это уходят дни, в течение которых человек не получает лечения.


Техника в помощь: на экране можно, не заходя в камеру, увидеть, что происходит внутри.
Фото: Евгения ГУСЕВА/kpmedia.ru


СИЗО НЕ ДЛЯ ВСЕХ


Отдельно в концепции проговариваются вопросы безопасности. Тут ставка делается на внедрение новых технологий, что позволит сократить количество личного состава и поднять зарплату тем, кто останется. С другой стороны, предлагается чаще использовать альтернативы следственному изолятору. Например, домашний арест или подписку о невыезде.

– В СИЗО люди должны помещаться только за тяжкие и особо тяжкие преступления, – считает Сергей Дорошко. – Это поможет снизить плотность в изоляторах, бороться с такой проблемой, как туберкулез.

Его российский коллега вспомнил, как он посещал женский СИЗО № 6 в Москве. Там находилась ­пенсионерка, которая украла в магазине головку сыра за 600 российских рублей.

– Даже предлагали заплатить магазину эту сумму и отпустить восвояси. Кормить и содержать ее в изоляторе выходит намного дороже. А воспитательный эффект сомнительный, – рассказал ­Валерий Максименко.

Также в ведомствах наших стран пришли к выводу, что нужно активнее работать с психологами, чтобы корректировать поведение заключенных.

– Такая тема на уровне Союзного государства поднимается впервые. Инициатива исходит от руководителей органов исполнения наказаний Беларуси и России, которые сошлись во мнении, что нам нужно совершенствовать систему, – рассказал Григорий Рапота. – Думаю, это будет довольно длительный процесс, ведь в органах исполнения наказаний работает огромное количество людей. Но гуманистический подход, который был озвучен на сегодняшнем заседании, дает уверенность в том, что мы движемся в правильном направлении.

Сверив часы, стороны договорились доработать концепцию программы и подготовить расчеты, чтобы документ можно было согласовывать с финансистами.

– Постоянный Комитет Союзного государства готов затрачивать силы и средства на проведение работ, направленных на решение системных задач. Это могут быть вопросы в сфере здравоохранения заключенных, обеспечения безопасности учреждения, социальной адаптации. Мы должны выработать единые стандарты, которым могли бы следовать в России и Беларуси, – сказал Госсекретарь, закрывая заседание.

Каникулы строгого режима


В образцово-показательной колонии подростков готовят к возвращению в общество.

Брянскую воспитательную колонию (БВК), куда на экскурсию привезли участников совещания, не зря называют лучшей в России. Здесь на практике реализуют те принципы, о внедрении которых шла речь на встрече.

В колонии отбывают наказание шестьдесят подростков из Брянской области и соседних регионов.

– Недавно к одному из наших ребят приезжала на свидание бабушка. Семья у них не зажиточная, мягко говоря. Она походила, посмотрела и говорит: «Как было бы здорово определить к вам сюда еще и младшего внука», – рассказал начальник колонии Андрей Разлуго.

Пожилую женщину можно понять. Вместо камер с нарами здесь комнаты на четырех человек, в каждой – санузел и необходимая мебель. При облегченном режиме еще и телевизор. На этаже обязательно помещение для занятий спортом, где есть не только турники, но и настольный футбол и пинг-понг. На несколько таких секций – кухня с холодильником и шкафами, где заключенные хранят переданные родителями продукты. Хотя и без посылок с воли тут не пропадешь: в столовой организовано пятиразовое питание. Многие на воле так не ели.


На территории колонии построили храм в честь святителя Филарета, митрополита Московского. Там иерей Михаил Агешин наставляет молодежь. Фото: Евгения ГУСЕВА/kpmedia.ru

Следственный изолятор для подростков находится тут же.

– Раньше было большой проблемой, что школьников помещали в одном СИЗО со взрослыми, многие из которых рецидивисты. Дети попадали к нам, нахватавшись криминальных замашек, – говорит Андрей Разлуго.

За порядком следит более пятисот камер видеонаблюдения, картинка с которых передается на пульт охраны.

Медчасть гости застали пустой: больных в колонии не оказалось. Здесь работают семь врачей и медсестер, есть своя стоматология и кабинет флюорографии. Если же случается что-то серьезное, у учреждения заключен договор с местной больницей.

Не забывают и об образовании для ребят. В вечерней школе готовят к ЕГЭ, а в проф­училище за пять месяцев можно получить профессию сантехника или электромонтажника. Для реализации творческих наклонностей – телестудия, которая выпускает программы про жизнь колонии.

– То, как поставлена здесь работа, произвело на меня большое впечатление. И дело даже не в условиях и техническом обеспечении. В первую очередь хочу отметить сотрудников колонии. Это люди, которые понимают ребят, попавших сюда, – отметил Григорий Рапота. – Важно, что побывали тут и наши белорусские коллеги, потому что это, безусловно, тот опыт, которым нужно делиться. Вместе мы поможем подросткам избежать криминального рецидива и дадим им путевку в жизнь.

Скоро Брянская колония перестанет быть уникальной. В планах ФСИН России – создание еще пяти учреждений такого европейского уровня. Ну а пока здесь могут похвастаться уникальным результатом: с 2010 года только у трех из примерно 400 отсидевших в Брянске подростков случился криминальный рецидив.

Автор публикации: Дмитрий КОЗУРОВ

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости