Господа горожане! Л„н дается тяжело...

Веточки льна украшают герб Беларуси.
Веточки льна украшают герб Беларуси. Лен издревле одевал и кормил белорусский народ. Льноводство приносило нашему государству солидную прибыль в валюте. Сегодня отрасль в кризисе. Льнозаводы в долгах как в шелках.

Общая задолженность ОАО "Витебсклен" (бывшее льнообъединение) к 1 августа составляла более 8 млрд. рублей. Заводы, чтобы закупить льнопродукцию, ежегодно вынуждены брать в банках кредиты в августе - октябре. Переработкой же льнотресты они занимаются на протяжении 8 - 11 месяцев. За это время набегают сумасшедшие "проценты".

Не способствует процветанию льнозаводов и система авансирования через них льносеющих хозяйств. Колхозы и совхозы хронически не выполняют договорные обязательства. Поставляют сырую, подгнившую, низкономерную льнотресту, а все убытки ложатся на счета льнозаводов.

В прошлом году возникла новая проблема. Оршанский льнокомбинат, основной потребитель продукции, прекратил принимать от льнозаводов короткое льноволокно, а с февраля отказался и от низкономерного длинного. Ранее оно шло на производство мешковины. Сейчас спрос на льняные мешки резко упал. А витебские льнопроизводители в прошлом году заготовили 37,7 тысячи тонн льнотресты средним номером. Трудности со сбытом продукции привели к финансовым потерям льнозаводов.

Отрицательно сказывается и диспаритет цен. С каждым годом на порядок возрастают цены на льнотресту и лишь незначительно увеличиваются на льноволокно. Оршанский льнокомбинат не может поднять их выше, ситуацию "контролирует" мировой рынок. Сейчас каждая тонна переработанного сырья приносит только убытки.

Во всех странах возделывание льна дотируется государством. Беларусь - не исключение. У нас льносеющие хозяйства получают в качестве дотации 33 доллара за тонну продукции, а в России - 154, Латвии - 160, в странах Европы - до 600. Вот и получается, что белорусский лен становится неконкурентоспособным. Рушится отрасль, способная приносить валюту. На одном из сайтов в Интернете появилось сообщение о том, что даже российский "Газпром" начал вкладывать солидные деньги в производство льна. По оценкам экспертов "Газпрома", через 20 - 30 лет рынок льносодержащих тканей будет составлять до 70 процентов.

И вот первый сигнал тревоги по поводу льноотрасли в Беларуси уже прозвучал. Витебский областной хозяйственный суд возбудил дело о банкротстве Шумилинского льнозавода. Инициатором этого процесса выступила налоговая инспекция района, которой льнопереработчики задолжали более 67 миллионов рублей. Задолженность для небольшого райцентра немалая. Вышестоящие органы требовали от шумилинских налоговиков действенных мер по ликвидации задолженности. Но в Шумилино смекнули, что налагать арест на имущество завода не даст никакого эффекта. Продать полуизношенное оборудование не представляется возможным. Вот и вспомнили о вступившем в действие с февраля этого года Законе о банкротстве. А он предусматривает как ликвидацию предприятия, так и его санацию, то есть восстановление платежеспособности. Затеплилась надежда взять задолженность с предприятия в так называемый защитный период. Это первый этап процедуры банкротства, когда предприятие под контролем назначенного судом внешнего управляющего должно либо найти способ рассчитаться с кредитором, либо расписаться в полной неплатежеспособности.

2 октября защитный период для Шумилинского льнозавода завершился. В этот день хозяйственный суд вынес вердикт: предприятие не сможет рассчитаться с кредитором и, следовательно, пришла пора переходить ко второму этапу процедуры банкротства - конкурсному производству. До 27 декабря на льнозаводе должны определиться, по какому пути идти: ликвидации или санации. На это время директор льнозавода полностью отстраняется от руководства, и вся полнота власти переходит к внешнему управляющему. Им стал Олег Короткевич, один из немногих людей в республике, имеющих соответствующую лицензию.

А между тем в хозяйствах продолжается заготовка льнотресты. Пока Шумилинский льнозавод принимает ее от хозяйств за счет погашения выданных им авансов под урожай 2001 года. Олег Короткевич принял и еще одно решение - кредитная линия будет им открыта только для расчетов за лен качеством не ниже первого номера. Продукция качеством хуже будет приниматься заводом только на ответственное хранение, и реальные деньги за нее колхозы и совхозы получат только после реализации полученного из нее льноволокна. На практике, собственно, это означает, что сельхозпредприятия годами будут ждать денег за сданный в этом году низкономерной лен...

С одной стороны, действия Олега Короткевича как антикризисного управляющего правильные. Зачем платить за льнотресту, продукцию из которой трудно продать даже за бесценок, и загонять предприятие еще глубже в долговую яму. С другой стороны, что делать хозяйству с низкономерной льнотрестой? И, как сообщил первый заместитель председателя Шумилинского райисполкома Николай Хацкевич, это неизбежно приведет к резкому сокращению посевов льна в районе в следующем году. Для выращивания высокономерного льна у хозяйств нет ни элитных семян, ни необходимого количества гербицидов.

В деле о банкротстве Шумилинского льнозавода остро встает и социальный аспект. Завод, расположенный в поселке Приозерный, в четырех километрах от райцентра, является градообразующим предприятием. Котельная завода отапливает детский сад, начальную школу, 13 домов. Это значительные расходы. Олег Короткевич уже заявил, что будет вести речь с руководством райисполкома о передаче соцсферы на баланс коммунальных служб района. Райисполком к такому диалогу пока не готов. На все нужно время, которого уже нет, и деньги - с которыми всегда была напряженка. Как бы не случилось отключение тепла в жилых домах в январе...

В общем, пока в деле о банкротстве Шумилинского льнозавода вопросов больше, чем ответов.

Но самое любопытное заключается в том, что среди всех льнозаводов Витебщины Шумилинский является одним из лучших. И по технологии переработки льна, и по культуре производства. Да и задолженность его перед бюджетом и другими кредиторами отнюдь не самая большая. Так что, по большому счету, применять закон о банкротстве можно к каждому из льнозаводов. А что же дальше?

Очевидно одно. Если не принимать экстренных и, главное, действенных мер по изменению ситуации к лучшему, то в скором времени мы придем к полному разорению отрасли. И о славе белорусского льна останутся лишь воспоминания.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?