Город возрождения и благословения

Иерусалим. Произнося это слово, каждый видит что-то свое: близкое и далекое, духовное и обыденное, древнее и современное. Ровно семь лет назад, 28 ияра по еврейскому календарю, впервые был проведен День Иерусалима в Минске в Центре прогрессивного иудаизма «Бейт Симха». А сорок лет назад парламент Израиля принял основной закон об Иерусалиме, в котором есть правило: «святые места подлежат охране, и обеспечивается свобода доступа к святыням различных религий». Чуть более тридцати лет шел Иерусалим к признанию статуса Дня Иерусалима как национального праздника. Среди обычаев этого дня – шествие с флагами к Стене Плача и чтение Халеля (определенных псалмов).

Фото  pixabay.com

Принимая решение о праздновании Дня Иерусалима в Минске семь лет назад, мы столкнулись с тем, что у самого молодого праздника еврейского календаря нет ни литургии, ни определенного ритуала, ни специальной еды. В первые годы идеи приглашать на День Иерусалима представителей других конфессий, кому важен этот город, делать видеоэкскурсии и выставки, проводить службу по случаю этого дня казались «пробой пера». Но со временем к празднованию подключились мэрия Иерусалима, лекторы из этого замечательного города, Еврейское агентство для Израиля, Израильский культурный центр в Республике Беларусь, а также делегации из Австрии, США, Германии, Польши, Нидерландов, Румынии, Чехии, Франции, Канады, Австралии, России и Украины. Служба проходит не только в момент, когда по традиции поворачиваемся в сторону Иерусалима, а в реалиях белорусской столицы и к началу улицы Иерусалимской. В этом году обстоятельства сложились так, что мы можем отметить этот праздник и физически, с необходимыми мерами предосторожности, и онлайн.

В прошлом году, рассуждая над инициативой проведения в Минске фестиваля еврейской музыки Litvak Klezmer Fes, мы обратили внимание и на День Иерусалима. Помню разговор, который у меня состоялся с недавно ушедшим из жизни Юрием Анатольевичем Зиссером, благодаря усердию и инициативе которого существуют многие проекты. Мы пришли к тому, что предлагать и возрождать новое, которое в чем-то и старое, нужно с мыслями о том, каким оно будет через годы. Ведь по-другому нельзя было отстроить ни Минск после Великой Отечественной войны, ни Иерусалим после череды трагедий. В истории было разное. С 1948 по 1967 год город Иерусалим был разделен на две части. В этот период достигались мыслимые и немыслимые договоренности с надеждой на будущее объединение. Например, были установлены дни для возращения… детских мячей, которые могли случайно залететь на другую территорию. И опубликовав эту информацию в мае 2013 года в «Народной газете», я и представить не мог, что уже через четыре года по дороге в Иерусалим на конференцию ВСПИ услышу эту историю от дочери того, кому таким образом вернули мяч в 60-х годах прошлого столетия.

Иерусалим. Когда несколько раз в год мы произносим фразу «Бе шана хабаа бе Иерушалаим» («В будущем году в Иерусалиме»), мы вкладываем в нее и любовь, и веру, и надежду. Иерусалим – это не просто город более 1000 синагог, 150 церквей и 70 ­мечетей. Это город, думая о котором произносишь строки из псалма «Же­лайте мира Иерусалиму, да обретут покой возлюбленные твои». И пусть город, история которого призвана нести святость и традицию, любовь и мир, продолжает быть символом молитвы и диалога, возрождения и благословения.

Раввин Григорий Абрамович
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...