Город поющих минаретов

В политической жизни Турции кипят страсти!..

В политической жизни Турции кипят страсти! Там идет процесс века — на скамье подсудимых оказалось около 100 представителей военной и интеллектуальной элиты, состоявших, по официальной версии, в некоей тайной организации «Эргенекон». Это что–то новенькое для Турции, где на протяжении почти всего ХХ века правила именно военная и интеллектуальная элита...


Но в деловых кругах, напротив, царит спокойствие. Несмотря на мировой кризис, ни один банк не разорился, наоборот, банкиры увеличили свою прибыль. Дело в том, что в 2001 году эта страна пережила свой внутренний экономический кризис, после чего здесь провели экономические реформы, посадили на скамью подсудимых некоторых олигархов и усилили контроль за финансовой сферой...


На волне борьбы с коррупцией, поразившей партийную и экономическую верхушку, к власти пришли умеренные исламисты, которые и управляют сегодня страной.


Организация «Диалог Евразия», пригласившая нас в Стамбул, предоставила нам возможность познакомиться с новым лицом — и с новыми лицами — турецкого истеблишмента.


Сила звука


...Около пяти утра раздался мощный голос: муэдзин призывал мусульман на молитву с минарета, расположенного прямо напротив нашего отеля. А еще до нас долетали голоса с дальних мечетей, и все эти то громкие и отчетливые вблизи, то приглушенные вдали призывы, сливаясь в одно бесконечное «А–лла–а–а–х», доминировали над городом, так что не оставалось никаких сомнений, кто в нем хозяин. Это ощущение усиливалось днем, когда голос муэдзина буквально перекрывал, заглушал, поглощал все остальные звуки.


Впрочем, правда и то, что в этом Городе, который был столицей четырех империй и двух мировых религий, отчетливо слышится и цивилизационное многоголосие.


Кто же не знает: «поскреби» Стамбул — и найдешь Константинополь, найдешь переплетение христианства, мусульманства, иудаизма...


И вот я солнечным апрельским днем перед величественной Софией — православным собором, по четырем сторонам которого, как стража, стояли пристроенные четыре минарета, думала о судьбе диалога цивилизаций. В прошлые века с этим диалогом было все ясно: приходил захватчик и по праву сильного насаждал свои порядки и культуру. А что изменилось сегодня?


В гостях у Завоевателя


Мы поселились в Фатихе — одном из самых важных стамбульских кварталов, названном в честь султана Мехмеда Завоевателя. Именно здесь располагаются фешенебельные бутики для истинных мусульманок — в них продаются скрывающие фигуру плащи и традиционные платки–хиджабы (или чаршаф).


Кстати, наблюдая за более чем откровенным выступлением турецкой исполнительницы на «Евровидении» (да и женское трио из мусульманской страны, Азербайджана, поддало эротического жару!), я, кажется, поняла, почему женщин Востока заворачивают в закрытые наряды. Как сказал мне сведущий в этих делах приятель, горячую кровь надо сдерживать запретами... Впрочем, отделы женского белья в бутиках традиционной женской одежды ярко демонстрируют: чем строже внешний запрет, тем раскованнее то, что под ним кроется.


Но вернемся к «диалогу цивилизаций», для которого нас, собственно, и пригласили.


Одним их первых решений пришедшей к власти исламистской партии стало разрешение женщинам носить мусульманский платок в университетах и государственных учреждениях. Это вызвало бурные протесты лайцистов (так в Турции называют представителей светских сил), потребовавших запретить партию. Но конституционный суд — большинством всего в один голос — отклонил иск генпрокуратуры.


Впрочем, «дело о платках» — это цветочки по сравнению с процессом века, который проходит сегодня в Турции.


Следствие пытается доказать, что входящие в «Эргенекон» деятели, от известных генералов до известных интеллектуалов, готовили государственный переворот. Но ведь еще со времен Ататюрка военные, грубо говоря, только и занималась государственными переворотами, если чувствовали угрозу светским устоям республики. Во второй половине ХХ века в турецкой истории, если не ошибаюсь, было три таких переворота. Вооруженные силы страны добились фактически правового обеспечения своих действий, через Конституцию закрепив за собой роль арбитра в политике.


...Теперь все иначе. Евросоюз в соответствии с собственными стандартами потребовал поставить вооруженные силы Турции под гражданский контроль. Что и было оформлено специальным решением парламента. Полная демократия... Забавно после этого слушать некоторых деятелей из Евросоюза, опасающихся усиления исламизации Турции.


«Европа будет еще бегать за Турцией»


А между тем Партия справедливости и развития, опираясь на традиционные исламские ценности, идет дальше — в Евросоюз. Премьер–министр Эрдоган не скрывает, что его целью является интеграция в ЕС. Причем Анкара не просит — Анкара требует. Об этом было очень интересно поговорить с журналистами крупнейшей турецкой газеты «Заман», пригласившими нас в гости.


Во–первых, считают здесь, Европа сама нуждается в Турции, чтобы избежать глобального терроризма и «войны цивилизаций». В моем блокноте осталась любопытная цитата: «Европа будет еще бегать за Турцией...»


Здесь не видят никакого несоответствия европейским стандартам. Нынешних национально ориентированных политиков, исламистов, как иногда их называют на Западе, избрал народ! Это является истинным выражением демократии. Неужели Запад против демократии?


Простые люди, говорили нам, не любят «обучавшихся в западных университетах интеллектуалов, не знающих своего народа». Приводили примеры, как военные после отставки возглавляли банки и газеты, становясь настоящими олигархами. Во время кризиса 2001 года они украли 40 миллиардов долларов. Народу нравятся такие разоблачения...


А сегодня, убеждали нас собеседники, идет изменение менталитета, элита стремится помириться со своим народом, своей культурой, в том числе опираясь и на исламские ценности.


Но что если этот народ завтра останется недовольным умеренными исламистами и проголосует за исламистов радикальных? Я задавала этот вопрос своим собеседникам. Мне отвечали: это невозможно. Приводили в пример Фетхуллаха Гюлена, самого популярного лидера общественного мнения в Турции. Гюлен проповедует идею диалога цивилизаций, толерантности и взаимообогащения культур. Движение Гюлена имеет тысячи сторонников и последователей не только в самой Турции, но и по всему миру. В так называемых «школах Гюлена» воспитывается новое поколение открытых к диалогу людей.


Оливковое масло мира


К сожалению, мне не удалось лично встретиться и поговорить с известным мусульманским ученым–богословом Фетхуллахом Гюленом. В Турции его все цитируют, но сам он проживает ныне в США. По странной случайности идеи этого популяризатора либерально–демократической версии ислама поразительно совпадают со взглядами нового лидера Соединенных Штатов Барака Обамы, настроенного на диалог с исламским миром. Думаю, в новую доктрину Обамы вполне вписывается умеренный и умный политик, премьер–министр Эрдоган, играющий в своей стране роль защитника ценностей ислама, выбив тем самым почву из–под ног религиозных фанатиков.


Во время своего первого визита в Турцию президент США высоко оценил роль Анкары в качестве посредника между Западом и исламским миром. «Обама видит Турцию модельным партнером», — с гордостью говорили нам местные журналисты. Кстати, по поводу арестованных интеллектуалов у Обамы к местному правительству не было вопросов. Говорят, беседуя с мэром Анкары, он поинтересовался лишь секретом его молодости и долголетия, за что и был вознагражден рецептом на основе оливкового масла.


Баш на баш


Новая турецкая элита, опираясь на традиционные ценности, тем не менее понимает: одними только молитвами народ сыт не будет. Надо наращивать экономическое благосостояние.


«Наша цель — развивать турецкие фирмы. Из маленьких компаний делать большие, из больших — международные», — рассказывали нам в офисе конфедерации бизнесменов и промышленников «Тускон». Это крупнейшее объединение турецких предпринимателей тоже входит в движение Гюлена и поддерживает платформу «Диалог Евразия».


Так сразу и не скажешь — бизнесмены поддерживают евразийский диалог? Или евразийский диалог продвигает интересы турецкого бизнеса во всем мире?.. Как бы то ни было, а турки открывают для себя новые рынки, интересуясь в том числе и Беларусью. Но приходят не с голыми руками, а вооружившись новым имиджем. «Движение Гюлена многое сделало для имиджа Турции, облегчив нам задачу в создании международных фирм», — рассказывали нам в «Тусконе».


В начале июня в Анкаре пройдет грандиозный экономический форум, на котором, как прогнозируют организаторы, состоится 120 тысяч контактов. Ожидается заключение сделок на 7 миллиардов долларов.


Это тоже своего рода диалог — баш на баш, как говорят турки. Баш — главное в бизнесе. И означает это слово в турецком языке как собственно умную голову, так и умных руководителей.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
I.M.
Турция уникальная страна. Это действительно "мостик" между Востоком и Западом. Важную роль в решении ее "европейских" планов и задач будет играть не только политическая элита внутри страны, но и многотысячная диаспора. <br /><br />У проживающих в Европе турок, в большинстве своем два паспорта, один из которых турецкий. Каких бы высот они не достигали в бизнесе, политике или общественной жизни за границей, в душе они всегда будут оставаться турками, и всегда будут стремиться к тому, чтобы продвигать интересы своей страны за рубежом. <br /><br />Этой "народной" дипломатии стоит поучиться и белорусам. А то мы патриоты, патриоты, а стоит получить второе гражданство, так сразу же забываем о своей исторической родине. Не хорошо, однако.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?