Город короля-революционера

Виктор Мурзов и Тимофей Гончаров, поощренные за хорошую учебу в Белорусской государственной сельскохозяйственной академии плаванием на паруснике «Крузенштерн», провели месяц учебы в стенах Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота России. Пройдя курс обучения и получив курсантские нашивки, ребята прошли на паруснике портовые города Польши, Германии, Бельгии. Сейчас они в Швеции. Эта страна, по их рассказам, не может не вызвать восхищения своей суровой красотой...

Виктор Мурзов и Тимофей Гончаров, поощренные за хорошую учебу в Белорусской государственной сельскохозяйственной академии плаванием на паруснике «Крузенштерн». Пройдя курс обучения и получив курсантские нашивки, ребята прошли на паруснике портовые города Польши, Германии, Бельгии. Сейчас они в Швеции.

Виктор Мурзов и Тимофей Гончаров, поощренные за хорошую учебу в Белорусской государственной сельскохозяйственной академии плаванием на паруснике «Крузенштерн», провели месяц учебы в стенах Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота России. Пройдя курс обучения и получив курсантские нашивки, ребята прошли на паруснике портовые города Польши, Германии, Бельгии. Сейчас они в Швеции. Эта страна, по их рассказам, не может не вызвать восхищения своей суровой красотой...

— Путь к Стокгольму лежал вдоль береговой линии, усеянной виллами, словно каменистый пляж — галькой. Издалека весь этот пейзаж походил на персидский ковер: все возможные краски в наличии! В ту же ночь такая картина «пришла» ко мне во сне — так впечатлился! — рассказывает «БН» Виктор Мурзов. — Сама столица встретила «изнанкой» портовых трущоб: сначала Стокгольм показался серым, унылым. Но в первою же нашу увольнительную он «исправился». В городе полно старинных зданий. Сразу видно: тут не было разрушительных войн...

— Мы только сошли с корабля, а на борт группами по 250 человек потянулись «практиканты» — местные, желающие покататься на паруснике. Корабль поиздержался, билет для шведов — 100 евро. «Почему бы и нет?» — наверное, так рассуждают они, — вспоминает Тимофей Гончаров. — Трудно было снастить паруса, когда кругом — куча народа. Но начальство нашло выход — отпускать нас на берег, оставляя на корабле самых опытных. Хорошо  хоть город посмотрели!

В Стокгольме белорусы посетили музей Астрид Линдгрен, «мамы» Пеппи Длинныйчулок, Карлсона и Питера Пена. Она оставила мир всего 8 лет назад, но в городе все прекрасно ее помнят . Самое интересное — эта добрая старушка была не только сказочницей, но и… политиком! В 68 лет она появилась в газете «Экспрессен» с сатирической сказкой, критикующей шведскую налоговую систему. Сказка имела широкий резонанс и, в конечном итоге, послужила причиной падения тогдашнего социал-демократического правительства — партии, правившей на то время уже 44 года.

На Королевской площади Стокгольма белорусы увидели памятник еще одному шведскому человеку-легенде: наполеоновскому маршалу Бернадоту, приглашенному шведами на свой престол под именем Карла XIV Юхана. Этот француз, ярый республиканец, из-за бедности вступивший в армию, совершал геройства ради революции. А в 1844 году обмывавшие его тело перед захоронением слуги (а потом и вся страна) были поражены, найдя на руке наколку: «Смерть королям!».

На рейд Стокгольма, пока там были Виктор и Тимофей, пришел еще российский барк «Седов». Он больше «Крузенштерна», но с дисциплиной там попроще — палуба и ватервейсы грязные. А в гонке с «Седовым» «Крузенштерн» победил, доказав, что порядок, дисциплина и мореходное мастерство взаимосвязаны.

«Седов» назван в честь полярного исследователя Георгия Яковлевича Седова, он — второй самый большой в мире, после «Роял Клипера», барк. При спуске на воду на верфи «Германия» в Киле в марте 1921 года получил имя «Магдалена Виннен II». Первоначально эксплуатировался на южно-американской и австралийской линиях. Во время Второй мировой войны судно находилось в составе вспомогательного флота. По решению Потсдамской конференции о репарациях Германии странам-победителям судно передано Советскому Союзу в декабре 1945 года и переименовано. Побеждая в регатах 1990 и 1995 года, «Седов» «прославился» арестом в связи с долгами российского правительства, когда пришел на международное шоу во французский Брест.

...Простояв на Стокгольмском рейде несколько дней, «Крузенштерн» вышел в голландский Амстердам. Ждем рассказ наших путешественников о «городе-парадизе», как называл его Петр Великий...

Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»

НА СНИМКЕ:  после рабочей смены.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?