Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Очерк о кровавом следе, который оставила в Беларуси Украинская повстанческая армия

Горе от УПА

Очерк о кровавом следе, который оставила в Беларуси Украинская повстанческая армия

(Окончание. Начало в № 62.)


К лету 1944 года на территории юго–западных районов БССР подпольные формирования Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии насчитывали примерно 12 — 14 тысяч человек. После освобождения БССР от немцев они делали ставку на военные операции против частей Красной Армии, внутренних войск, территориальных органов НКВД и НКГБ. Борьба с повстанцами протекала в несколько этапов.

 


1944 — 1946 годы: чекисты идут в наступление на УПА


11 августа 1944 г. Брестская оперативно–войсковая группа на границе с Волынской областью обнаружила группу УПА «Орлика» численностью более 100 человек. Ее разгромили: 55 оуновцев были убиты и 5 арестованы, изъяты 4 миномета, 4 пулемета, 5 автоматов, 17 винтовок, 67 гранат, большое количество патронов. Остатки «Орлика» продолжили антисоветскую деятельность под руководством Васюка («Самарин»). Однако уже 12 октября в районе озера Огнев Дивинского района Брестской области группа Васюка была ликвидирована.


В ходе следствия было установлено, что в августе – сентябре 1944 г. вооруженным подпольным формированием «Орлика» — «Самарина» были убиты 3 красноармейца в д. Большие Болота Кобринского района, начальник паспортного стола Брестской области Прытников, ранен уполномоченный Брестского ГО МВД Тарновский.


Алексей Борисович РОГОВ


Родился 18.10.1915 г. в д. Ильинцы (Калининская обл., Россия). С 1936 г. — в Красной Армии. С 1938г. — в органах госбезопасности: сотрудник центрального аппарата НКВД БССР (1939–1941); сотрудник Особого отдела стрелковой дивизии НКВД (Степной фронт), начальник контрразведки дeсантно—штурмовой бригады (Сталинградский фронт); сотрудник УНКГБ Гомельской, Гродненской, Полоцкой, Брестской обл. (1943–1952); начальник УМГБ Полесской обл. (1952–1953); начальник 2-го управления КГБ при СМ БССР (1963–1969).


Принимал непосредственное участие в разгроме оуновской бандгруппы «Соловья» (1950).


25 июня 1945 г. оперативно–войсковая группа УНКВД Брестской области совместно с сотрудниками УНКВД Волынской области УССР провела чекистско–войсковую операцию по ликвидации бригады УПА «Тигра». Были убиты 53 оуновца и захвачены 33. В то же время для ликвидации нелегальных формирований УПА под командованием И.Юркевича («Гречун») и Ф.Гречко, которые действовали в Логишинском районе Пинской области, была создана специальная опергруппа в количестве 30 человек под руководством замначальника УНКВД Пинской области подполковника Кузьмина. Опергруппа была легендирована под формирование УПА (все участники хорошо владели украинским языком). Через местных жителей (связных «Гречуна») оперативникам удалось в ночь с 3 на 4 июля встретиться с Юркевичем и всей его группой. После переговоров опергруппа ликвидировала нелегальное формирование. В результате завязавшегося боя было убито 3 (в том числе «Гречун») и арестовано 4 нелегала, а также изъято 2 автомата, 5 винтовок, 7 гранат и боеприпасы. В течение июля – августа спецгруппа вела работу по выявлению формирования УПА под командованием Гречко. 12 августа нелегальная группа Гречко также была ликвидирована. В ходе следствия было установлено, что подпольным формированием Гречко в августе 1944 г. — августе 1945 г. было совершено более 10 терактов, в результате которых были убиты около 20 человек.


В августе – сентябре 1944 г. формированием УПА под командованием Гречко были убиты инструктор Логишинского РК ЛКСМБ Фесюк, участковый уполномоченный Логишинского района Карачун, инструктор Пинского облисполкома Макарин, ранен зампредседателя Логишинского райисполкома Демидов. В сентябре 1944 г. дважды на участке Хотыничи — Бобрик Логишинского района разрушалась телеграфно–телефонная связь. На протяжении 6 километров оуновцами было спилено около 120 столбов.


В ноябре 1944 г. вооруженным нелегальным формированием Гречко были зверски убиты депутаты сельсовета житель д. Доброславка Логишинского района С.Кулеш и житель д. Борки Н.Сорокин. В мае 1945 г. вблизи д. Лыща Логишинского района был зверски убит депутат сельсовета Г.Хомич с женой и сыном.


15 июля 1946 г. на одном из хуторов Антопольского района Брестской области сотрудниками внутренних дел при задержании был убит проводник Антопольского районного провода ОУН Конопленко. В том же году ликвидирована боевка Кобринского провода ОУН «Сокола» вместе с ее главарем.


Всего в 1944 — 1946 гг. украинскими антисоветскими подпольными группами и нелегальными вооруженными формированиями на территории юго–западных районов БССР совершено 2.384 диверсии и теракта, в результате которых погибли 1.012 человек (из них 50 сотрудников НКВД, 8 офицеров и 28 солдат и сержантов Красной Армии, 171 советский партийный работник). Ответные меры со стороны органов внутренних дел и госбезопасности были соответствующими. Например, только в ходе одной чекистско–войсковой операции, которая проводилась с 15 января по 20 февраля 1945 г. на территории Брестской и Пинской областей, было окружено 839 населенных пунктов, обыскано 48.479 дворов, проверено 165.137 человек, прочесано 12.000 квадратных километров лесов и болот. В результате разгромлено 33 нелегальные вооруженные группы, убито 98 и арестовано 3.808 человек.


1947 — 1949 годы: диверсии продолжаются


В 1947 — 1949 гг. антисоветские украинские формирования изменили тактику. В результате разгрома основных сил УПА открытые вооруженные выступления уступили место диверсиям, терактам, сбору разведданных в пользу спецслужб США и стран Западной Европы.


Руководство Организации украинских националистов разработало 3 тактических направления борьбы с кодовыми названиями «Дашбог», «Олег» и «Орлик».


«Дашбог» предполагал уход в глубокое подполье и временное прекращение диверсионно–террористической деятельности. У советских органов внутренних дел и госбезопасности должно было выработаться ложное мнение о ликвидации подпольных структур. Это позволило бы оуновцам переждать тяжелые времена и сохранить кадры.


Направление «Олег» заключалось в проведении активной агитационно–пропагандистской работы среди местного населения с целью вовлечения новых членов в свои ряды.


Тактический ход «Орлик» предполагал работу по распространению влияния ОУН на новых территориях.


В 1945 — 1947 гг. состоялось несколько амнистий и под видом раскаявшихся в своих деяниях оуновцев легализовались многие подпольщики. Из числа «бывших» оуновцев по местам их проживания создавались группы так называемой запасной сети. Их участие в подполье заключалось в проведении агитационно–пропагандистской работы, а также в подготовке для возможных будущих активных действий при возникновении благоприятных условий (например, в случае нападения на СССР США, Великобритании).


Органы МГБ – МВД БССР также перешли к новым формам и методам борьбы. Широкомасштабные чекистско–войсковые операции уступили место кропотливой агентурно–оперативной работе по выявлению и ликвидации руководящих звеньев подполья, перехвату каналов связи между ними.


В феврале 1947 г. опергруппой МГБ БССР были уничтожены 3 члена штаба Пинского надрайонного провода, в том числе его проводник «Волос». У убитых конфисковали 3 полевые сумки с различными документами, среди которых находились директивное указание ОУН о создании картотеки по учету лиц, подозреваемых в связях с МВД – МГБ; картотека на сотрудников органов госбезопасности, внутренних дел и работников советско–партийных организаций и картотека на бывших коллаборантов и лиц, подвергавшихся репрессиям со стороны советской власти.


В апреле 1947 г. в Ивановском районе Пинской области был разгромлен сотрудниками госбезопасности Пинский надрайонный провод ОУН. В ходе операции были арестованы 160 участников подполья и их пособников.


1950 — 1953 годы: разгром


В начале 1950–х годов оставалось ликвидировать разрозненные подпольные группы ОУН, арестовать нелегалов–одиночек, которые продолжали совершать диверсии и теракты.


В ночь на 11 сентября 1950 г. сотрудники УМГБ Пинской области в Дрогичинском районе убили во время задержания члена Белорусского окружного провода ОУН «Граба» («Михалко») и участника Дрогичинского районного провода Т.Калютчица. У нелегалов, кроме личного оружия, было изъято 2 полевые сумки с большим количеством оуновской литературы и фотографиями руководителей подполья ОУН в БССР «Мефодия», «Сикоры» и других.


3 марта 1951 г. опергруппа УМГБ Брестской области на хуторе Кизье Кобринского района захватила руководителя боевиков Кобринского районного провода А.Климука («Чайка»). 31 мая в лесном массиве у хутора Лутецкое Давид–Городокского района сотрудники УМГБ Пинской области обнаружили и уничтожили бывших участников групп «Сметана» и «Чмель» Д.Андрейковца и А.Левковца.


6 февраля 1952 г. при прочесывании лесного массива в урочище Белин Дрогичинского района оперативно–войсковая группа УМГБ Пинской области обнаружила стоянку вооруженной подпольной группы ОУН «Сикоры» и свежие следы. Углубляясь в лес около хутора Корсынь Ивановского района, опергруппа настигла подпольное формирование. В результате завязавшегося боя были убиты 2 оуновца, в их числе машинистка Белорусского окружного провода «Люба» («Вера», «Оля»).


Раненный в ногу главарь подпольного формирования «Сикора» пытался скрыться. В тот же день на одном из хуторов Ивановского района он был убит местным жителем, секретным сотрудником МГБ. При дальнейшем следствии над арестованными участниками подпольного формирования «Сикоры» было установлено, что настоящие имя и фамилия главаря Иван Панько. Панько находился в составе УПА с 1944 г., после того как дезертировал из Советской Армии. В январе 1947 г. «Сикора» участвовал в убийстве местных жителей д. Одрижин Ивановского района. Оуновцами были убиты, а затем сожжены в своих домах семьи П.Денейко (8 человек) и Д.Денейко (5 человек). В январе 1949 г. формированием Панько на хуторе Корсынь Ивановского района были убиты председатель Глинянского сельсовета Кивчук, участковый уполномоченный РО МВД Докукин и финансовый агент сельсовета Михальчук.


25 февраля 1952 г. на одном из хуторов Дрогичинского района опергруппой УМГБ Пинской области была выявлена нелегальная вооруженная группа ОУН «Грица». В ходе вооруженного столкновения все ее 5 участников, в том числе «Гриц», были убиты. Опергруппа также понесла потери: 2 человека были убиты и 5 ранены. В убитом «Грице» сотрудниками госбезопасности был опознан Владимир Лукашук 1929 года рождения, уроженец Волынской области Украины. Органами госбезопасности было установлено, что в декабре 1950 г. «Гриц» участвовал в убийстве счетовода Вульковского сельсовета Дрогичинского района Попени. В ноябре 1951 г. нелегальное формирование В.Лукашука разгромило сельсовет и избу–читальню в д. Огдемер Дрогичинского района.


С ликвидацией подпольной вооруженной группы Лукашука («Грица») Белорусский окружной провод ОУН прекратил свое существование как организационно–структурная единица антисоветского подполья. В 1953 г. в подполье оставались лишь нелегалы–одиночки. В розыске МВД БССР в то время значились 159 лиц.


Финал антисоветского подполья


К моменту освобождения БССР от немецко–фашистских оккупантов на ее территории действовало более 35 тысяч активных членов различных коллаборантских организаций, около 250 резидентур германских разведывательных и контрразведывательных органов, около 20 тысяч участников Армии Крайовой, более 12 тысяч членов ОУН — УПА.


Органами госбезопасности с октября 1943 г. по апрель 1953 г. были арестованы 1.282 украинских националиста, действовавших на территории БССР.


Антисоветское подполье на территории БССР во второй половине 1940–х — начале 1950–х гг. представляло собой совокупность разнородных и разрозненных подпольных партий, организаций, вооруженных формирований, не имевших единого руководящего и координирующего центра, но ставивших перед собой единую цель — необходимость изменения экономических, идеологических основ существовавшего в БССР государственно–политического строя. Одинаковыми были формы и методы борьбы антисоветских подпольных структур. Пассивные формы включали такие методы, как антисоветская пропаганда и агитация, саботаж мероприятий советской власти; активные — вооруженные выступления, диверсии, террористические акты. Однако попытки дестабилизировать ситуацию, в частности, в юго–западных районах БССР, сопредельных с Украиной, не принесли того результата, на который рассчитывали противники советской власти.


Шифротелеграмма секретарю ЦК КП(б)Б П.К.Пономаренко о ситуации в Столинском районе (17 августа 1944 г.):


«Сегодня в Столинском р–не в д. Колодное и в д. Ласицк Пинского района появились 2 группы бульбовцев в количестве 50 — 60 человек.


В Столинском районе убиты зам. предрайсовета, председатель Городнянского сельсовета, бульбовцы угнали лошадей крестьянских и колхозных 14 (повторяю) 24, коров 8, несколько голов овец.


В Ласицком сельпо забрали 3 мешка соли.


Приняты срочные меры для поисков и уничтожения вооруженных банд бульбовцев. Для этой цели в помощь Столинскому району из Пинска направлена рота из войск НКВД и 220 партизан с областных курсов».


Из докладной записки секретарю ЦК КП(б)Б П.К.Пономаренко (30 августа 1944 г.):


«11 августа на территории Дивинского района Брестской области была проведена операция по ликвидации банды УПА общей численностью до 100 человек, возглавляемая неким «Орлик». В результате боя убито 55 и взято в плен 5 бандитов, в том числе адъютант главаря банды Кухарчук (бывший полицейский), остальные разбежались в прилегающих лесных массивах и болотах.


На первичных допросах взятые в плен показали, что штаб их банды расположен в лесных массивах на территории Волынской области УССР, точное местонахождение его не указывают».


Из отчета командира спецгруппы НКГБ БССР младшего лейтенанта госбезопасности В.Я.Тимофеева народному комиссару госбезопасности БССР Л.Ф.Цанаве (17 сентября 1944 г.):


«Наибольший оперативный интерес представлял Дивинский район: на его территории существовала крупная националистическая организация украинцев, имевшая в своем распоряжении вооруженный отряд до 5 тысяч человек.


Эта организация ставила своей целью создание «Независимой Украины» (Самостийной Украины).


В период немецкой оккупации они ставили задачу борьбы с партизанами — как представителями советской власти. Их вооруженные отряды вступали зачастую в бой с партизанами, а после — с Красной Армией.


В официальной связи с немецкими властями националисты не были, но власти их поддерживали как силу, борющуюся с партизанами.


В конце апреля националистические отряды, находившиеся в основном в с. Самары Дивинского района, были разбиты Красной Армией. Остатки их стали бродить в виде банд по лесам».


Из спецдонесения прокурора БССР И.Д.Ветрова секретарю ЦК КП(б)Б В.Н.Малину (23 сентября 1944 г.):


«В некоторых районах западных областей действуют банды бульбовцев. В Брестском районе деятельность таких банд выявлена в Дивинском районе; в Пинской области эти банды оперируют в Логишинском, Ганцевичском, Столинском, Давыд–Городокском районах. В ночь на 13 сентября в д. Чамля Логишинского района вооруженная банда численностью до 70 человек у населения забрала продукты питания, днем 13 сентября разогнала со школы учеников и учителей, а помещение школы закрыла; 14 сентября бандой то же самое было проделано в отношении д. Кондраты также Логишинского района. 15 сентября вооруженная банда, численностью до 100 чел., напала на рабочих, восстанавливавших телефонную линию в Ганцевичском районе, отобрала инструменты, материалы и спилила 120 телефонных столбов.


Во многих районах западных областей мобилизация граждан в ряды Красной Армии сорвана, наблюдается массовое уклонение от призыва в Красную Армию, уклоняющиеся скрываются в лесах. Например, по Логишинскому району Пинской области по состоянию на 7 сентября с.г. укрылось от призыва в ряды Красной Армии 492 человека, такое же число уклонившихся от призыва насчитывается по Столинскому».


Шифротелеграмма секретарю Пинского обкома КП(б)Б А.Е.Клещеву о положении в Ивановском районе (25 декабря 1944 г.)


«21 декабря ночью вооруженная банда в количестве 25 человек напала на деревню Замошье Дружиловского сельсовета, избила до полусмерти депутата совета этой же деревни, при избиении ему сломали ребро и приказали крестьянам данной деревни не сдавать госзаготовок и не вывозить лес, а если будут выполнять, то сожгут деревню и расстреляют крестьян».


Из справки секретарю ЦК КП(б)Б П.К.Пономаренко о проверке работы Дивинского райкома КП(б)Б (январь 1945 г.):


«Партийные и советские организации Дивинского района недостаточно решительно разоблачают украинских националистов как наемников немецкого фашизма, тормозящих восстановление нормальных условий жизни для населения и все еще не сумели преодолеть влияния украинских националистов на обманутую националистами часть населения, политически изолировать кулацко–националистические элементы и поднять трудящихся на борьбу за ликвидацию националистических банд.


Дивинский райком КП(б)Б полагался в борьбе против украинских националистов только на действия воинских частей и карательных органов, недостаточно проводил работу по разоблачению украинских националистов».


Постановление Брестского обкома КП(б)Б «О мерах по ликвидации бандитизма в Малоритском районе» (13 января 1947 г.):


«Бюро обкома КП(б)Б отмечает, что не ликвидированные до сих пор в Малоритском районе бандитские группы за последние месяцы значительно активизировали враждебную работу, продолжают терроризировать население, занимаются грабежами, избивают депутатов с/советов и убивают советско–партийных работников.


Райотделы МГБ и МВД Малоритского района работают неудовлетворительно, укомплектованы слабыми кадрами, не способными вести серьезную борьбу по ликвидации бандитизма в районе, а со стороны областных управлений МВД и МГБ не оказывается достаточной помощи району в этом деле».


Докладная записка секретаря Антопольского райкома КП(б)Б С.А.Яроцкого секретарю Брестского обкома КП(б)Б В.Е.Чернышеву (не ранее 1 мая 1947 г.):


«Накануне 1 мая 1947 года в колхозе им. 24 марта на срубе рукой антисоветских элементов были произведены следующие записи:


«Здравствуйте, дорогие Дятловичские колхозники. Если до 1 мая 1947 года не разбросите колхоз, то спалим всю деревню, а колхозников выдавим как мух, а мы ждем своей власти. Бульбовцы».


Сообщение начальнику управления по проверке партийных органов ЦК КП(б)Б И.Н.Макарову об убийстве бандитами крестьянина В.Гордеюка в Кобринском районе (26 января 1948 г.):


«В ночь с 16 на 17 января 1948 года в деревне Закалнечье Киселевецкого сельсовета Кобринского района убит бандитами крестьянин Гордеюк Василий, принимавший активное участие в поимке бандита под кличкой «Ермак». Убийство произошло при следующих обстоятельствах: ночью 16 января 1948 года в дом товарища Гордеюка в деревне Закалнечье вошли бандиты, связали всех членов семьи: мать–старуху, жену и троих детей, товарища Гордеюка вывели на улицу и убили.


Бандиты скрылись. Количество бандитов и их вооружение не установлено.


Следствие продолжается».


Из дела, рассмотренного военным трибуналом войск МВД Белорусского округа в 1950 г.:


«С. 1924 года рождения из дер. Литовск Дрогичинского района Пинской области, белоруска с образованием 6 классов в суде показала: «Связь с бандитами установила весной 1948 года. Меня вызвала к себе Г. и познакомила с двумя вооруженными бандитами, которые мне рассказали, что они являются украинскими националистами и ведут вооруженную борьбу против советской власти, бандиты спросили, есть ли у меня кушать и белье, я сказала, что нет сейчас. Бандиты сказали никому о них не говорить.


Через несколько дней после первой встречи ко мне пришла Г. и попросила что–нибудь кушать бандитам. После ухода Г. я собралась на станцию Дрогичин и взяла с собой хлеба и бутылку водки, которые по пути занесла к Г. для передачи бандитам. Так я установила связь с бандой и с того времени очень часто встречалась с бандитами в своем доме и домах других бандпособников. Во время этих встреч я сообщала бандитам сведения о военных и снабжала продуктами питания.


Кроме того, выполняла различные поручения бандитов, участвовала в пьянках с ними, затем в 1948 году сама перешла на нелегальное положение, боясь ареста и суда.


Перейти на нелегальное положение меня побудили следующие обстоятельства. Весной 1948 года хозяйство моего отца было раскулачено и весь наш скот был передан в колхоз. Спустя неделю после этого во время возвращения скота с пастбища ранее принадлежащая корова зашла к нам во двор. Вскоре явились пред. колхоза, пред. сельсовета и финагент Кравчук, которые забрали корову. Бабушка моя не хотела давать корову, и, когда корову выводили со двора, бабушка нанесла удар по спине пред. колхоза, я находилась там же во дворе, и тогда пред. колхоза пригрозил мне судом, а затем было возбуждено на меня уголовное дело».


Публикация подготовлена по материалам исследования кандидата исторических наук Игоря ВАЛАХАНОВИЧА «Антисоветское подполье на территории Беларуси в 1944 — 1953 годы» (Минск, 2002) и сборника документов «ОУН — УПА в Беларуси. 1939 — 1953 годы» (Минск, 2011).

 

Советская Белоруссия №63 (24446). Пятница, 4 апреля 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...