Горе от УПА

Очерк о кровавом следе, который оставила в Беларуси Украинская повстанческая армия

Очерк о кровавом следе, который оставила в Беларуси Украинская повстанческая армия

Великий публицист Илья Эренбург, последовательный борец с нацизмом и фашизмом, в конце жизни с горечью сказал: «Среди пятидесяти миллионов жертв Второй мировой войны нет одной — фашизма!» Да, это так. Свирепый, человеконенавистнический национализм, стремление силой возвысить свою этническую группу над другими народами, пролить во имя этой бредовой и мерзкой идеи океаны крови, найти «теоретические оправдания» массовой резне — эти приемчики не исчезли и после того, как войска Объединенных Наций повергли в руины германские города, когда Красная Армия подняла флаг над поверженным рейхстагом, когда перестали дымить освенцимские печи и заросли травой ямы Тростенца, когда Гитлер пустил себе пулю в лоб, а Геббельс отравил крысиным ядом своих детей. Потихоньку, потихоньку, но метастазы национализма и фашизма сначала робко, а потом все более явственно стали проникать в тело человечества, напоминая о себе то маршами эсэсовцев в Риге, то восхвалением дивизии «Галичина», то немыслимым, казалось бы, водружением в Москве (!!!) памятника эсэсовскому генералу Паннвицу (памятник вскоре ликвидировали, но сам этот факт говорит об универсальности проявления нацизма в самых неожиданных ситуациях. — Прим. ред.). Отравленные семена проникают в молодежную среду, об этом свидетельствуют массовые появления вполне нацистских группировок среди т.н. «футбольных фанов», они гнездятся в гнуснейших книжках, которыми заполнены наши магазины (в том числе и в Минске. — Прим. ред.), где возвеличиваются каратели, эсэсовцы, а доблестных советских партизан безнаказанно именуют «бандитами». И это в год, когда мы будем отмечать 70–летие освобождения Беларуси от «коричневой» нечисти!

 


Болезненные события в Украине среди прочих больших и малых уроков дают нам понимание того, к чему приводят фальсификация истории и лакировка таких персон, как Шухевич, Бандера, Мельник, и других мерзавцев, на совести которых кровь тысяч и тысяч невинных людей. Немало крови эти пламенные «украинские патриоты» пролили и в наших краях. Но много ли знает об этом времени белорусская молодежь? Если о Бандере еще кто–то что–то слышал, то кто знает о сотнике Яроше из охраны лагеря советских военнопленных в Лесном, что под Сновом? А он самолично убил десятки пленных красноармейцев. И таких одетых в германскую форму с «трезубом» на рукаве были десятки тысяч. Объединенные в карательные батальоны (людей в Хатыни жег, например, «118–й украинский батальон», а что мы знаем об остальных ста семнадцати, которые тоже жгли, убивали и вешали в оккупированной Белоруссии?), они охраняли лагеря и гетто, убивали женщин и детей, бесчинствовали в тылах вермахта.


Это очень больная и тонкая тема...


И если мы, наконец, глядя правде в глаза, отдавая величайшую дань миллионам мучеников и патриотов, решили напомнить и о зверствах тех украинцев, кто пошел на службу к гитлеровцам и стал безжалостным карателем, то это не должно быть данью новой политической конъюнктуре и пресловутому «историческому моменту». Картина будет безобразно однобокой и исторически искривленной, если мы не будем с таким же презрением и честно говорить, что на территории Белоруссии неувядаемым позором покрыли себя и «истинно русская» армия подлеца Власова, и эсэсовская бригада из-под Брянска РОНА Каминского, и казачий корпус атамана Павлова (почти 70 тысяч сабель!), проливший много крови мирных жителей в Мостовском и других районах. Да и в этом гнусном ряду не последнее место занимали презренные полицейские, навербованные из местных, а также разные «самааховы», «национальные эскадроны» под командованием Рагули, и как венец этих гнусностей — создание и боевое применение «белорусской эсэсовской дивизии», которой руководил палач Кушель. Черный интернационал!


Когда мы будем знать обо всем этом, когда отделим, наконец, зерна от плевел, когда отбросим ложную «политкорректность», то тогда все станет на свои места! И мы увидим, сколь высок моральный и нравственный подвиг советского народа, в рядах которого плечом к плечу сражались маршалы Жуков, Конев, Малиновский и генерал Ковпак, партизан Машеров и генерал Баграмян, подпольщица Маша Брускина и сержант Кантария, а также миллионы и миллионы благородных людей всех национальностей, — и как же ничтожна горстка подонков, присягнувших гитлеровскому национал–социализму! Поэтому дело, естественно, не в национальности и не в этническом происхождении, все дело в приверженности одних Добру и низость тех, кто стал нацистом и служил Злу.

 


Сегодня мы публикуем очерк о кровавом следе, который оставила в Беларуси Украинская повстанческая армия, которую перед войной организовала Организация украинских националистов.


Как поспорили бандеровцы с мельниковцами


Начнем со Степана Бандеры. Кто он? Его имя в первую очередь связано с деятельностью Организации украинских националистов — ОУН. Она образована в начале 1929 года на территории Западной Украины, которая входила в то время в состав польского государства. Возглавил ОУН бывший офицер австро–венгерской армии Евгений Коновалец. Целью деятельности организации была провозглашена борьба за создание независимого украинского государства.


Как и белорусы, украинцы в составе Польши были национальным меньшинством. Причем на собственной этнической территории. Поэтому оба народа вели борьбу за освобождение от польской «протекции» и за создание своего независимого государства или присоединение уже к существующим национальным республикам в составе СССР — БССР и УССР. Украинское движение распространялось на территорию между Брестом и Пинском. По данным российских и других этнографов, языковедов, этот регион характеризовался как «малорусский», «украинский». Поэтому белорусское национальное движение здесь практически не проявляло себя — ни в 1920 — 1930–е годы, ни в 1940–е.


В 1938–м, после убийства Коновальца советскими органами госбезопасности, ОУН возглавил Андрей Мельник. В 1940–м ОУН стала раскалываться. Тут и появляется Бандера. Он возглавил оппозицию Мельнику.


Важно отметить ключевой момент: в 1934 году Бандера убил польского министра внутренних дел Перацкого и до 1939–го просидел в тюрьме. Выйдя на свободу, создал вокруг себя ореол мученика.


Бандера вместе с Николаем Лебедем (который также участвовал в покушении на Перацкого и был осужден) решил использовать амбиции молодых членов ОУН в свою пользу. В феврале 1940 года в Кракове, находившемся под немецкой оккупацией, по инициативе Бандеры состоялась тайная конференция ОУН, на которой Мельнику выразили недоверие: дескать, тот не может руководить организацией, так как длительное время проживает в эмиграции и не знаком с ситуацией в Украине, да еще возглавил ОУН на основе «мифического» завещания Коновальца, а не в результате выборов.


В ноябре 1940 года был образован «революционный провод» ОУН во главе с Бандерой. В состав провода вошли Н.Лебедь, Р.Шухевич, Д.Мирон, Я.Стецько, С.Ленкавский и другие. В апреле 1941–го в Кракове состоялся съезд, который узаконил образование провода и исключил Мельника из организации. Впрочем, пытаясь упредить действия сторонников Бандеры и исключить их из ОУН, в августе 1939 года Мельник в Риме созвал собрание своих сторонников. Однако на нем в отличие от краковского съезда не были представлены подпольные структуры ОУН, которые действовали непосредственно на территории Украины. Это впоследствии дало повод Бандере обвинить римский съезд в нелегитимности.


В результате ОУН распалась на две самостоятельные организации, каждая из которых оставила за собой старое название и только добавила к нему имя своего руководителя. Так появились ОУН Бандеры и ОУН Мельника, а их участники соответственно стали называться бандеровцами и мельниковцами.


Вместе и врозь


После начала Великой Отечественной войны обе части ОУН смогли развернуть свою деятельность на территории Украины, оккупированной немецкими войсками.


20 июня 1941 года во Львове на собрании «представителей западноукраинских земель» было провозглашено образование «самостоятельной Украины» и образовано ее «правительство» во главе с Я.Стецько. Параллельно мельниковцы создали во Львове «Украинскую национальную раду», а в Киеве — «Национальную раду Украины». Однако оуновские «правительства» просуществовали недолго.


5 июля оккупационные власти распустили «правительство» Я.Стецько. Та же участь постигла вскоре и мельниковскую раду. Бандера был арестован и до октября 1944 года содержался в германских концлагерях Заксенхаузен и Ораниенбург на правах высшего пленного офицера, на которого распространялись нормы международного права. Мельник же стал активно помогать германским властям в проведении оккупационной политики в Украине.

 


В июне 1944 года, когда разгром Германии стал очевидным, по инициативе сторонников Бандеры была создана Украинская главная освободительная рада (УГВР) как центр борьбы за создание независимого украинского государства и отстаивания его интересов за рубежом. Образование УГВР произошло на платформе предстоящей борьбы с СССР. Президентом УГВР был избран Я.Осьмак, первым вице–президентом — В.Мудрый, генеральным секретарем по военным делам — Р.Шухевич. В конце июля президиум УГВР оставил для руководства антисоветским украинским подпольем на территории «края» (Украина, частично БССР и Польша) Осьмака, Шухевича и еще несколько человек. Остальная часть руководства рады перебралась за границу и образовала там Заграничное представительство УГВР (ЗП УГВР). Планировалось, что ЗП УГВР будет руководить действиями ОУН — УПА на территории СССР. Однако после освобождения из концлагеря Бандеры ситуация несколько изменилась.


ЗП УГВР было образовано в феврале 1945–го в Вене Н.Лебедем (фактическим после ареста Бандеры руководителем ОУН). В 1947 году при ЗП УГВР была создана «миссия» УПА, которая состояла из уцелевших участников армии, сумевших перебраться за границу. В 1946 г. руководителем ЗП УГВР стал Лебедь. Бандера, которому не нашлось места в рядах руководства созданной организации, образовал в Мюнхене Провод заграничных частей ОУН (ЗЧ ОУН), в состав руководства которого вошел и Лебедь. Однако уже в 1948 году в ЗЧ ОУН произошел раскол. Из состава ЗЧ ОУН выделилась ОУН–з («ОУН за кордоном»). Трения между ЗП УГВР, ЗЧ ОУН и ОУН–з продолжались до 1950–х годов. Что неудивительно: расколы и постоянная дележка сфер влияния были характерны для всей эмиграции — не только украинской, но и белорусской, русской и т.п.


Несмотря на разногласия, на территории УССР и юго–западных районов БССР еще в 1944 году была создана широкая сеть антисоветского подполья ОУН — УПА. Его организационная структура была окончательно сформирована в конце 1944 — начале 1945 года. Во главе подполья стояла УГВР, затем ЗП УГВР, а примерно с 1946 г. — ЗЧ ОУН.


Программа ОУН, принятая в августе 1943 года, провозглашала, что эта организация борется за то, чтобы каждая нация жила в собственном независимом государстве. Противниками ОУН объявлялись империи, где один господствующий народ политически, экономически и культурно эксплуатирует другие нации. Такими империями назывались СССР и Германия с ее идеей создания «Новой Европы». Недопустимыми объявлялись «интернационалистические» и «фашистско–национал–социалистические» идеи и программы. Целями борьбы ОУН объявлялись освобождение украинского народа от «московско–большевистского» и немецкого ига и построение украинского независимого государства.


Гитлер рассматривал оуновское движение лишь как полицейскую силу в установлении германского господства на оккупированной территории СССР. Германия поддерживала украинских националистов только в создании ими местных оккупационных органов управления под своим контролем и фактически до 1944 года категорически не признавала ОУН как самостоятельную политическую силу.


Кадры решают все


Во главе низовых звеньев ОУН стояли так называемые проводы, которые представляли руководящие организационно–территориальные единицы. Во главе всего был центральный провод ОУН в «крае». Каждый член организации объявлялся проводником «идеи». Несмотря на то что участниками ОУН управляли вышестоящие «проводники», каждый оуновец имел право на свое мнение. Кодекс поведения украинского националиста включал 44 правила. В кодексе были определены такие понятия, как «сознание», «справедливость», «ответственность», «осведомленность», «готовность» и «доверие».


Большое значение уделялось подбору кадров организации. В основу действий был положен принцип полного распоряжения жизнью членов ОУН. В качестве необходимого принципа работы с кадрами объявлялся «контроль». «Контроль» должен был способствовать тому, чтобы работа организации проходила планомерно и без сбоев. Прием новых членов в ряды ОУН должен был осуществляться после выполнения нескольких обязательных правил. Необходимо было человека «узнать», «объединить», «связать» и «обучить».


«Узнать» человека означало всесторонне его изучить, определить тип характера. В зависимости от личностных качеств выделялись общественный тип характера (интересующийся общественными делами), авантюрный (тип боевика, который любит отважную быструю жизнь), творческий тип (заинтересованный в решении какой–либо определенной проблемы), организатор (тот, кто ко всему подходит с определенным смыслом, во всем соблюдает систематичность и порядок) и руководящий тип (человека, обладающего тенденцией все себе подчинять и наделенного для этого необходимыми характеристиками).


Деятельность участников ОУН определялась системой приказов, отчетов и мер наказания. Приказ представлял собой письменное или устное распоряжение, которое члены организации должны были выполнять точно, безоговорочно и как можно лучше. В отличие от приказа поручение представляло собой распоряжение, выполняемое в зависимости от обстоятельств. Инструкция являлась общим поручением, которое имело меньшее значение, чем приказ или поручение. Высшие меры кары предполагали исключение из организации (в том числе исключение без права реабилитации и с правом восстановления) и смерть.


Построение ОУН базировалось на территориальном принципе «тройного строительства» — из 3 членов организации образовывалось звено, 3 звена составляли станицу, 3 станицы образовывали кущу (куст), 3 кущи составляли подрайонный провод (подрайон), 3 подрайона образовывали районный провод (район), 3 района объединялись в надрайонный провод (надрайон), 3 надрайона — в окружной провод (округ). Во главе подпольных структур ОУН, начиная с уровня кущи, стояли проводники.


Проводы имели в своем составе несколько референтур, занимавшихся вербовкой новых участников, подготовкой кадров, связью между отдельными звеньями организации, сбором отчетов, а также службу безопасности с функциями контрразведки, пропаганды, референтуру, занимавшуюся военной подготовкой оуновцев, разработкой диверсий и терактов.


Связь между отдельными звеньями подпольных структур ОУН осуществлялась через связных и курьеров. Связь от одной структуры подполья к другой замыкалась так называемым мертвым пунктом (тайник в виде дупла, пня, ямы), где оставлялись сообщения. Кто за ними придет, курьеру известно не было. Вследствие такой сложной и глубоко законспирированной системы связи выявление мест укрытия («схронов») главарей проводов и референтур было чрезвычайно затруднено. Запрещалось выходить из бункеров (исключение — только для выполнения заданий), отлучаться в одиночку.


Обычно оуновцы действовали вдали от своего места жительства и места жительства близких родственников. Об уровне конспирации подполья ОУН свидетельствует и тот факт, что архивные оуновские материалы в послевоенный период были тайно вывезены подпольной организацией из Львова в Ленинград и спрятаны в отделе редких рукописей публичной библиотеки имени М.Е.Салтыкова-Щедрина.


В функции референтур службы безопасности входило выполнение следующих задач:


— совершение террористических актов над сотрудниками НКВД–НКГБ, советско–партийным активом, бойцами истребительных батальонов и семьями военнослужащих Советской Армии;


— организация и проведение диверсионной, разведывательной и контрразведывательной работы;


— создание «сети разведчиков, конспираторов и связистов» из числа женщин и молодежи;


— установка и разработка польских подпольных организаций;


— розыск и задержание дезертиров, уклоняющихся от «службы» в УПА;


— приведение в исполнение смертных приговоров, выявление и наказание лиц, срывающих мероприятия ОУН — УПА;


— срывы мероприятий, проводимых органами советской власти.


Боевики службы безопасности совершали вооруженные нападения на населенные пункты и расправы над их жителями, организовывали засады против небольших групп бойцов и офицеров Советской Армии, обозов и автоколонн с военным грузом.

 

Оуновское организационно–территориальное деление не совпадало с административно–территориальным делением СССР. Это было сделано специально, чтобы затруднить работу советским органам госбезопасности и внутренних дел по вскрытию и ликвидации структур подполья.


Под кодовым названием «Москва»


Районы Полесья, вошедшие в состав БССР в 1939 году, были включены в сферу деятельности оуновского подполья по нескольким причинам. С одной стороны, в Брестской и Пинской областях проживало значительное количество этнических украинцев. К тому же в сентябре 1941 года южные районы БССР были включены германскими оккупационными властями в состав рейхскомиссариата «Украина». С другой стороны, население Полесья, которое в свое время изведало последствия польского правления и сталинских репрессий, с интересом восприняло программные положения ОУН. Программа, принятая в 1943 году, была написана людьми, которые глубоко прочувствовали реальные настроения населения западных регионов Украины и БССР, которое не хотело ни капитализма польского варианта, ни социализма сталинской модели. Однако, как оказалось вскоре, идеи разошлись с реальной деятельностью оуновцев.


К моменту полного освобождения территории БССР от немецких оккупантов в ее юго–западных районах находились значительные силы Организации украинских националистов, объединенные Брестским окружным проводом под кодовым названием «Кричевский».


Возглавлял Брестский провод Зиновий Савчук («Шварц», «Александр»), он входил в состав краевого провода ОУН на северо–западных украинских землях с кодовым названием «Москва», включавший также Волынскую, Ровенскую, Житомирскую и Винницкую области УССР. Руководили «Москвой» Чупринка («Смок») и Максим Дубовой. В свою очередь, краевой провод подчинялся центральному проводу во главе с Шухевичем («Тур»).


В 1948 году Брестский окружной провод был переименован в Белорусский окружной провод («Нива»), который до 1952–го объединял 3 надрайонных провода: Брестский, Кобринский и Пинский. Окружным проводом в 1948 — 1952 годах руководил Александр Степанюк («Мефодий», «Богун», «Тетеря», «Тихон», «Марта»), который прибыл с территории Украины.


УПА: в чем отличие от ОУН


Помимо территориальных звеньев ОУН на территориях Брестской, Пинской и частично Полесской областей БССР в 1944 году находились подчинявшиеся им вооруженные формирования Украинской повстанческой армии (УПА).


История возникновения УПА относится к 1941 — 1942 годам. Именно так вначале именовал свои вооруженные отряды глава созданной в 1941–м на севере Ровенской области так называемой Полесской Сечи Тарас Боровец («Тарас Бульба»). Боровец организовал свои формирования при непосредственной поддержке германских оккупационных властей. Позже «Тарас Бульба» переименовал УПА в Украинскую народно–революционную армию.


В конце 1942 года первые отряды УПА были созданы сторонниками Бандеры на территории Волыни. К 1943–му УПА сложилась как широкая подпольная военная структура, которая подчинялась территориальным звеньям ОУН.


Непосредственным руководителем УПА считалось главное командование и штаб во главе с Клячковским («Клим Савур»), а затем Шухевичем («Тур»). В состав УПА входили Северная, Южная, Западная и Восточная группы. Управляли группами командующие и штабы. В свою очередь, группы разбивались на полки, полки состояли из куреней (батальонов), курени делились на сотни (роты), сотни состояли из чет (взводов) и роев (отделений). На территории юго–западных районов БССР действовали в основном отряды Северной группы УПА.


Еще в 1943 году был образован военный округ «Туров» под командованием Юрия Стельмащука («Рудый»). Штабом округа руководили «Клим» и его заместитель «Богун». Территория округа охватывала Волынскую область Украины, а также некоторые районы Брестской, Пинской и Полесской областей БССР.


Всего к лету 1944 года на территории БССР подпольные формирования ОУН — УПА насчитывали примерно 12 — 14 тысяч человек.


От действий ОУН — УПА в период с 1944 по 1956 год погибли 3.199 военнослужащих Советской Армии, пограничных и внутренних войск СССР.


В 1944 — 1946 годах украинскими антисоветскими подпольными группами на территории юго–западных районов БССР было совершено 2.384 диверсии и теракта, в результате которых погибли 1.012 человек: местные жители, активисты компартии, представители органов власти. О подпольной деятельности ОУН и УПА после освобождения БССР от немецких захватчиков предстоит отдельный подробный разговор.


Кстати


В архивных документах обнаружены сведения о связях с ОУН представителей белорусского коллаборационистского движения Всеволода Родько, Константина Езовитова и Радослава Островского


Родько, участвуя в боях с германскими войсками в составе польской армии, в сентябре 1939 года попал в немецкий плен и был помещен в лагерь военнопленных. После освобождения в августе 1940 года он переехал в Краков и устроился на работу в представительство германской фирмы «Урсус». Представительство возглавлял агент абвера Трохимовский. Весной 1941–го Родько был завербован абвером и получил агентурный псевдоним «Рак». В качестве задания «Раку» было поручено собрать сведения о деятельности ОУН в Кракове.


Еще в августе 1940 года Родько в Кракове познакомился с журналистом Б.Левицким, принадлежавшим к руководящим кругам ОУН. Левицкий ознакомил его с программно–уставными документами ОУН, которые были восприняты Родько как образец для будущей «организации белорусских националистов». Через Левицкого «Рак» по заданию абвера и выяснял, какими связями располагает ОУН на территории УССР, какая практическая работа проводится организацией, а также выяснял возможности ОУН для переброски германской агентуры на территорию СССР.


Поскольку многие члены ОУН, находившиеся в Кракове, сами являлись агентами немецких спецслужб, через Родько абвер просто перепроверял информацию, полученную от агентов в украинском движении. Сам же «Рак» придавал большое значение общению с Левицким. Уже после своего ареста на одном из допросов он заявил следующее: «Мое мировоззрение как белорусского националиста и возросшая политическая активность появились под влиянием оуновца Левицкого».


В конце 1941 — начале 1942 года Родько вел переговоры с руководителем УПА («Полесская Сечь») Тарасом Боровцом («Тарас Бульба») о совместных действиях как против Советского Союза, так и против фашистской Германии. Конкретных результатов переговоры не принесли. Этому помешала развернувшаяся острая внутренняя борьба в ОУН — УПА между мельниковцами и бандеровцами. Вновь переговоры возобновились только в марте 1945 года. Предполагалось создать на территории УССР и БССР повстанческие отряды и установить совместные контакты с прибалтийскими антисоветскими организациями.


Согласно показаниям Константина Езовитова, «в 1944 году, находясь в Берлине, Родько встречался с лидером украинских националистов Бендерой (так в оригинале документа. — Ред.) и вел с ним какие–то переговоры, после чего он и Астровский (Радослав Островский, президент коллаборационистской Белорусской центральной рады. — Ред.) совместно с немцами намечали план создания белорусских вооруженных отрядов, подобных ОУН’овским для действия их в тылу Красной Армии». Езовитов сообщил также, что в сентябре — октябре 1944 года в Берлине шли переговоры делегации БЦР (Островский, Езовитов, С.Гринкевич) с «Союзом гетманцев Украины» (гетман Скоропадский, полковник Гамзин, инженер Шефанович). Через Скоропадского Островский установил связь с Бандерой и заключил с ним договор о взаимном признании и поддержке при ведении переговоров с другими государствами, а также координировании дальнейших действий по совместной борьбе против Советского Союза и Польши.


Публикация подготовлена по материалам исследования кандидата исторических наук Игоря ВАЛАХАНОВИЧА «Антисоветское подполье на территории Беларуси в 1944 — 1953 годы» (Минск, 2002) и сборника документов «ОУН — УПА в Беларуси. 1939 — 1953 годы» (Минск, 2011).


(Продолжение следует.)

 

Советская Белоруссия №62 (24445). Четверг, 3 апреля 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости