Гора самоцветов

Гродненский Фаберже: фигурки из драгоценных камней, стоимость которых может достигать сотен тысяч долларов

Вы когда-нибудь держали в руках цветок с лепестками из нефрита, тычинками из золота и бриллиантовой сердцевиной? Гродненец Сергей Мякошин долго осваивал мастерство, которым в совершенстве в мире владеют лишь немногие.

Своя каменная чаша

Сергей МЯКОШИН долго осваивал мастерство, которым в совершенстве в мире владеют лишь немногие
Фото автора
Сергей Мякошин пришел на встречу с большим тяжелым чемоданом. И начал по одной извлекать на свет небольшие фигурки, каждая из которых умещалась на ладошке, но весила по ощущениям около килограмма.

— Камнерезом стал случайно, — начинает свой рассказ Сергей. — Учился на резчика по дереву в реставрационно-художественной школе в Санкт-Петербурге. Параллельно осваивал различные художественные специальности, за исключением ковки и кузнечного дела. Родился и вырос в Гродно, в свое время работал в потребсоюзе. Занимался оформлением магазинов, ресторанов, баров, витрин. Было интересно. В советские времена часто заказывали панно, чеканку. Потом на свои хлеба ушел. Был известным в городе фарцовщиком. Но никогда мне это не нравилось, хотя денег и хватало. В Санкт-Петербурге люди другие. Не зря говорят, что это культурная столица.


Гродненский камнерез прошел долгий путь, поэтому может себе позволить порассуждать о том, что сейчас происходит в «мире камней»:

— В России существуют две камнерезные школы: екатеринбургская и санкт-петербургская, которые друг от друга отличаются в корне. Санкт-петербургская более изящная, с большим количеством металла, навеяна стилем Фаберже. Екатеринбургская — с обилием камня и более грубой резьбой. Называю ее садово-парковой. Сейчас там, правда, есть очень сильная мастерская-студия «Святогор», заказы у которой расписаны на несколько лет вперед. А вот в Беларуси я не знаю других резчиков. Пытался найти, но как-то попадаются только ювелиры-ремесленники. Ищу, с кем можно было бы посотрудничать, потому что у камнереза есть такое понятие: «одеть фигуру». Фигуру можно подать как чисто камнерезное изделие, а можно «навертеть» на нее все что угодно: золото, металл, бриллианты, самоцветы и так далее.

Черная роза за 50 тысяч долларов


Если провести короткий экскурс в историю, то сам Карл Фаберже, по большому счету, был хорошим руководителем и организатором. Сам он ничего не делал. У него всегда была команда лучших камнерезов и ювелиров. По его стопам пошел известный в России мастер Сергей Фалькин. Постепенно он нашел свой собственный стиль в камнерезной пластике. Сейчас его работы представлены в Эрмитаже и во многих частных коллекциях.

Долгие годы Сергей Мякошин проработал в мастерской того самого Фалькина.

— Бывало, сидишь целый день над камнем и продвинешься только на 2 миллиметра, — вспоминает Сергей. — Инструмент улетал мгновенно. Начал тренироваться дома резать камень. Первая работа — маленькая лягушечка из опала. Но постепенно заболел камнем.

Спокойно и без сожаления Сергей Мякошин расстается со своими творениями. Тому, кто написал книгу, обычно ее читать не хочется.

— Вот земляника из нефрита, которая еще не собрана, — протягивает Сергей мне коробочку с лепестками и камешками, лежащими на бархатной подушечке.
Мастер берет из коробки зеленый нефритовый лепесток и роняет его на пол.

— Не бойтесь. В этом весь секрет нефрита. Он тверже стали. У него волокнистая структура. Нефрит не отколешь. Его надо только резать высокотехнологичным инструментом. Стоимость на рынке — от 2 до 5 тысяч долларов за килограмм. Где наша земляничка? Смотрите. На серебро на маленький штифтик насаживается земляничка, тычинки из золота будут, а на каждой тычинке по бриллианту посажу. Все зернышки в земляничке тоже из золота. Такой букет стоит дорого. Помню, в начале 1990-х сделал черную розу. Ее продали за 50 тысяч долларов. Но потом цены начали падать. Появились другие мастера. В Украине есть пара неплохих ребят, в Германии есть такой Патрик Дрейхер. Он потомственный камнерез в пятом поколении.

Между Питером и Гродно


В 2008 году пошла волна спроса на фигурки людей. Карл Фаберже, как мы знаем, делал яйца, инкрустированные драгоценными камнями, которые дарили знатным господам. Однако по заказу императрицы он делал и множество фигурок животных, которые должны были помещаться в кулаке. Отсюда и небольшой размер. Английская королева Елизавета II, кстати, очень любит и до сих пор заказывает подобные вещи у наших и зарубежных мастеров.

— Откуда черпаете свои сюжеты?

— Этот маленький зайчик из агата — чисто «фабержевский». Долгое время, работая в мастерской Фалькина, «переписывали историю по-новому» и делали копии фигурок Фаберже. Очень много таких изделий заказывали в подарок известным российским политикам. После того как запретили делать подарки руководителям стоимостью свыше ста долларов, потихоньку это прекратилось. Правда, все равно под тем или другим соусом они к ним попадают.

— С какими камнями работаете чаще всего?

— Яшма, аметист, сердолик, нефрит и множество других. Основное отличие камня от других материалов в том, что он всегда остается холодным.

— Вы их чем-то покрываете?

— Многие задаются этим вопросом. Нет. Каждое изделие полируется до блеска. Все листики, цветочки, веточки. Есть так называемая шкала Мооса, по которой определяется плотность камня.

— Какие инструменты используются в работе?

— Только алмазные. Больше ничего эти камни не берет.

— Где-то можно купить ваши вещи, кроме интернета?

— В Санкт-Петербурге есть Дом Фаберже на Большой Морской. Там у меня берут изделия на реализацию. Накручивают сверху 40%. Иногда они подолгу не продаются. А иногда приедет какой-нибудь богатей и купит сразу 20 фигурок в подарок кому-нибудь.

— Неплохой подарок, если бы не цена, — сокрушаюсь над фото белоснежного льва из диковинного камня.

— Судите сами, — логично рассуждает мастер. — Вам подарили БМВ и вашей подруге подарили БМВ. Они одинаковые. А двух одинаковых фигурок быть не может, потому что камень все равно будет другой. Представьте такой букет в любом интерьере. Вот фигурка, занявшая 3-е место на престижном конкурсе в Москве. Гематитовая яшма. Бык. Большая работа, до 18 сантиметров. Вот фигурка слона из белого нефрита. У него сердоликовые глаза, опаловые бивни, обсидиан и серебро. Это печать.

— Что лучше всего продается?

— На каждый предмет есть свой покупатель. Недавно звонили из магазина: «Сергей, давайте собак начинайте резать. Чтобы в сентябре были на полках».

Сергей признается, что сложно разрываться между Питером и Гродно. Не хватает прежде всего общения с единомышленниками. Не у кого спросить совета. Но именно в старинном городе над Неманом мастер обрел свою любовь, дом и тихую гавань, где можно спокойно жить и творить.

tanula.k@mail.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Мастер,несомненно,ему не только нужно отдавать должное,но и уважать за выбор профессии.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?