Гонка за второе место

До главных выборов в Германии осталось чуть больше месяца. После брексита, американских антироссийских санкций и утраты доверия между Вашингтоном и Москвой именно от этой страны ждут, что она четко очертит свои место и роль в мировой политике. Даст ответы на острые вопросы, которых накопилось немало. Тут и миграционный кризис в Евросоюзе, требующий от федерального канцлера особой ответственности. И тяжкое бремя, которое Ангела Меркель сама взвалила на себя, инициировав Минские соглашения по урегулированию конфликта на востоке Украины. Да и последние заявления спецпредставителя США по Украине Волкера требуют реакции Берлина... Но вот что удивительно: предвыборная кампания в Германии практически приближается к концу, но никаких четких стратегий мы до сих пор не слышали.

Предвыборную тишь да благодать нарушил Кристиан Линднер — председатель Свободной демократической партии (СвДП) и главный кандидат либералов на сентябрьских выборах в бундестаг. Заранее оговорившись, что он нарушит табу и выскажет вслух то, что многие думают, он предложил скорректировать курс Берлина по отношению к Москве, пересмотреть отношение к санкциям и тому подобное. А для того чтобы достичь прогресса, надо, по его мнению, предложить Владимиру Путину что–нибудь хорошее, отмежевавшись от вопроса по Крыму (он буквально употребил слово einkapseln, что может означать «поместить в капсулу», «отгородить»).

Собственно, это и было то самое табу, которое вызвало шквал критики в адрес Линднера. На него набросились все немецкие СМИ, обвинив в популизме и безответственности. Дескать, он рисует образ непонятой жертвы политкорректности и вообще–то доброго малого, готового пострадать за интересы народа. На самом деле, пишут они, Линднера волнует только один вопрос: кто займет третье место по итогам голосования — «зеленые», Левая партия, АдГ или возглавляемая им СвДП?

Гм... В принципе, учитывая, что гонка за первое место уже состоялась, Ангела Меркель останется федеральным канцлером, то сейчас стоит вопрос о втором месте. Реальном втором месте, а не том, которое занимает лидер социал–демократов Мартин Шульц, оказавшийся такой бледной копией Меркель, что непонятно, из чего выбирать.

А вообще, как видится, замах Кристиана Линднера гораздо шире, чем пьедестал на партийном забеге.

На самом деле, подняв вопрос о будущих взаимоотношениях с Россией, он не нарушал никаких табу. Тема антироссийских санкций остается самой злободневной для немецких предпринимателей. Едва ли не ежедневно от их имени звучат упреки в адрес правительства, что немецкая экономика тяготится санкциями против России и надо добиваться их смягчения. А после того как американский конгресс запретил немецким фирмам сотрудничать с «Газпромом», очень многим в Германии стало понятно, что их интересы американцы ставят на второй план ради собственных конкурентных преимуществ.

То же самое касается возможного изменения политики США в отношении Украины — поставок оружия, минского процесса и тому подобного. Штаты далеко, а отвечать за последствия придется Германии, раз уж она подписалась на это.

В общем, как мне кажется, не все так просто в этом предвыборном заявлении Линднера.

Похоже, немецкая элита задумалась, куда все катится. Серьезной геополитики, стержнем которой всегда был баланс Запада и Востока (России), практически нет. Вместо него форменный балаган, который мы наблюдаем на примере «российского вмешательства в американские выборы». Запад скатывается к идее «сдерживания России», высказанной 70 лет (!) назад архитектором стратегии США Джоржем Кеннаном. Между тем у Германии всегда была своя стратегия, сформулированная Вилли Брандом — «изменение через сближение». Именно эту стратегию, по сути, предложил вспомнить Линднер, и, как видится, по заявлениям министра иностранных дел Зигмара Габриэля, эта идея популярна не только среди бизнесменов, но и среди высшего политического света.

Меркель пока молчит, и понятно почему. Она сама ранее выставила очень жесткое условие — дескать, отношения с Россией изменятся, когда будет прогресс с выполнением Минских соглашений. Меркель блюдет образ сильного политика и ждет...

Но ситуация в ФРГ сильно отличается от России или США, где все зависит от лидера. Германия — парламентская республика, и решения принимаются коалиционно. Если Линднер со своими заявлениями наберет большое количество голосов, к нему надо будет прислушаться.

С другой стороны, немецкий избиратель политически консервативен. От него не стоит ожидать никаких волнений и стычек в предвыборную пору. Поэтому трудно узнать, что он на самом деле думает обо всех острых вопросах, в том числе и об отношениях с Россией. Но мы узнаем это в день выборов, если Линднер наберет большое количество голосов. Тогда и Меркель может пойти на предложения лидера свободных демократов, сохранив лицо. Так что в данном случае, как бы ни долбала Линднера пресса, ответ на поставленные им вопросы именно за немцами. И мы их услышим 24 сентября, в день выборов.

romanova@sb.by 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сафонов Анатолий
Только "голые" короли и королевы в Польше и Прибалтике, жаждущие подачки из Вашингтона, будут "мутить воду" в Европе, а Германии и Франции и другим европейским странам впору подумать о перспективах экономических связей с Россией, которые всегда были взаимовыгодными, особенно для немцев. Немцы уже навоевались и ввязываться в какие-нибудь конфликты не хотят и это им не выгодно. "Шум" в Европе в Первую и Вторую мировые войны, был выгоден только США, которые только обогатились на этом....  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости