Голубая кровь

О транзитном потенциале

Достаточно взглянуть на карту поставок газа в Европу, чтобы привычная геополитическая метафора — сердце Европы — обрела вполне конкретный смысл. Все грядущие политические союзы, интеграционные блоки и прочие формы европейского сотрудничества лежат в прямом смысле на поверхности. Две четкие, законченные нити действующих газопроводов Ямал — Европа и Уренгой — Ужгород обозначают главные артерии, питающие экономики европейского континента. Их дополняют три прерывистые линии — это строящиеся или проектируемые линии российских газопроводов «Северный поток», «Южный поток», а также конкурирующего с ними европейского «Набукко». Весь этот «сосудистый рисунок» удивительно напоминает сердце, качающее «кровь» экономики.


Но не только экономики. Вчерашние переговоры в Анкаре российского лидера Владимира Путина с премьер–министром Турции Эрдоганом, к которым присоединился и премьер–министр Италии Сильвио Берлускони, ясно показывают намечающиеся контуры новых политических альянсов в Европе.


Причем эта политика не исключает участия одних и тех же государств в конкурирующих мегаэкономических проектах. Пример уже подала Турция.


Напомню: сенсацией прошлого месяца было подписание соглашения по «Набукко». Документ подписали Турция, Австрия, Венгрия, Болгария и Румыния. Проект трубопровода оценивается в 7,9 миллиарда долларов и предполагает транспортировку природного газа в европейские страны через Азербайджан, Грузию, Турцию, Болгарию, Венгрию, Румынию и Австрию. Он станет продолжением уже построенного газопровода Баку — Тбилиси — Эрзурум и рассчитан на ежегодную транспортировку 31 миллиарда кубометров газа — в обход России.


Сегодня же Турция вступила в переговоры с Россией, в том числе и по газопроводу «Южный поток».


Накануне российским газетам стало известно, что Турция даст разрешение на строительство газопровода «Южный поток» в своих территориальных водах в Черном море. Эта нитка пройдет по дну Черного моря из Новороссийска в болгарский порт Варна. Затем две ее ветви пройдут через Балканский полуостров в Италию и Австрию, хотя их точные маршруты пока не утверждены. Пропускная способность газопровода должна составить 63 млрд. кубометров газа в год.


Конкурирующие экономические проекты предоставляют широкое поле для маневра политиков. Вот как описывает будущую политическую стратегию российская деловая газета «Взгляд»: «Турция разрешит строительство газопровода «Южный поток» по дну Черного моря в своей экономической зоне. Это позволит России обойти проблемную Украину при реализации проекта. Не исключено, впрочем, что Турция таким образом набивает себе цену перед Евросоюзом и увеличивает свой вес в проекте «Набукко», считают эксперты. Однако и Россия, имея такую договоренность, сможет давить на сомневающихся, в частности на Болгарию».


Кстати, после победы правоцентристской коалиции в Болгарии на парламентских выборах в июле представители исполнительной власти этой страны заявили о том, что «Южный поток» для них слишком дорог... Однако президент страны отметил, что приостанавливать совместные энергетические проекты с Россией он не намерен. Так что вопрос в цене, и вокруг нее будут крутиться всевозможные политические альянсы.


Одна деталь неприятно кольнула: российская пресса поспешила заявить, что, цитирую, «переговоров с Киевом больше не будет». Имеется в виду, что в случае успешных договоренностей «Южный поток» построят в обход Украины.


Однако Украина, так же как и Беларусь, обладает несоизмеримо большим транзитным потенциалом, чем все новые партнеры России, вместе взятые. Причем эти партнеры, заключая новые договоренности, никак не отказываются от своих прежних обязательств. Этой союзнической солидарности и способности видеть геополитическую стратегию за сиюминутной экономической тактикой у еэсовских стран–потребителей можно только поучиться. «Европейский концерт» и сегодня звучит удивительно слаженно.


Впрочем, Антонэну Дебидуру, написавшему «Дипломатическую историю Европы» — классический труд о классических альянсах, наверное, и не снились те перегруппировки, которые рождаются сегодня. Например, то, что на европейскую политику будет сильно влиять новое объединение, ранее неизвестное старой Европе, — группировка стран–транзитеров... Транзитные государства, в том числе и Беларусь, играют все более активную роль на европейской политической сцене.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Читатель из Люблино
Кремль, думаю стремиться окончательно "похоронить" украинских "оранжевых» политиков. Напомню, в январе у южных соседей Беларуси президентские выборы. Время будет не легким, и обходной трубопровод станет как раз очень сильным козырем в руках Москвы. Кроме этого, проверка электорального потенциала проведена и по другим каналам. В частности, недавний визит Патриарха Кирилла показал, что большинство украинцев по-прежнему верны России и не довольны политикой действующих властей. <br /> <br />
В свою очередь, ЕС волнуется о своей энергетической безопасности, и проблемы стран-транзитеров интересуют объединенную Европу на столько, на сколько это касается их интересов. Не по партнерски это как-то.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?