Гольшанская молочная река полна и глубока

СПК «Гольшанский» Ошмянского района признан на Гродненщине школой передового опыта в ведении молочного скотоводства. В этом убедился и председатель облисполкома Семен Шапиро. Вскоре после своего избрания главой региона он отправился в поездку по Принеманью. Побывав в «Гольшанском», Семен Борисович тепло отозвался и о достижениях здешних животноводов, и о работе председателя сельскохозяйственного производственного кооператива Николая ПРАВКО. Мы тоже решили узнать, чем примечательны хозяйство и его руководитель, и отправились на встречу с Николаем Николаевичем.

Школа передового опыта всей области — в одном рядовом хозяйстве

СПК «Гольшанский» Ошмянского района признан на Гродненщине школой передового опыта в ведении молочного скотоводства. В этом убедился и председатель облисполкома Семен Шапиро. Вскоре после своего избрания главой региона он отправился в поездку по Принеманью. Побывав в «Гольшанском», Семен Борисович тепло отозвался и о достижениях здешних животноводов, и о работе председателя сельскохозяйственного производственного кооператива Николая ПРАВКО. Мы тоже решили узнать, чем примечательны хозяйство и его руководитель, и отправились на встречу с Николаем Николаевичем.



Одна голова хорошо, а две и больше — еще лучше — Николай Николаевич, часто ли приезжают к вам за опытом из других регионов Гродненщины?

— На базе нашего хозяйства неоднократно проходили и районные, и областные семинары. В этом году состоялся даже республиканский семинар, в котором приняли участие заместители председателей облсельхозпродов по животноводству, ветеринарные врачи и руководители областных племенных станций. Приезжают к нам и делегации из хозяйств. Руководители привозят своих специалистов, знакомятся с нашим опытом.

— Не мешают ли в работе визитеры, ведь им надо показать, рассказать, уделить внимание?

— Это общение полезно не только для них, но и для нас. Учиться надо постоянно, иначе остановишься в развитии, отстанешь от прогресса. Это, может, звучит несколько банально, но все именно так.

— Что же необычного вы показываете своим гостям?

— Чуда никакого нет. В основе наших достижений — постоянная целенаправленная работа по повышению продуктивности дойного стада. 27 лет я работаю председателем, и все эти годы мы стремимся не только не отстать от других, но и быть впереди.

Когда я возглавил это хозяйство, оно было самым последним в районе по производству молока. Здесь были фермы, где за год от коровы надаивали всего по 1200 килограммов молока. Помню, как только проходит пленум райкома партии, то обязательно критикуют колхоз имени Ленина (прежнее название хозяйства. — О. Ш.). Я в конце концов не выдержал, пошел к первому секретарю райкома партии и говорю: «Дайте мне хотя бы полгода поработать без критики, а то я все воспринимаю через сердце, у меня руки опускаются». Правда, на некоторое время меня оставили в покое. А после уже и не было за что критиковать: показатели пошли вверх, хозяйство постепенно встало на ноги. С тех пор больше мы никогда не были в отстающих.

Я сам люблю животноводство и требую, чтобы так же его любили те, кто со мной работает. В этой отрасли мы создали определенную систему. Раз в две недели обязательно собираем у себя специалистов зоотехнической и ветеринарной служб, заведующих фермами. Кто-то из специалистов прочитал нечто интересное в периодической печати или специальной литературе, где-то я увидел очередную новинку — мы все это сообща обсуждаем. Решаем, можем ли применить у себя.

Ездили за опытом в хозяйства Гродненского района — СПК «Обухово» и имени Деньщикова.

— Значит, вначале учились сами?

— Да, перенимали опыт. И сейчас этого не чураемся. Все лучшее применяем у себя. Это приносит результаты.

Из тех телочек выросли коровы

— За 2009 год ваше хозяйство надоило от коровы 7256 килограммов молока, обеспечив прибавку к предыдущему году 1210 килограммов. Это очень весомо даже по меркам республики. Только ли за счет использования передового опыта вам удалось выйти на такие показатели или были еще какие-то факторы?

— Когда мы надаивали 5 тысяч килограммов молока от коровы, началось «топтание на месте». Прибавка была незначительной. А я полагал, что она должна быть как минимум 500 килограммов в год от коровы. Помню, СПК имени Деньщикова в один год сильно рванул вперед по производству молока. Поехал я туда, побывал также в СПК «Обухово». И понял: если мы у себя считали, что среднесуточные привесы на телках до 6-месячного возраста 600 граммов в день это хорошо, то в гродненских хозяйствах действовали по-иному. Там, чтобы иметь корову, которая бы давала в год по 7—8 тысяч килограммов молока, от телок получали среднесуточные привесы 900 граммов. Посмотрел я рационы, узнал, чем кормят телок в этих хозяйствах. Потом послал туда своих зоотехника и заведующую фермой, где у нас концентрируются телята. После вместе мы обсудили увиденное, стали кормить наших телят так же и вышли на среднесуточные привесы животных старших возрастов 900 и даже 1000 граммов.

И вот пришло время, когда из тех телочек выросли коровы. Начали телиться первотелки. Так у нас сформировалось высокопродуктивное ядро животных. Конечно, на результатах прошлого года это сказалось самым непосредственным образом.

Кроме того, кормовая база, как всегда, была неплохой. Кормов хватало, и качество их соответствовало требованиям. Мы стали широко применять консерванты, весь сенаж и силос заложили с ними.

И самое главное: стали шлифовать технологию содержания животных. Например, родится теленок — он обязательно в первые часы своей жизни должен попить молозива. Начали приучать к этому своих животноводов. Даже если отел происходит ночью. У нас в таких случаях на ферме обязательно дежурит специалист.

При этом взяли за правило: если растелилась первотелка, то молозиво от нее не годится для выпойки, в нем мало иммуноглобулина. То же самое в случае с растелом, допустим, коровы, больной маститом. Поэтому хозяйство приобрело морозильники. В них замораживаем молозиво от стародойных коров, оно качественное. Когда появляется необходимость, специалист размораживает его и поит им теленка. Нам удалось на все 100 процентов исключить падеж телят, нет у нас отхода молодняка. Телята растут здоровыми, мы на них стали получать привесы, которые необходимы, чтобы вырастить корову с продуктивностью до 8 тысяч килограммов молока в год.

Высокие надои, но не любой ценой

— Семь с лишним тысяч килограммов молока от коровы за год у вас уже есть. К более высокому результату будете стремиться?

— На Западе от коровы за год надаивают по 12 и более тысяч килограммов молока. А мы чем хуже? Так что стремиться есть к чему. Следующий наш рубеж — 8 тысяч килограммов молока от коровы в год.

Другое дело, что чем выше надой, тем в производство молока надо вкладывать больше денег. К примеру, мы достигли своей продуктивности при рентабельности молока за прошлый год 37 процентов. В 2008 году она была у нас еще выше — 57 процентов. (В прошлом году на этом показателе сказалось изменение закупочных цен на молоко.) А вообще, рентабельность молока у нас традиционно достаточно высокая. Но если мы станем вкладывать дополнительные деньги, скажем, в усиление энергетической ценности рационов, то, соответственно, произойдет снижение рентабельности молока. Так что безоглядно увеличивать надои нельзя.

К примеру, расход кормов у нас составляет 0,8 кормовой единицы на литр молока. Но если повышать надои, то стоимость кормовой единицы увеличится. Я, конечно, не против увеличения надоев. Просто в этом случае надо искать резервы для понижения себестоимости продукции, действовать продуманно и осторожно, ведь более тонкая работа всегда дорогая.

— Ваше хозяйство не имеет какого-то особого статуса?

— Мы обыкновенное товарное хозяйство, делаем все исключительно за счет собственных резервов. К примеру, тех же телочек выращиваем на основе белорусских пород. Безусловно, используем семя быков иностранной селекции, но во всем остальном только то, что имеем. Это убеждает, что резервы прежде всего надо искать у самих себя. Тогда и производство будет на уровне.

— Кстати, каков вклад СПК «Гольшанский» в так называемую молочную реку Ошмянского района?

— Ежедневно район продает государству до ста тонн молока. На наше хозяйство из этого количества приходится 22 процента. Это в летнее время. А зимой мы продаем четвертую часть молока от всего его количества, которое реализует район. К сожалению, в большинстве хозяйств надои зимой невысокие. А мы в зимнее время ежедневно надаиваем от коровы по 18 килограммов молока.

— Кстати, а какой у вас среднесуточный надой в эти дни?

— 21 килограмм.

— Сейчас всех животноводов призывают получать молоко сорта «экстра». Это действительно так уж необходимо для производителя? Кое-кто утверждает, будто для того, чтобы перестроиться на производство молока сорта «экстра», нужны большие затраты...

— Мы вот-вот начнем получать молоко сорта «экстра» с двух наших ферм. Безусловно, определенные затраты для этого нужны, но я бы не сказал, что они громадные.

К примеру, мы продали в Россию 300 нетелей. Получили за них 300 миллионов белорусских рублей. На эти деньги купили 2 очистителя молока, 8-тонный холодильник, другое оборудование. На все ушло примерно 200 миллионов рублей. Мы эти средства выделили целенаправленно. Осталось произвести наладку оборудования, и со дня на день обеспечим получение молока сорта «экстра». Дело это очень нужное, ведь закупочные цены на такое молоко гораздо выше, чем на обычные сорта. Я уверен, что наши затраты очень скоро окупятся

Руководителей надо беречь

— Вы любите все просчитывать наперед и редко ошибаетесь в своих расчетах или почти не ошибаетесь. Тогда скажите: почему одни хозяйства работают хорошо, а другие нет?

— Это зависит от многих факторов. Скажу только об одном: там, где часто меняют руководителей, толку нет. К примеру, у нас в районе есть хозяйства, где после 1990 года поменялся с десяток руководителей. Полтора-два года поработают — и уходят. У каждого руководителя — свой подход к делу. Приходит очередной — начинает все кроить под себя. От этого пользы мало.

У меня, например, сложился костяк специалистов, которые знают, чего хочу я как руководитель, а я знаю, на что способен каждый из них. В таком тандеме мы и работаем. А представьте, если бы за эти 27 лет поменялось несколько руководителей.

К тому же если руководитель не временщик, то он работает на перспективу. А для временщика ничто не имеет значения.

Да и выбор кандидатов на должность руководителя нынче не очень-то велик. Неохотно идут на работу в хозяйства выпускники сельскохозяйственных вузов и колледжей. Откуда здесь браться резерву руководителей? У этой серьезнейшей, я бы сказал, проблемы нашего АПК много причин. К сожалению, их исследуют очень поверхностно или почти не исследуют.

Вообще, к кадрам и, в частности, к кадрам руководителей надо относиться очень бережно. Бывает, не понравился чем-то начальству — тебя по боку. А кем заменить? Разбрасывать камни легко, а вот собирать их трудно. Не нами это замечено...

Сытый голодному не товарищ

— Обращаясь к теме производства молока, хотелось бы спросить: довольны ли вы своим сотрудничеством с теми, кто его перерабатывает? Может, нужно что-то поменять в той схеме, которая существует сегодня?

— Я думаю, что перемены нужны. В моей практике было такое, что наш сыродельный завод не выплачивал хозяйству деньги за приобретенное у нас молоко на протяжении четырех месяцев. Мы практически оставались без средств к существованию. Кое-как выкарабкались из той ситуации. Правда, это было давно. Сейчас с сыродельным заводом у нас иные отношения.

Другое дело, что переработчики и сельчане по-прежнему работают каждый сам по себе. От этого и доходы у них разные. И жизнь различается по сытости и богатству.

— Может, надо создавать что-то вроде совместных холдингов? Насколько нам известно, на вашем сыродельном заводе такую идею вынашивают...

— Может, подойдет и холдинг. Тем более что на Гродненщине, да и в республике, уже есть положительные примеры работы таких структур. Я лишь за то, чтобы производители и переработчики сельхозпродукции были в одной связке, ведь АПК для нас общий.

Считаю, что не стимулирует хозяйства и их привязанность к тому или иному перерабатывающему предприятию. Мы, хозяйства, словно крепостные крестьяне. Уйти от назначенного нам перерабатывающего предприятия не можем. Будь иначе, то выбирали бы мы, а не нас. Тогда переработчики больше прислушивались бы к сельчанам. Это было бы конкурентное и паритетное сотрудничество, а не игра в одни ворота.

— Иностранные потребители белорусских молочных продуктов проявляют все больше интереса и к тому, на каком именно предприятии произведен тот или иной продукт, из какого сырья он изготовлен. Вам приходилось сталкиваться с такими требованиями?

— Пока к нам в хозяйство никто из иностранных потребителей молочных продуктов конкретно не обращался. Но мы сами кое-что в этом плане уже предпринимаем. В частности, подбираем специальные пастбища, располагаем их подальше от дорог. Перед нами стоит также задача ограничить попадание в молоко антибиотиков при использовании медикаментов в процессе лечения животных. От ряда препаратов мы отказались. Иные если и используем, то лишь в ограниченном количестве. И выдержку на использование молока даем с запасом. К примеру, если после применения определенного препарата молоко нельзя использовать на протяжении семи дней, то мы продлеваем этот срок, скажем, до четырнадцати дней.

Корма у нас чистые, это подтверждается лабораторными анализами. Да и лишних денег нет, чтобы, допустим, перенасытить почву минеральными удобрениями.

— Ваше нынешнее хозяйство, насколько мы знаем, состоит из двух прежних?

— Не совсем так. Дело в том, что первоначально к нему присоединили два хозяйства. Правда, не слишком крупных. А спустя годы еще одно. Так что нынешнее хозяйство создано на базе прежних четырех.

— И как в нем представлено животноводство?

— Всего крупного рогатого скота у нас 3800 голов, в том числе 1100 коров. Имеем порядка 900 бычков. Раньше мы продавали их в одно из хозяйств, которое специализируется на их откорме. Но теперь наладили откорм у себя. Получаем среднесуточные привесы больше килограмма. Говядина, кстати, у нас рентабельная: за прошлый год этот показатель составил в среднем по хозяйству 16 процентов. До 6-месячного возраста среднесуточные привесы на бычках получаем по 900—1000 граммов, а свыше этого возраста — по 1100—1200. Остальное поголовье КРС составляют телки.

— Чтобы содержать такое количество скота, наверное, требуется немало помещений?

— Мы пошли по пути концентрации молочнотоварных ферм. В прежние годы их было 12, сегодня 4. Такая концентрация экономически оправданна, так как снижаются издержки на доставку кормов и продукции. Да и применить современное доильное оборудование выгоднее на крупной ферме, на малой оно себя не оправдывает. Сокращается количество работающих. У оставшихся, естественно, увеличивается заработная плата, потому что одно и то же количество продукции достигается меньшим числом работающих. Улучшить бытовые условия для животноводов на крупной ферме тоже более выгодно, чем то же самое ты станешь создавать на большом количестве ферм.

— Планируете ли в дальнейшем увеличивать дойное стадо?

— Однозначно. С этой целью затеяно строительство новой фермы на 350 коров.

— Значит, ферм скоро станет пять?

— Нет, новая ферма, которую мы планируем сдать к зиме, заменит одну из тех, что используется в настоящее время. Основных будет три и небольшая четвертая. Новую ферму, как, кстати, и большинство других объектов в животноводстве, строим в основном хозспособом с привлечением кредитных ресурсов.

За коллективы всех ферм я спокоен, потому что уверен в людях, которые там трудятся. Среди них нет нарушителей трудовой и общественной дисциплины, к работе наши животноводы относятся ответственно. За это я им очень благодарен.

Кто же преемник?

— Все-таки человеческий фактор по-прежнему немало значит в производстве продукции?

— Безусловно. И знаете, какую тенденцию я заметил? Самые надежные специалисты получаются из тех, кто в свое время закончил техникум или колледж, поработал в хозяйстве и осознанно продолжает учебу в высшем учебном заведении без отрыва от производства. У нас такой ветврач. Семь лет работает после окончания техникума. Я его убедил, что надо продолжить учебу. Теперь он студент-заочник Гродненского аграрного университета. Такие же у нас заведующая фермой, зоотехник-селекционер. Я уверен, что эти люди останутся в профессии и никогда ей не изменят.

— Николай Николаевич, простите за, может, несколько некорректный вопрос, но не задать его было бы неправильно. 27 лет вы у руля хозяйства. Преемника себе готовите?

— Представьте, что я и сам неоднократно задумывался над этим вопросом. Для меня важно не просто передать кому-то хозяйство, а передать его в надежные руки. Тому, кто сможет сделать не меньше, а даже больше, чем я. Такой человек из наших специалистов на примете у меня есть. Только имя его я вам, простите, не назову...

Олег ШВЕДОВ, «БН»

НА СНИМКАХ: председатель СПК «Гольшанский» Николай ПРАВКО; с хорошим настроением трудятся операторы машинного доения коров Наталья ПОЗНАНСКАЯ и Снежана КОЩИЦ; словно малых детей, опекает телят своим вниманием заведующая фермой Татьяна ГОРДЕЙ; пастух Антон БЕРНАТ знает, что молоко у коровы на языке.

Фото автора

КОММЕНТАРИЙ председателя Ошмянского райисполкома Юрия АДАМЧИКА:

— Николай Николаевич Правко — личность уникальная. Его умение воплощать в конкретные дела самые смелые решения просто поражает. Из двух хозяйств, одно из которых было совсем никакое, он сделал крепкое сельхозпроизводство. Хозспособом реконструировал две фермы. За что ни берется, все у него получается. А ведь у нас нередко бывает так, что иному руководителю сколько чего ни дай, ничего не выходит. Как говорится, не в коня корм.

А вот у Правко всегда есть чему поучиться. Все элементы технологии в животноводстве мы отрабатываем именно на его хозяйстве. К примеру, замораживание молозива пошло оттуда. Теперь этот метод мы распространили по всему району. То же самое касалось особенностей использования комбикормов для отдельных групп животных. И технология воспроизводства телок тоже стартовала из «Гольшанского». Словом, это человек дела, и хозяйство он ведет на достойном уровне.


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?