Голодный сытому не товарищ

БЕЗ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ невозможно жить. Мы все склонны считать само собой разумеющимся, что в местном магазине продукты всегда будут в изобилии, по доступным ценам или почти по доступным. Но недостаток продовольствия — все более возрастающая перспектива, вырисовывающаяся в ближайшие годы перед сотнями миллионов людей. Урожайность сельскохозяйственных культур, достигнув определенного уровня, практически остановилась. Мир в ближайшие десятилетия может оказаться перед лицом голода в глобальном масштабе.

История человечества с самого начала была историей борьбы за хлеб насущный. Эта борьба продолжается и сейчас, причем в последние годы во многих уголках планеты она серьезно обострилась.

БЕЗ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ невозможно жить. Мы все склонны считать само собой разумеющимся, что в местном магазине продукты всегда будут в изобилии, по доступным ценам или почти по доступным. Но недостаток продовольствия — все более возрастающая перспектива, вырисовывающаяся в ближайшие годы перед сотнями миллионов людей. Урожайность сельскохозяйственных культур, достигнув определенного уровня, практически остановилась. Мир в ближайшие десятилетия может оказаться перед лицом голода в глобальном масштабе.

В принципе, есть два пути решения проблемы: увеличение площадей под посевы и рост урожайности.

Технически это возможно. Ресурс для наращивания производства зерна есть. В России, например, из 121 миллиона гектаров пахотной земли обрабатывается лишь около 48 миллионов. А модернизация сельскохозяйственного производства при сохранении нынешних объемов посевов могла бы увеличить урожайность, по некоторым оценкам, на 20—30 процентов. Сворачивание программы резервирования сельхозземель в США дало бы мировому рынку дополнительно еще 100 миллионов тонн зерна. В целом же сегодня лишь небольшая часть суши используется для сельского хозяйства. Из 13 миллиардов гектаров только 3 миллиарда отведено под луга и пастбища и 1,5 миллиарда гектаров — под пашни. Таким образом, на каждого человека приходится менее гектара сельхозугодий, треть которых составляют пашни. А для удовлетворения минимальной годовой потребности в продовольствии требуется 500 килограммов зерна на душу населения. При этом значительная часть урожая расходуется для получения продуктов животноводства.

Крупнейшие площади сельскохозяйственных угодий сосредоточены в Китае — более 13 процентов мировых, в США — около 10, и в России — 5 процентов. Понятно, что оценки мировых ресурсов земельных угодий приблизительны, более трети суши строго не учтены, особенно в Азии и Африке из-за слабой изученности земель и несовершенства или отсутствия системы учета. В мировых и национальных сопоставлениях используют такой показатель, как сельскохозяйственная освоенность территории — это отношение сельскохозяйственных земель ко всей площади. Среди крупнейших стран он сильно разнится. Скажем, в России доля сельскохозяйственных угодий составляет 13 процентов всей площади страны, в Канаде — 7, США — 53, Франции — 63 процента. Особую ценность, естественно, представляют пахотные земли. На начало 90-х годов ХХ века было распахано и обрабатывалось примерно всего 11 процентов мирового земельного фонда, а доля пашни в общей площади мировых сельскохозяйственных угодий составляла 30—32 процента. Распаханность территории также сильно колеблется как по крупным регионам земного шара, например, в Африке всего 7 процентов, а в Южной Азии — 45, так и по отдельным странам мира: Россия — 8 процентов, Украина — 59, Казахстан — 13, Молдова — 66, Канада — 5, Япония — 12, США — 21, Франция — 35, Дания — 56 процентов. Эксперты считают, что в мире распахано и занято многолетними насаждениями почти 1,5 миллиарда гектаров, в то же время площади земель, потенциально пригодных для пашни, оцениваются отдельными учеными в 3,2 миллиарда. Потенциал есть, и немалый.

Один из самых доступных путей повышения урожайности зерновых культур — внедрение в сельскохозяйственное производство новых, более урожайных сортов и гибридов так называемого интенсивного типа. Так, в конце 60-х — начале 70-х годов в наиболее густонаселенных странах Азии, где массовый голод казался неизбежным, резко возросло производство зерна. Произошел пшеничный переворот, который связан с именем всемирно известного селекционера Н. Борлоуга, удостоенного в 1970 году Нобелевской премии за создание высокопродуктивных карликовых пшениц, занимающих ныне огромные площади. Успехов ученый добился, работая в Мексике. Путем многочисленных скрещиваний местных сортов с японской карликовой пшеницей «норин 10» он получил группу карликовых сортов. Если в 1945 году урожаи пшеницы в Мексике были низки и составляли 7 центнеров с гектара, то через десять лет они возросли до 30—40 центнеров с гектара, что дало возможность полностью обеспечить страну зерном. Стали реальностью два урожая в год при первом посеве в декабре и втором — в мае.

Индийские ученые, облучая краснозерную мексиканскую пшеницу, тоже получили карликовые сорта, но обладающие зерном золотисто-янтарного цвета, с повышенным содержанием белка и высокой урожайностью — до 45—50 центнеров с гектара. Н. Борлоуге и индийским селекционерам удалось нарушить генетическую связь между длиной колоса и стебля. У таких пшениц был изменен тип роста растения. Новые сорта имеют более прочный стебель, не полегают, дают высокие урожаи. Создание карликовых пшениц потребовало изменения старой агротехники. Им необходимы мелкая заделка семян и высокие дозы удобрений. Более чувствительны они к влаге и засорению сорняками. Короткостебельные формы пшеницы, риса, ячменя и других культур уверенно занимают поля стран Азии и Америки. Но в Западной Европе, в странах холодного и умеренного климата и в нашей стране пшеницы Борлоуги не получили распространения. Они оказались неустойчивыми к опасным болезням злаков: мучнистой росе, ржавчине, пыльной головне. Резервы скрыты и в самом колосе. Оказывается, у теперешних сортов озимой пшеницы в средних колосках лишь половина цветков дает зерна, а в верхних и нижних — и того меньше. Селекционерам работы — поле непаханое.

Что касается урожайности, то этот показатель растет медленно. Скажем, урожай ячменя в ЕС, по последним оценкам экспертов, составил 54,2 миллиона тонн (плюс 0,4 процента), кукурузы собрано меньше на 1,1 процента, рапс также показал более низкую урожайность — 2,85 тонны. Сахарная свекла дала более богатый урожай за счет увеличения сборов с гектара на 1,5 процента.

Урожайность пшеницы составила в среднем 5,36 тонны с гектара, против 5,29 тонны в предыдущем сезоне. Ожидается, что в ближайшие годы наибольший рост производства и экспорта пшеницы покажут Россия, Украина и Казахстан. По прогнозам ФАО, ее экспорт из этих стран может вырасти к 2019 году почти на 50 процентов и дойти до более половины мирового объема. Таким образом, Соединенные Штаты Америки, крупнейший со времен Второй мировой войны экспортер пшеницы, могут отойти на второе место и лишиться своего статуса «пшеничной зерновой корзины мира». По прогнозам экспертов, доля США в мировом экспорте пшеницы может сократиться с 24 процентов в 2001—2009 годах до 16 процентов в 2019-м. Европейский союз, Канада и Аргентина также уступят свои позиции. Доля Австралии, вероятно, останется на прежнем уровне. А между тем, по мнению ученых, с учетом 70-процентного увеличения потребности в сельскохозяйственной продукции в ближайшие четыре десятилетия нынешних темпов роста урожайности сельхозкультур недостаточно. Даже при ежегодном увеличении урожая на 1—1,1 процента почти миллиард людей будет голодать. В такой ситуации становится понятен прогноз Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН о том, что к 2030 году недостаток в продуктах питания в бедных странах увеличится в пять раз.

Некоторые европейские аналитики считают, что африканцы сами виноваты в том, что голодают. Почему они не повышают производительность своего труда,  возмущаются они. «Для этого им необходимы высокопродуктивные семена, эффективные средства защиты растений от вредителей и качественные минеральные удобрения», — менторски рассуждает один берлинский профессор. Что напоминает известную байку (или быль): когда французской королеве Антуанетте доложили, что парижанам не хватает хлеба, она удивилась и посоветовала им есть круассаны. По мнению другого профессора (Гумбольдский университет) — Харальда фон Вицке, сегодня за границей на территории, равной площади Германии, производятся продукты питания для европейцев. «Евросоюз стал своего рода «виртуальным захватчиком» плодородных земель за его пределами», — считает Х. Вицке. Более того, подчеркивает он, европейцы уже пошли на открытый захват не только чужих рынков, но и чужих земель. Из-за того, что в течение последних десятилетий в Европе не наблюдалось повышения производительности в сельскохозяйственном секторе, она стала использовать плодородные земли за границей. Ведь новая плодородная почва есть только в тропических лесах и саваннах. А пока «цивилизованные» страны делят рынки, «нецивилизованные» устраивают голодные бунты. Нетрудно догадаться, предрекает российский аналитик Андрей Миловзоров, чем грозят эти тенденции демографической и политической картам мира. Неизбежно начнется новое великое переселение народов, аналогичное тому, что в свое время смело Западную Римскую империю. А может, оно уже началось?..

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?