Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Гол и пепел

Что прячется за уходом из высшей лиги «Торпедо–СКА»
Что прячется за уходом из высшей лиги «Торпедо–СКА»

Вслед за «Ведричем-97», который, впрочем, отделался легким испугом и по причине тощего кошелька и неготовности инфраструктуры вернулся в ставшую привычной для себя среду обитания — первую лигу, за пределами белорусского бомонда оказалось и столичное «Торпедо-СКА». Разница лишь в том, что первый, оценив собственные финансовые возможности, взвесив «за» и «против», покаялся и самоустранился от участия в высшем дивизионе футбольного чемпионата, а торпедовцы отчаянно пытались выплыть, искали спасательный круг, но в итоге сдались и пошли ко дну — во вторую лигу. Почему?

Вчера. Бедный Йорик

Начало сезона 2004 года не предполагало тех проблем, что случились с клубом к его завершению. Сергей Боровский, а вслед за ним и Александр Башмаков в очередной раз за историю команды слепили вполне красочный продукт из того материала, что был предложен боссами ФК в межсезонье, и понеслись за «золотым руном». Причем взяли темп, которому позавидовал бы, наверное, и Михаэль Шумахер. Но уже к концу лета с «черно–белыми» стали происходить не поддающиеся объяснению катаклизмы: без особых нареканий к проделанной работе был освобожден от своей должности Башмаков сотоварищи. На смену пришли Сергей Подпалый и Ко. Игра стала блекнуть, результаты падать, и чемпионат потенциальные чемпионы закончили лишь на 6–м месте.

— Думаю, единственная причина, не позволившая «Торпедо–СКА» войти в тройку призеров, — непрофессионализм, пришедший в команду вместе с бригадой наставников во главе с Сергеем Подпалым, — делится размышлениями бывший главный тренер торпедовцев Александр Башмаков. — Как–то один известный и весьма уважаемый футбольный специалист в беседе со мной сказал, что при таком тренерском штабе коллектив долго не удержится в группе лидеров. И оказался прав.

— На чем же основывались те пророческие слова?

— Видите ли, первая задача любого квалифицированного тренера — организовать игру так, чтобы скрыть недостатки и максимально использовать достоинства вверенных тебе исполнителей. А когда наставник предлагает футбол, в который когда–то играл сам, и не более того — это очень плохо. Ведь футбол не стоит на месте. С появлением Подпалого в команде пропал автоматизм в стандартных игровых ситуациях, что напрямую связано с подбором тренировочных упражнений. Исчезла заданность в действиях, все больше уступавшая место импульсивности. В большинстве матчей коллектив выглядел просто уставшим, потому что, насколько мне известно, ребята «грузились» на тренировках на выживание, без учета их природных возможностей и здоровья.

— В таком случае как объяснить чемпионский титул «Гомеля», которым в 2003 году руководил именно Подпалый?

— Тогда в Гомеле собрался очень сильный, сбалансированный состав, в котором что ни фамилия — исполнитель хорошего уровня: Иванов, Карсаков, Близнюк, Борель... Плюс использование «околофутбольных» технологий. Один из гомельских чемпионов, не буду называть фамилию, так прямо и сказал: «Мы победили в первенстве не благодаря, а вопреки!»

— Объясните же логику торпедовского руководства, которое, на мой взгляд, не могло не знать истинных возможностей приглашаемой ими тренерской бригады?

— Тот, кто лоббировал приход Подпалого, прекрасно осознавал, что делает. Так что не все в той ситуации оказались в проигрыше. В принципе, сознание дилетанта, не хочу никого обидеть этим высказыванием, понять сложно. Зачастую руководство клубов приглашает тех или иных людей, польстясь на внешнюю эффектность «упаковки», а не на ее содержание. И винить его (руководство) за это не стоит. Единственный радующий момент то, что в 2004 году чемпионат оказался более «светлым», чем все предыдущие. И в этом немалая заслуга Белорусской федерации футбола. Пожалуй, впервые за последние несколько лет чемпионом стала команда, которая полностью игнорировала «закулисные взаимоотношения». И это вдвойне приятно.

Что можно добавить к вышесказанному? Коммерциализация футбола (и не только оного) давно превратила игру номер один в бизнес. В котором зачастую не столь важны так радующие болельщика победы, если они красивы, но малоприбыльны. Нетрудно прочесть между строк, что отставка Башмакова и последующий приход Подпалого обозначены чьими–то личными интересами. Первый из наставников не мог дать клубу ничего, кроме мастерства, знаний и профумения, а второй, возможно, даже уступая в классе, уверял, что горазд свернуть горы.

Сегодня. Трест, который лопнул

Тем, кто знаком с произведениями О.Генри, разъяснять ситуацию не нужно. Два предприимчивых человека совершили сделку: один из них пообещал второму перспективное будущее при условии, что тот не поскупится на инвестиции. Второй, тем не менее, не преминул спросить: «Каким образом?» «Ну вы даете, — вероятно, ответил первый, — футбол, или, по–вашему, соккер, столь же прибылен, как, допустим, хоккей, баскетбол или бейсбол в США». «Не может быть!» — удивился второй. «Не верите — проверьте», — ответил первый. «И проверю!» — отреагировал второй.

Когда и как пересеклись пути–дорожки руководства ФК «Торпедо–СКА» («Торпедо–МАЗ» или просто «Торпедо») с удачливым американским бизнесменом, в клубе предпочитают не распространяться. Равно как и об условиях, пробудивших у заокеанского толстосума интерес к спонсированию команды. Впрочем, об этом не так уж трудно догадаться, даже не будучи семи пядей во лбу, а просто взяв в расчет менталитет и уклад жизни американцев. Как привлечь на свою сторону человека из страны, где практически все делается ради и во имя доллара? Естественно, пообещать, что доход от предприятия будет существенно превышать расход. Как такое возможно? Да очень просто: используя проверенную схему челночного заработка — купить подешевле, довести товар до более или менее приглядного вида и продать дороже.

Тратить время на взращивание собственных талантов в создавшихся условиях оказалось не совсем выгодно. «И молчите, представители автозавода, не мешайте, мы делаем бизнес».

Только вот незадача вышла: практически каждый сезон завернутая в новую обертку автозаводская продукция совсем чуть–чуть не дотягивала до марки со знаком высшего качества. Пьедестал белорусского первенства по необъяснимым причинам не хотел покоряться торпедовцам, не позволяя им ни обрасти титулами, ни засветиться на европейском уровне, что непосредственно влияло на цену каждой производимой в команде единицы товара. Как следствие у американского патрона, так и не дождавшегося существенного прилива средств, интерес к дальнейшему сотрудничеству иссяк, а вместе с ним иссяк и денежный источник.

Вот здесь и вспомнилось, что когда–то коллектив являлся исконно мазовской дружиной, тем более что само предприятие было совсем не прочь вновь вернуть под свое крыло многострадальное чадо. Но как это сделать? Выкупить контрольный пакет акций у забастовавшего Джона (назовем его так) и оформить правопреемственность? Правильный, но дорогой, устраивающий всех, кроме самого автозавода, выход. Потому «МАЗ» вряд ли рассматривал такой вариант всерьез. Или же объявить себя банкротом, кануть в Лету и возродиться под новой вывеской, чтобы начать все с нуля? Выход, позволяющий с улыбкой на лице процитировать американцу строчку из олимпийской песни: «До свидания, наш ласковый Миша, будем долго тебя вспоминать!»


P.S. Как–то Сократ спросил у Кебета: «Что же происходит из смерти?» — на что тот ответил: «Жизнь!» Какова цена этой выбранной автозаводцами жизни, покажет будущее.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи