Гнездо класса люкс

Справят ли бал в белорусских усадьбах и всем ли из них посчастливится возродиться спустя столетия?

Счет белорусским усадьбам, ожидающим хозяев, сегодня идет на сотни. В некоторых в довольно неплохом состоянии сохранились не только жилые дома, но и хозпостройки. От других остались лишь фундамент да гора камней. В любом случае, все они внесены в большой реестр памятников архитектуры Беларуси.
Новый замок дворцово-паркового комплекса Монюшко-Ваньковичей стоял без хозяев долгие годы. Инвестор нашелся лишь после четвертого аукциона. Сегодня восстановительные работы здесь подходят к концу.
Фото из архива Червенского краеведческого музея

Новоселье без веселья

Александр Варикиш, директор фонда «Страна замков», больше десяти лет ведет их учет. Задача простая — популяризировать историю и сохранять наследие. Однако прогноз совсем не радужный: очереди из желающих стать владельцем элитного дворянского гнезда, как бы привлекательно это ни звучало, нет.

Схема продажи, кстати, изменилась. Если раньше местные органы власти имели все полномочия для заключения сделок, то нынче продажа возможна только через аукционы, которые формирует Государственный комитет по имуществу.

— Был неприятный случай, когда в Ивьевском районе в Жемыславле колхоз за семь тысяч долларов самостоятельно продал частнику дворец Умястовских, — делится печальной историей Александр Варикиш. — Новые хозяева с энтузиазмом взялись за работу, планы были грандиозные, новоселье отметить в возрожденном замке планировали с размахом. Как вдруг госконтроль признал сделку недействительной. Пока оформляли документы, принимали решение об аукционе, там случился пожар. Сгорела крыша, серьезно пострадала внутренняя отделка. Как ни странно, но объект потом все же опять продали. Правда, о серьезных вложениях говорить не приходится.

И это, к сожалению, тенденция. Те единицы имений, которым все же посчастливилось избавиться от статуса бесхозных, обретают новый облик довольно медленно. Впрочем, никаких дедлайнов и не ставят. А некоторые выходят на вполне успешные проекты.

— Например, дворец Краски в Волковысском районе продали российскому бизнесмену за сто тысяч долларов, это сейчас частная собственность, время от времени туда приезжают пожить владельцы, — вспоминает одну из наиболее удачных сделок директор фонда, — а через какое-то время буквально в пяти километрах оттуда ушла с молотка российско-эстонской компании за 120 тысяч долларов усадьба Подороск. Имение Карчевских в деревне Бенюны владелец одной из минских торговых сетей восстановил за три года. Небольшие работы там продолжаются, но в целом проект завершен. Возможно, усадьба станет базой для проведения коучей для сотрудников его компании.

Кстати, чтобы стать владельцем недвижимости с историей, необязательно быть человеком состоятельным. Довольно интересный пример в поселке Флерьяново Брестской области. Усадьбу Бохвицей второй половины ХІХ века выкупил обычный пенсионер Генрих Третьяк. Вместе с супругой они потихоньку облагораживают дом — поменяли двери, отремонтировали крышу, скосили траву вокруг. Темпы не быстрые, ведь рассчитывать они могут только на собственную пенсию.

— Если говорить о предназначении, то в основном это кейсы туристического плана, — знакомит с выгодной статистикой Александр Варикиш. — Особенно, если на территории есть парк или пруд. Согласитесь, идеальный вариант для агроусадьбы. Но их сегодня в стране более трех тысяч, очень плотно занята эта ниша. Возможно, время расставит приоритеты и идеи пойдут в новое русло. Главное, чтобы соблюдалось законодательство об охране памятника.

Незабытые Монюшко


Четыре года назад за 24 тысячи долларов продали и усадьбу Ваньковичей-Монюшко в Смиловичах. Хозяином стало иностранное общество с ограниченной ответственностью «Винктех-Трейд». Главный инженер и куратор проекта Владимир Папкович бывает в усадьбе едва ли не каждый день: вот-вот будет завершен один из дворцов. Второй, к сожалению, полностью разрушен.

— Точно сказать, что здесь будет, пока не могу. Рассматриваются варианты гостиницы, дома отдыха для пенсионеров или учреждения, где люди преклонного возраста могут жить постоянно. Здесь прекрасное уединенное место: река, парк, предложим комфортные номера и хороший сервис. А может быть, откроем музей рода Монюшко. Территория имения — свыше трех гектаров, землю мы взяли в аренду.

Проект реконструкции утвердило Министерство культуры. Сейчас на очереди внутренняя отделка, коммуникации и газоснабжение.

Тучи над Тучей

Однако далеко не все инвестпроекты воплощаются в жизнь. Печальная история произошла с усадьбой Еленских, что в деревне Туча Клецкого района. В 2011 году на очередном аукционе имение выкупила итальянско-белорусская компания. Интересно, что продавали объект всего за одну базовую. Но два представителя оказались настолько заинтересованы в покупке, что повысили эту сумму до 67 миллионов неденоминированных рублей. За столько имение — дом с хозпостройками и прилегающий гектар земли — и продали.

— На этом все закончилось, работы так и не начались, — грустно констатирует заместитель председателя Клецкого райисполкома Юрий Карлович. — Хотя вроде фирма эта планировала открыть там религиозный лагерь. Потом выяснилось, что люди не совсем чистые на руку. Этот объект был у них далеко не первым, они по всей стране скупали недвижимость. С какой целью, непонятно. Хорошо, что документы не успели переоформить. Так бы избежать судебных тяжб нам не удалось.

Усадьба вновь выставлена на торги. В музее истории Клетчины радеют за историко-культурную ценность не меньше, чем в райисполкоме. В прошлом жилой дом площадью 800 «квадратов» готовы отдать в надежные руки за 13 тысяч 446 рублей. Сегодня объект на балансе отдела образования, спорта и туризма, на сайте Госкомимущества значится как «здание школы» и датируется 1918 годом. Но как уверяют местные краеведы, дом возведен еще в 1760 году.

Впоследствии опустевшее дворянское гнездо несколько раз сменило свое назначение: в 1919 году тут разместилась казарма, в 1944 — военный госпиталь, в 1970-е годы усадебный дом перепрофилировали в школу.

Раньше на территории было два водоема, дамба, большой парк и хозяйственный двор. В 1992 году сгорел спиртзавод. Постепенно растащили печь, ободрали дорогую плитку, повыбивали стекла, разобрали полы.

— Без хозяина здание погибнет, — разводит руками Юрий Карлович. — У нас в районе немало памятников архитектуры, которые уже буквально рассыпаются, но снести их нельзя, потому что под охраной государства. А ведь земли эти можно было бы использовать рациональнее, снести все эти развалины. Усадьба в Туче самая целая из всех. Но сколько она еще простоит?

Классицизм в глуши задаром

Конкретно в Минской области на аукционы сегодня выставлено 17 усадеб.

Ольга Юркевич, главный специалист отдела культуры Минского облисполкома:

— Сегодня как минимум в трех усадьбах области идут работы. Капля в море, но все же. Ведь если человек покупает объект, значит, у него есть интерес. Пусть сам решает, что делать дальше. Необязательно вкладывать туда огромные средства, хорошо бы хоть в мало-мальский порядок привести. Потому как порой сложно отыскать средства даже для консервации.

Многие из заброшенных имений еще в советские годы выполняли функции больниц, школ, библиотек, пионерских лагерей. Однако с постепенным угасанием жизни в отдельных деревнях постепенно сворачивалась и инфраструктура. Ехать в глушь желающих крайне мало. К тому же каждый понимает, что на всех туристов не хватит. Но в чем сходятся и историки, и культурологи, и официальные лица: стоит давать больше свободы инвесторам и пристраивать объекты на самых выгодных для них условиях.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена без письменного разрешения редакции. Цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости