ГМО: путь к продовольственному изобилию или к господству над миром?

2012 ГОД стал рекордным по увеличению посевов ГМО-культур не только в Евросоюзе, но и во всем мире, хотя последнее слово об их безопасности еще далеко не сказано. Существует серьезное опасение, что человечество — его поколения — станет заложником нескольких корпораций, которые будут иметь юридические права на снабжение продовольствием всего мира.

Генетически измененные овощи и злаки — это реальность, впечатляющая своими масштабами

2012 ГОД стал рекордным по увеличению посевов ГМО-культур не только в Евросоюзе, но и во всем мире, хотя последнее слово об их безопасности еще далеко не сказано. Существует серьезное опасение, что человечество — его поколения — станет заложником нескольких корпораций, которые будут иметь юридические права на снабжение продовольствием всего мира.

Благими намерениями...

На днях в Беларуси впервые будет посажен трансгенный картофель с повышенной устойчивостью к колорадскому жуку и заболеваниям на специальном полигоне площадью 0,3 гектара. Испытательная территория для выращивания новых сортов растений расположена на биологическом опытном поле, которое находится на улице Скорины в Минске. Это то место, где есть все условия для выращивания трансгенных растений, говорит руководитель Национального координационного центра биобезопасности Института генетики и цитологии Национальной академии наук Сергей Дромашко.

Полигон со всех сторон огорожен, на поле установлены камеры наблюдения и сигнализация. Чтобы провести испытания новых растений, Беларусь уже закупила специальную технику и лабораторное оборудование. Для того чтобы знать, как трансгенные растения влияют на природу, необходимо вести мониторинг окружающей среды. В зоне наблюдения ученых будут находиться 300 метров территории вокруг полигона, чтобы контролировать, как себя там «чувствуют» насекомые и растения.

Наблюдения планируется вести два-три года, в течение которых будут накапливаться данные о состоянии окружающей среды и исследоваться выращенные трансгенные растения. Только после того, как будут сделаны окончательные выводы о наличии или отсутствии вредных последствий для человека и природы, эта продукция появится на прилавках белорусских магазинов. Если испытания пройдут успешно, трансгенный картофель получит такой же статус, как и другие сорта этой культуры. Для его выращивания в будущем не потребуется никаких специальных условий.

Однако ученые не могут однозначно ответить на вопрос, как в Беларуси воспримут такой продукт. С одной стороны, по сравнению с другими сортами, его будет проще возделывать, с другой — белорусы могут его не принять, как это уже бывало в мире. В прошлом году, например, Германия и Швеция вынуждены были отказаться от выращивания трансгенного картофеля именно по этой причине.

На минском полигоне будут испытывать и другие виды трансгенных растений. По словам Сергея Дромашко, в нашей стране уже выведен, пока, правда, только в лабораторных условиях, сорт трансгенного льна-долгунца. Специалисты уверены, что он будет давать более качественное волокно.

Выращивание трансгенного картофеля — не первый опыт. В Центральном ботаническом саду на протяжении вот уже нескольких лет культивируют трансгенные голубику и клюкву. Эти растения, хоть и находятся на улице, растут в горшках, поэтому, по словам ученого, в полной мере не влияют на окружающую среду.

Конечно, наша страна не может отставать от разработок и внедрения передовых технологий. Но вряд ли стоит забывать, что в Европе между учеными не прекращаются ожесточенные споры по поводу ГМО, что не все сорта разрешены к выращиванию и что противники генной инженерии громят опытные участки.

Семимильными шагами

Международная служба по приобретению агробиологических приложений (ISAA) представила ежегодный отчет о производстве генетически модифицированных культур по всему миру. В 2012 году 170,3 миллиона гектаров сельхозземель были засеяны ими, что на 10,3 миллиона гектаров больше, чем в 2011-м. Бразилия (36,6 млн. га) является номером 2 в мире после США (69,5 млн. га) по производству ГМО-культур, ее доля в мировом производстве составляет 21 процент от мирового объема. Индия выделила 10,8 млн. гектаров под посев ГМО-культур, 4 млн. гектаров используются для этих целей в Китае.

Создание каждого нового вида ГМ-организма, по экспертным оценкам, стоит порядка трех миллиардов долларов США, а ведь общее количество генно-модифицированных сортов и видов уже перевалило за тысячу. Понятно, что подобные фокусы с природой под силу только крупным транснациональным корпорациям. И такие колоссальные затраты необходимо окупать.

Естественно, что за огромными деньгами стоят весьма влиятельные силы, способные создавать мощнейшие лобби. Наиболее крупной из них является Ассоциация агропромышленных корпораций, в которую входят такие гиганты, как «ГрупЛайф Америка», «БАСФ», «Байер ГрупСайенс», «Доу Агросайенсес», «Монсанто» и «Сингента». Но ассоциация — это еще далеко не все сторонники ГМО. Свои интересы имеют и фармацевты, использующие в лекарствах продукты генной инженерии.

Около 80 процентов всех зарегистрированных ГМО принадлежат родоначальнице индустрии — компании «Монсанто», два следующих по величине игрока на рынке — швейцарская «Сингента» и немецкая «Байер». Эти «химические» фирмы зарабатывают продажей патентных прав на выращивание ГМО-семян, сопутствующих пестицидов и сельхозтехники. Один только годовой оборот семян ГМО-культур, по экспертным оценкам «Гринпис», составляет порядка 50 миллиардов евро. Сюда не входят доходы от продаж пестицидов, патентных прав и прочего.

 Смысл «генной революции» — заставить местных фермеров по всему миру отказаться от традиционных сельскохозяйственных сортов и поставить их в абсолютную зависимость от собственных патентованных трансгенных продуктов и сопутствующих им пестицидов. Ведь все генные вставки, встраиваемые в геном растений для получения ГМО, являются объектом интеллектуальной собственности. Компания «Монсанто», олицетворяющая собой растущее влияние крупного агробизнеса, сегодня контролирует 23 процента мирового рынка семян, а ее ГМ-разработки составляют, по разным данным, от 80 до 94 процентов трансгенных культур, выращиваемых в мире. Именно она является главным сторонником запрета на использование фермерами полученного ГМ-урожая в качестве семенного фонда. Тем самым усиливая их зависимость от компаний по производству семян. Более того, «Монсанто» в судебном порядке получила десятки миллионов долларов от фермеров, которых объявили виновными в незаконном использовании ГМ-семян даже в тех случаях, когда, скорее всего, ГМ-культуры появились на их полях случайно, в результате перекрестного опыления, которому больше подходит термин «генетическое заражение».

Основной и наиболее весомый аргумент производителей ГМО и их сторонников — экономическая выгода. Они обещают, что ГМ-семена дают повышенный в два-три раза урожай, устойчивы к вредителям и гербицидам, а также к токсинам и тяжелым металлам. К примеру, модифицированная соя может стоить в два—пять раз дешевле своих натуральных аналогов. Но прибыль производителя будет еще больше. Например, в колбасе, содержащей трансгенные продукты, их доля составляет порядка 3 процентов, а себестоимость готовой продукции снижается на 25 процентов.

Казалось бы, какая хорошая вещь ГМО. Посадил «чудо-семена», полил грядки средством от сорняков  — и отдыхай. Вот только не все так просто. Ведь каким образом ГМ-культура получает устойчивость к вредителям? Благодаря трансгенной вставке, она начинает выделять токсин, приводящий к гибели этих вредителей. Но, по данным американских, российских и китайских ученых, уже через несколько поколений среди насекомых появляются устойчивые формы к используемым трансгенным токсинам, которые начинают пожирать растения в еще больших количествах. Естественный отбор никто не отменял! Известия о появлении устойчивости к токсинам ГМ-растений у вредителей, которые должны бы погибать от этих самых токсинов, приходят все чаще.

Кроме того, в природе, как известно, свято место пусто не бывает, и экологическую нишу основного вредителя, против которого введен трансгенный токсин, занимают другие вредители, на борьбу с которыми никто не рассчитывал. Тот же колорадский жук, уничтоженный в результате выращивания ГМ-картофеля, оказался заменен на совку, а в некоторых случаях — на тлю. И нашествие этих вторичных вредителей влечет за собой еще большие финансовые потери фермеров. Зато полезные насекомые, исторически связанные с этими растениями и не планировавшиеся к истреблению, исчезают. В мире сейчас очень актуальна тема массовой гибели пчел в различных регионах мира в последние годы. А ведь резкое сокращение популяций медоносной пчелы несет серьезную угрозу не только сельскому хозяйству и индустрии производства меда, но и биосфере в целом, поскольку данное насекомое является одним из основных опылителей многих растений.

Еще один немаловажный коммерческий фактор. Сейчас 80 процентов рынка сельскохозяйственных химикатов контролируют всего пять вышеназванных компаний. Они же являются мировыми лидерами в создании и внедрении в производство трансгенных растений, устойчивых к производимым ими же пестицидам. Они же и разработчики технологий возделывания данных трансгеников с использованием своих гербицидов. По сути, замкнутый круг. Можно с немалой долей уверенности предположить, что задача этих компаний — жестко контролируемая глобализация мирового сельского хозяйства.

Таким образом, когда Америка ввозит генетически модифицированную кукурузу, например, в Африку, под видом «продовольственной помощи» или продает трансгенный рис в Китай и другие азиатские страны, это ни что иное, как мощение дорог к господству своих агрокорпораций на мировом продовольственном рынке в глобальном масштабе. Это не просто состоятельные бизнесмены. Ведь тот, кто контролирует производство продовольствия, контролирует мир.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?