Где в Беларуси искать золото? Беседуем со специалистами НПЦ по геологии

Глубоко копают

Что ищут и что находят геологи в белорусских недрах

Песок, торф, нефть, сапропели… Работающие в НПЦ по геологии специалисты о полезных ископаемых страны и их месторождениях — как уже известных, так и перспективных — знают все. Ну или почти все. Заверяют: ресурсный потенциал в Беларуси хороший. Нужно только научиться его эффективно использовать. Беседу о перспективах геолого-разведочной отрасли начинаем прямо у карты полезных ископаемых.

Светлана Демидова с образцом переслаивания калийной и каменной соли со Старобинского месторождения.

Под чехлом

Геологи проводят краткий ликбез. С ходу узнаю, что такое геология четвертичного периода и почему Беларусь в этом плане классический регион. 

— Это говорит о том, что у нас в первую очередь сосредоточено строительное сырье — песок, глина, мел, щебень, а также пресные подземные воды. Не так уж и мало, — знакомимся с заместителем генерального директора по геологии Галиной Качанко. — Более древние породы — соли, нефть, руды — тоже есть. Особенность в том, что они залегают глубоко, под мощным чехлом четвертичных пород. 

Нефть с Южно-Шатилковского месторождения.

Весь процесс геологоразведки Галина Борисовна объясняет с карандашом в руках. Показывает планы месторождений, сети скважин. Уточняет: без научных данных коллег из Института геологии геологам-практикам в этой работе не обойтись. Чтобы получить максимальный результат при минимальных затратах, нужно иметь точный прогноз. Собеседница, к слову, из семьи геофизиков и сама когда-то начинала с работы в поле. Об условиях говорит в двух словах: двухнедельные командировки в любое время года, проживание в вагончиках без душа и горячей воды, поиск общего языка с буровиками… 

— Самое интересное начинается, когда из скважины достают керн. Иными словами — столбик горной породы. До этого момента о том, что на глубине, мы, по сути, лишь догадываемся. 

Мигматит порфиробластовый.

Специалист отмечает: большая часть полезных ископаемых сосредоточена по югу страны, в пределах Припятского прогиба. Часть месторождений разрабатывается, часть — в перспективах на разработку. Но есть и другие регионы, менее изученные, особенно на больших глубинах. Сегодня стоит задача увеличить объемы геолого-разведочных работ и там. В этой пятилетке, например, в рамках госпрограммы начаты работы в юго-восточной части. Прошли большой профиль — примерно 280 километров. Пробурили параметрические скважины: Кормянскую и Быховскую. Названия обычно даются по расположенным вблизи населенным пунктам. 

Заветная мечта

Чем больше скважин, тем больше будет получено сведений о месторождении и качестве полезного ископаемого. Поэтому на каждой стадии разведывательных работ сеть сгущается. Однако, отмечают специалисты, бурение — удовольствие дорогое. Вот и выходит, что до сих пор, если говорить про геологическое строение территории всей страны, очень хорошо изучены только верхние слои. 

Соль с Петриковского месторождения — пестроцветная.

— Не хватает детальности, Анна Акиншева в НПЦ всего пять лет, распределилась в Минск после окончания гомельского университета, но уже начальник геологического отдела. — Взять тот же Припятский прогиб. Здесь километры пород под землей, которые можно изучать до бесконечности. В будущей пятилетке, кстати, планируем по нефтяному профилю двигаться в сторону Хойников. После аварии на ЧАЭС изучение этих территорий не велось, но сейчас ситуация меняется. А по твердым полезным ископаемым — в направлении Хотимска. 

Недавно Мозырская экспедиция глубокого бурения пробурила скважину в районе Петриковского горно-обогатительного комбината ОАО «Беларуськалий». Проверяли породу на возможность закачивать туда избыточные рассолы, а в результате вскрыли… нефть. Чем не подтверждение правильно выбранного геологами направления:

— «Есть у геологов заветная мечта: Умыться первой нефтью из фонтана…» — вспоминает Галина Борисовна слова песни. А потом снова обращает внимание на карту и уже говорит серьезно: там обозначены основные месторождения, которые были разведаны еще в 1960-х годах. Но сейчас нефть на них по большей части выбрана. Нужно идти глубже, разрабатывать объекты, где ее сложнее добыть. Проводить дополнительную разведку.

Белорусский янтарь и сегодня находят в Брестской области.

Геологи подчеркивают, главное для них — поддерживать сырьевую базу наших предприятий: «Гомельстекла», Белорусского цементного завода, «Красносельск­стройматериалов»...

Производители должны быть уверены, что сырья им хватит надолго. А для этого нужно продолжать разведку имеющихся месторождений, искать новые. Интересуюсь, сколько это занимает времени.

— Даже если говорить про пески, иногда от выявления залежей до непосредственного создания карьера проходит около десяти лет. Это непростая работа. Помогают геофизики, сейсмики, гидрогеологи. Нужно просчитать все нюансы. Ведь геология — это еще и разрушение, специалисты это хорошо понимают.


Модные сланцы

Разведка новых видов сырья — задел на перспективу. Геологи объясняют просто: одно время все искали золото, алмазы. Потом появился спрос на уран, редкоземельные элементы (например, лантан, церий, европий и другие). И никто не знает, на что будет спрос завтра. Скажем, базальт. Залежи этой магматической горной породы в 2016 году выявили в Пинском районе, недалеко от деревни Новый Двор. Сегодня уже проведены лабораторные исследования, подсчитаны запасы, прогнозные ресурсы. Составлен проект на предварительную разведку этого месторождения. Чтобы понять, целесообразно ли его отрабатывать, остается изучить технологию и сделать технико-экономическое обоснование на каждый вид работ, которые предполагает создание карьера. Пока на глубину до 100 метров. Специалисты рассказывают, что это сырье может применяться, например, для производства базальтовой непрерывной нити или каменного литья. 

Галина Качанко: большая часть полезных ископаемых у нас сосредоточена в пределах Припятского прогиба.

 — Попутно с базальтами работаем над туфами. Они могут быть пригодны в качестве мелиоранта в сельском хозяйстве (как удобрение, которое обогащает почву магнием). Изучаем глауконит. Провели разведку месторождения горючих сланцев на Любанщине. И хотя в настоящий момент его нерентабельно разрабатывать, нет подходящей технологии обогащения, это работа на перспективу. Наша задача — максимально изучить и зафиксировать информацию про все полезные ископаемые в стране. Государство должно знать о своих недрах все. Это одна из составляющих госбезопасности. 

— Геология — это вообще наука на перспективу, — соглашается директор Института геологии кандидат геолого-минералогических наук Светлана Демидова. — Каждое месторождение — от стройматериалов до нефти — может иметь практическое значение, даже если там выполнена только предварительная разведка. Поэтому сейчас стоит задача вместо старых геологических карт составить новые с учетом последних данных и с использованием современных технологий. На их основе геологи будут планировать дальнейшее изучение недр с целью развития минерально-сырьевой базы нашей страны. 



Галина Качанко рассказывает, что в районе Столбцов находили даже проявления золота. 

В ответ на мой вопрос: «Где землю покупать?» —собеседница смеется. 

Мол, даже если там и обнаружат золото, то разрабатываться будет шахтой. Недра в нашей стране принадлежат государству, и это правильно. Сама, кстати, в студенческие годы мыла золото — после 3-го курса Киевского университета ездила на производственную практику в Якутию. Но золотая лихорадка не захватила.

От Ляховой Горы до Версаля

О том, какие еще в нашей стране есть или были полезные ископаемые, узнаем в геологическом музее центра. В одной из витрин с интересом разглядываю белорусский янтарь. Его и сегодня местные жители находят в Брестской области. Целую историю научный сотрудник музея Елена Муратова рассказывает про лимонит — болотную железную руду осадочного происхождения, которую в прежние годы в Беларуси добывали кустарным способом и использовали в деревенских кузницах. Магнетитовую руду с Новоселковского месторождения на содержание железа проверяем с помощью магнита. 

— А это уникальный экспонат — воск, полученный из торфа. Когда-то завод под Минском обеспечивал этим воском все республики бывшего СССР. 


Дальше глина, песок, габбро, гранит, мрамор… 

Золотую охру с месторождения Ляхова Гора в Лоевском районе, говорят, использовали при строительстве Версаля. 

Показывает Елена Петровна и колбы с нефтью. Впрочем, в витринах представлена лишь часть экспонатов. Еще больше — в запасниках. Даже довоенные керны хранятся. В НПЦ по геологии надеются, что однажды смогут создать полноценный музей. И отдельно — кернохранилище, куда можно будет складывать параметрический материал: он бесценный, своего рода база данных о геологическом строении нашей земли.

А вот и калийная соль — именно она приносит стране каждый третий валютный рубль. Образца из Петриковского ГОК, правда, тут пока не представлено, зато он наверняка есть в кабинете у крупнейшего в стране специалиста по солям — ведущего научного сотрудника кандидата геолого-минералогических наук Натальи Петровой, говорит Светлана Демидова. Не ошибается. За более чем полвека в белорусской геологии Наталья Семеновна описала около 500 скважин. В очередной раз спускалась в шахту недавно — вместе с технологами, именно на Петриковском месторождении. 


— Интересно, что известно о нем было еще в 1969-м, а разрабатывать начали только сейчас. Я бы сказала, и еще рановато. Это месторождение невероятно сложное. Если сравнивать со Старобинским, оно другого типа. Казалось бы, легкообогатимая руда. Но там высокое содержание магния. Нужны новые технологии обогащения… При этом в геологическом плане оно уникальнейшее. Соли не красного цвета. Они пестроцветные — очень красивые. 

На новых технологиях Наталья Семеновна делает акцент, размышляя и про перспективы отрасли. По ее мнению, стратегию развития полезных ископаемых в стране нужно пересматривать: 

— Знаете, как работают в Германии? Появляются новые виды полезных ископаемых, тут же технологи, химики начинают рассматривать, какие есть возможности их переработки. Нам также нужно идти по этому пути. Работать бок о бок с технологами. Потому что полезных ископаемых в стране много. Мы ведем их разведку. Но нужно искать возможности, чтобы добиться более эффективного использования недр — ведь это наше богатство.

ЦИФРА

В 2019 году государственное предприятие «НПЦ по геологии» передало в разработку сразу 12 разведанных месторождений полезных ископаемых, в начале 2020 года — два месторождения. 

dekola@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ