Глубинка – это глубина. Просто небольшая.

Минск - столица или большая деревня?

Приходилось вам от москвичей, или питерцев, или даже киевлян, и даже от работающих там своих же белорусов слышать упреки в минской (не говоря уже о белорусской) «провинциальности»? Часто и упреком-то не назовешь: так, проскользнет что-то покровительственное в интонации, нечто снисходительно-сочувственное в разговоре. Ну да, мы – провинциальны, не будет у нас в обозримом будущем «звонких» театральных, скажем, постановок. Не появится свой «Гнойны» или там «Абражаны» - неоткуда. И не будет «Беларусьфильм» снимать ни про Матильду, ни про викинга Владимира – во всяком случае, так снимать не будет, это точно. А еще мы стоим на красный свет и не паркуемся на тротуарах. Что тоже вызывает у некоторых изумление с оттенком визита в зоопарк.


Понятна интеллигентская обида (деревенским и рабочим людям все эти рефлексии по поводу «провинции» не близки-с): там свершаются экспириенсы, там настоящий пир духа, там кипят обнаженные до предела страсти и в горних высях сталкиваются концепты. И – деньги, куда ж без них, там – большие деньги. Что же, мама, мне так и прозябнуть здесь, в твоем Минске, бегая между двумя интеллектуальными клубами? Нет уж – «в Москву, в Москву…»

Но есть другая сторона: только провинциал может позволить себе просто спросить: «а навошта?» Понятно, что после такой эскапады носить ему клеймо вечно, но это не отменяет важности вопроса. Только у провинциалов сохраняется ощущение «сорамна», хотя, скорее всего, в лицо богемной тусовке он этого и не скажет. Не в последнюю очередь как раз потому, что – сорамна. А еще провинциал может позволить себе безумную роскошь не следовать «мейнстриму», не быть «в тренде», а вести себя и делать нечто просто «як мае быць». Даже не задумываться о том, «что будет говорить очередная Марья Алексевна», – это же какой отдых для современного воспаленного мозга! В столицах такого – днем с огнем…    

Интересное кино случилось не так давно по телевизору: наших знаменитых земляков Зою & Валеру Борисюк пригласил сам (!) Максим Галкин. И съездили они из своего березовского Заречья в вагоне СВ и на самолете в Москву, и возили их на такси, и жили в гостинице «Звездная» - много денег у федеральных каналов. Научились эти каналы (вот бы и нашим перенять!) не жалеть их на то, на что жалеть не нужно. Так вот, Галкин решил при знакомстве привычно пошутить: «Вы ж, наверное, останкинские буфеты все знаете?» Покровительственно снизошел, тонко намекнул и одновременно посочувствовал – как и написано в начале. А наши, даже не ощутив подвоха («не всосав контекст»), просто ответили: «Все с собой: огурчики, помидорчики, сальца кусочек». И кто, как вы думаете, в этом разговоре и вправду шутил?

Есть у провинциала такое качество: не будет он «в столице» делать то, чего бы не стал в своей «провинции». По крайней мере, пока сам не станет «столичным». Если продолжать об эстраде – вот и Зоя & Валера не стали петь ни со Шнуровым, ни с Лазаревым. Вот честно: много вы знаете наших исполнителей, которые бы отказались? И от того Сергея, и от этого? Дуэтом с Гагариной наши спели – и не сильно расстроились, когда «эту несуразицу просто вырезали». Оказалось, что Полина Сергевна («Евровидение», жюри «Голоса», все дела) народных песен не знает, так сказал Зоя. А в этом вопросе «провинциальной» Зое веры больше, чем «столичной» Гагариной.  

Да, «провинциалы» одеты не остро-модно, на премьеры Виктюка (теперь, наверное, Серебряникова?) не попадают, Пелевина путают с Перельманом, Сокурова не смотрели и разговор «о Дерриде» не поддержат. «А навошта?» И не так просто, если задуматься, до конца честно ответить на этот вопрос. Даже себе.

Что все-таки важнее – быть или казаться? Современное информационное общество, особенно «столичное», уже, похоже, доказало, что казаться. Имидж, позиционирование, продвижение, потребительская ценность – это и дороже, и вещественнее объекта приложения, от политика до футболиста, от государства до книги. Более того, это уже почти и есть сам объект. А «провинциал» – он в этом смысле «туповат» и совсем «не продвинут». Но он опирается на что-то глубинное, что трудно вытравливается. И трудно обманывается красивыми обертками: «американскими и прочими мечтами», «европейскими и общечеловеческими ценностями», а также разного рода «дискурсами и нарративами». Поэтому слово «глубинка» в отношении «провинциала» может и потерять свой уменьшительный суффикс, превратившись в «глубину». Не в отношении каждого, конечно. К сожалению.

Галкин, посмотрев на уверенных и оптимистичных Зою & Валеру, спросил: «Это у вас так каждый день?» С подтекстом спросил, вот голову положу. И на их дружное «почти» не сдержался: «Это какая-то реклама Беларуси!» И вот тут он прав – не в смысле рекламы. А в ощущении рядом с собой глубинки-глубины. Очень трудно досягаемой «столичными». И привычной до неосознаваемости «провинциалам».

mukovoz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Владимир ШЛАПАК
Загрузка...
Новости