Минск
+15 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Пьяные за рулем: эксперты — о необходимости ужесточения законодательства и градации штрафов исходя из степени опьянения водителя

Глубина трезвости

В нашей стране за нетрезвое вождение предусмотрен штраф от 50 до 100 базовых величин с лишением права управления транспортными средствами сроком на три года. А вот если водитель попадается пьяным второй раз в течение года, у него конфискуют автомобиль и привлекут уже не к административной, а к уголовной ответственности. Меры жесткие, но, как оказывается, даже этого бывает недостаточно: число правонарушений, совершенных водителями, принявшими за воротник, продолжает оставаться высоким. Выход один — задуматься о дальнейшем усилении ответственности.

Многолетняя практика показывает, что меры по ужесточению законодательства за вождение в нетрезвом виде имеют положительный эффект.
jamesfletcherlaw.com

Мы решили обсудить эту тему с экспертами. В разговоре приняли участие начальник экспертно-правового управления Генпрокуратуры Виталий Бутрим, начальник отдела обеспечения правоприменительной деятельности УГАИ МВД Александр Занимон, заместитель председателя Постоянной комиссии по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту и связи Палаты представителей Валерий Курсевич и заместитель главного врача по амбулаторному разделу работы Городского клинического наркологического диспансера Минска Жанна Истомина. 

Отрезвляющие меры

«Р»: Пьянство за рулем — проблема давняя и, можно сказать, трудноискоренимая. Тем не менее интересна статистика. Число аварий с участием нетрезвых водителей сокращается или же, напротив, растет? 

А. ЗАНИМОН:
Скажу вам так: тенденция в целом положительная. Люди по-разному относились ко всем мерам, которые мы вводили: кто-то считал их адекватными, кто-то — жесткими. Но они действуют. За десять лет мы снизили число «пьяных» ДТП более чем в три раза. Приведу цифры: в 2008 году в авариях с участием нетрезвых водителей погиб 271 человек. В 2018-м их число составило 78 человек. За 2008 год было совершено больше 1000 «пьяных» ДТП, за прошлый год — 306. Эффект есть, но проблема все равно существует. 10—12 процентов в общей структуре ДТП — это аварии, совершенные нетрезвыми водителями. Зачастую такие вопиющие случаи, как, к примеру, недавний в Белоозерске, когда погибли пять человек, включая троих детей, получают огласку на всю страну и вызывают обоснованные претензии граждан. Получается, тех мер, которые сейчас существуют, недостаточно. В связи с этим мы и говорим о дальнейшем ужесточении ответственности. 



«Р»: Какая ответственность сейчас предусмотрена за нетрезвое вождение и какие поправки предлагает внести Генпрокуратура?

В. БУТРИМ:
Этот вопрос тщательно прорабатывался, обсуждался со всеми заинтересованными ведомствами: МВД, Верховным Судом, Администрацией Президента. Начнем с поправок в Уголовный кодекс. Сегодня по части 4 статьи 317 УК (когда нетрезвый водитель совершил ДТП, повлекшее по неосторожности смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения), виновника аварии лишают свободы на срок до 7 лет и права управления транспортным средством до 5 лет. Нижнего предела срока лишения свободы нет. Сейчас мы предлагаем ввести нижнюю границу 3 года, а также увеличить верхнюю до 8 лет. К тому же инициируем увеличение срока лишения прав управления машиной до 8 лет вместо 5. Возможность лишать прав на такой же срок предлагается предусмотреть и в части 5 статьи 317 УК (когда в результате действий пьяного водителя погибли два или более человек). К слову, этот срок начинается только после того, как виновный выходит из мест лишения свободы. 



Предлагаем мы также поправки и в КоАП. Сейчас разрешается управлять транспортным средством, если степень опьянения не превышает 0,3 промилле. Если показатель выше — наказание для всех одинаковое: штраф от 50 до 100 базовых величин и лишение права управления ТС на 3 года. Генпрокуратура предлагает ввести градацию штрафов исходя из степени опьянения водителя. То есть если освидетельствование покажет от 0,3 до 0,8 промилле, то наказание для водителя останется таким же, как сейчас. Если же больше 0,8 промилле — нарушителю будет грозить штраф от 100 до 200 базовых величин и лишение права управления ТС до 5 лет.

Последняя новация касается Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях. Новое положение позволит налагать арест на транспортное средство водителя, управлявшего автомобилем в пьяном виде либо не имеющего права управления и не оплачивающего штраф за эти правонарушения даже при наличии у нарушителя другого подлежащего аресту имущества. Фактически предлагаем изымать машину на срок, пока штраф не будет оплачен. 

10—12 процентов в общей структуре ДТП — это аварии, совершенные нетрезвыми водителями.
Фото Виталия ГИЛЯ

В промилле от беды

«Р»: Градация штрафов в зависимости от степени опьянения водителя. Как и почему возникла такая инициатива? 

В. БУТРИМ: Логично же, что чем сильнее водитель пьян, тем меньше он себя контролирует. Нередко привлекают к ответственности людей с так называемым остаточным опьянением. К примеру, он выпил поздно вечером, а с утра сел за руль с уверенностью, что трезв. А у него выявили 0,4 промилле. Разве справедливо будет наказывать его так же, как и автомобилиста, который выпил, скажем, бутылку водки и умышленно сел за руль? Мы предложили эту градацию, исходя из принципа соразмерности наказания и деяния.

«Р»: Жанна Вячеславовна, что на этот счет думают медики? Как вы делите степени опьянения и считаете ли предложенную Генпрокуратурой градацию объективной?

Ж. ИСТОМИНА:
Мы — за ужесточение ответственности за нетрезвое вождение в любом случае, но делим степени опьянения несколько иначе. От 0,3 до 1,5 промилле — легкая степень опьянения. От 1,5 до 2,5 — опьянение средней тяжести. То есть по новым правилам водителей с 0,7 промилле и 1,2 будут по-разному штрафовать, хотя для нас, врачей, это одна и та же легкая степень опьянения… 

Понятия «остаточного опьянения» у нас тоже не существует. Зато есть состояние отмены алкоголя, которое зачастую проявляется не менее тяжело в плане психических, поведенческих, координационных расстройств, чем само алкогольное опьянение. Объясню на примере: доставили к нам на освидетельствование водителя-дальнобойщика. Аппарат показывает всего 0,25 промилле. Но у него при этом был настолько выраженный абстинентный синдром! Пока сотрудник ГАИ заполнял протокол, водитель просто лежал на подоконнике. Я была дежурным врачом и могла взять на себя ответственность и написать в документе, что человек трезв и может управлять транспортным средством. Но я, разумеется, этого не сделала.



Для нас 0,3 промилле — это уже состояние алкогольного опьянения. На всех напитки действуют по-разному: все зависит от пола, возраста, вида принятого алкоголя, даже закуски. Бывало, выявляем 2,5 промилле, а по водителю и не скажешь сразу, что он пьян. А встречались и те, кто с 0,8 промилле не мог стоять на ногах.

фото владимира шлапака.

Не пустить пьяного за руль

«Р»: Верно ли, что среди нетрезвых водителей немало бесправников? И если лишение права управления ТС не останавливает их от того, чтобы снова сесть за руль, какие дополнительные меры могли бы подействовать?

А. ЗАНИМОН: Да, достаточно часто среди нетрезвых водителей встречаются бесправники. Около 40—50 процентов. Нередко попадаются и нарушители, которые вообще не получали прав. Но хочу отметить, что общее число водителей, которые повторно садятся за руль в состоянии алкогольного опьянения, становится все меньше. В 2013 году мы ввели конфискацию автомобиля за такое нарушение. Эта мера вызвала много споров, но в действительности показала свою эффективность. 

Дополнительные меры? Думаю, помимо ужесточения ответственности, стоит продолжать вести профилактическую работу, доводить до наших граждан, что садиться пьяным за руль нельзя. Ведь может пострадать не только сам водитель, но и его близкие или знакомые, как произошло в том же Белоозерске. Факт в том, что некоторые даже не собираются садиться за руль, пока не выпьют. А потом вдруг решают кого-то подвезти, за кем-то заехать… Важно, чтобы и окружающие реагировали адекватно на такое поведение, сообщали в правоохранительные органы и принимали меры, чтобы не допускать пьяного за руль. И, конечно, ни в коем случае нельзя самому садиться в автомобиль к нетрезвому водителю.

В. КУРСЕВИЧ:
Что касается пьяного вождения, то методы существуют разные. К примеру, есть алкозамки — приборы, не допускающие пуск двигателя автомобиля без предварительного прохождения проверки состояния водителя через алкотестер. Они показали свою эффективность в других странах. Такое можно было бы внедрить в общественном транспорте, например. Буквально на прошлой неделе в Минске задержали водителя маршрутного такси с 1,7 промилле алкоголя в крови… 

Алкозамок мог бы стать техническим решением проблемы. Но я все же думаю, нужно подходить к этой теме более глобально. Например, на любой АЗС в свободном доступе круглосуточно продается спиртное. В сельской местности, где мало магазинов, такие заправочные станции становятся очень популярным местом. Туда приезжают не только заправить машину, но и «подзаправиться» самим. Считаю, стоит поднять этот вопрос. 



Что касается увеличения сроков, то я за любые ужесточающие меры, если они помогут спасти жизнь хотя бы одного человека. Меня очень волнует, как безбоязненно наши граждане ездят без прав. За прошлый год зафиксировано почти 1800 таких нарушений… Возможно, дополнительные меры нужны и в этой части. 


Международный опыт

«Р»: Недавно Япония отличилась самым высоким штрафом в мире за вождение в нетрезвом виде — он составил 2,5 млн долларов. В Германии и США при вынесении наказания за «пьяные» ДТП учитываются возраст водителей и их стаж вождения. А в Непале за такие аварии можно получить срок лишения свободы 25 лет и даже быть приговоренным к смертной казни. Изучался ли международный опыт при инициировании поправок в наше законодательство?

В. БУТРИМ: Конечно, мы изучали зарубежный опыт. И у нас не самые жесткие законы в этом плане. В той же Японии к административной ответственности привлекают даже трезвых пассажиров, которые садятся в машину к пьяным водителям, — они могут получить штраф до 500 долларов. 

Раз уж подняли тему алкозамков, стоит отметить: в некоторых странах их эффективность достигает 90 процентов. А в Скандинавских странах, например, работает такое условие: если человек впервые попался в состоянии алкогольного опьянения за рулем, то его не лишают прав при согласии установить в авто алкозамок. При повторной попытке покататься на машине в нетрезвом виде водитель автоматически лишается прав на управление машиной. В Татарстане же провели эксперимент и установили алкозамки в общественном транспорте, в первую очередь в школьных автобусах. Такая инициатива получила одобрение у общественности.

Для нас проблемой является стоимость алкозамков. Согласитесь, установить прибор за 1—2 тысячи евро для нашего водителя будет затруднительно. Сейчас в России планируется наладить выпуск алкозамков. Возможно, у соседей они будут стоить дешевле, и это позволит нам рассмотреть вопрос их приобретения. 

А. ЗАНИМОН: Классифицировать нетрезвых водителей по возрасту и стажу вождения — это неправильно, я считаю. Ведь последствия в любом случае одинаково плачевные. При подготовке изменений в законодательство такой вопрос не рассматривался. 

«Р»: В Польше действует мера пожизненного лишения права управления транспортным средством за нетрезвое вождение. Не раз этот вопрос поднимался и у нас... Рассматривали вы эту меру, когда работали над поправками в законодательство? 

В. БУТРИМ: Предлагалось ввести такую меру в особо тяжких случаях — за совершение преступлений, предусмотренных частью 5 статьи 317 УК, когда в результате «пьяного» ДТП погибают двое и более лиц. Дело в том, что в законодательстве ряда стран, где применяется такая мера, оговаривается, что по истечении определенного срока суд может восстановить право на управление транспортным средством. Возможно, мы еще придем и к алкозамкам, и к пожизненному лишению прав, но чуть позже, когда общество для таких мер созреет. Мы посчитали, что сегодня они преждевременны. 

А. ЗАНИМОН: Пожизненное лишение прав загоняет человека в рамки, ведь как бы он в дальнейшем ни старался, права уже не сможет получить обратно. У него не останется никакого стимула к правомерному поведению. В ряде случаев такое положение дел, на мой взгляд, может лишь усугубить ситуацию, не оказав профилактического воздействия.

В ногу со временем

В. КУРСЕВИЧ: Я считаю, что при подготовке нормативно-правовых актов ни в коем случае нельзя списывать со счетов технологические новинки, в том числе и алкозамки. Подобные разработки с каждым годом лишь совершенствуются, а соответственно стоимость их снижается. Возможно, в скором будущем такие разработки войдут в базовую комплектацию автомобилей. 

Ж. ИСТОМИНА: А я склоняюсь к тому, что начинать нужно с привития ответственного потребления алкоголя. О чем бы мы ни говорили, а больше 30 заводов в стране по изготовлению алкогольной продукции куда-то реализуют свой товар… 

Что же касается пьяного вождения, то мне кажется, чаще нужно рекламировать услугу «Трезвый водитель» — возможность вызвать водителя, который доставит вас на вашем же автомобиле до места назначения. Она есть на нашем рынке, но пока не очень популярна, мало кто про нее знает.

В. БУТРИМ: Инициатива неплохая, но трудновыполнимая. Дело в том, что услуги такси сейчас настолько подешевели, что деятельность подобных сервисов стала нецелесообразной. Они попросту не могут конкурировать на рынке. Да и сеть общественного транспорта сегодня развита довольно хорошо. Тот, кто не воспользуется услугами такси, вряд ли прибегнет к помощи «Трезвого водителя». 

В. КУРСЕВИЧ: В целом, я считаю, должна вырабатываться всеобщая нетерпимость к злоупотреблению спиртным. Могу добавить, что нужно вводить ограничения на рекламу и скрытую рекламу спиртосодержащей продукции. 

«Р»: Статья, в которую планируют внести поправки, касается и водителей в состоянии наркотического опьянения. Какое наказание будет предусмотрено для них?

А. ЗАНИМОН: Мы приравняли наркотическое опьянение к степени алкогольного опьянения свыше 0,8 промилле. То есть если поправки будут приняты, водитель, находящийся под действием психоактивных веществ, получит штраф от 100 до 200 базовых величин и лишится права управления ТС до 5 лет. 

«Р»: Насколько актуальна такая проблема сегодня? И как отличаются действия водителей в алкогольном и наркотическом опьянении?

Ж. ИСТОМИНА: Водители в состоянии наркотического опьянения попадаются нечасто. Прежде всего это связано с тем, что употребление наркотиков запрещено законом, а алкоголь реализуется в свободном доступе. И алкогольное, и наркотическое опьянение вызывает психические и физические нарушения. Бывает, инспекторы ГАИ сталкиваются с ситуациями, когда алкоголем от водителя не пахнет, а ведет он себя не совсем адекватно. 

Для освидетельствования наркотического опьянения также необходимо сделать забор биологического материала. К слову, в этом месяце в нашем диспансере появилось два новейших прибора, которые по биологическим жидкостям человека определяют малейшие частицы психоактивных веществ. Техника позволит врачам улучшить диагностику. 

«Р»: Когда законопроект поступит в Палату представителей?

В. БУТРИМ: Комплексное внесение изменений в УК и КоАП планируется на конец этого — начало следующего года. Нормо­творческий процесс предполагает сложные процедуры, но никто не заинтересован в затягивании сроков.

Многолетняя практика показывает, что меры по ужесточению законодательства за вождение в нетрезвом виде имеют положительный эффект. Наша главная задача в том, чтобы пешеходы могли спокойно передвигаться по улицам, а законопослушные водители не страдали из-за действий нетрезвых коллег. Думаю, новые меры помогут нам хотя бы на шаг приблизиться к этой глобальной цели.

КСТАТИ

За последние 4 года за повторное вождение в состоянии алкогольного опьянения конфисковали 6611 транспортных средств. Правда, число таких случаев сократилось почти в три раза: с 2226 в 2014 году до 880 в 2018-м.

matuzova@sb.by,

veronulas@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...