Глобальный прицел НАТО

13 декабря в Минске был проведен весьма интересный, содержательный «круглый стол» по проблемам НАТО и международной безопасности, организованный посольством Литвы. На мероприятии был затронут и такой любопытный сюжет, как глобальное измерение НАТО...
13 декабря в Минске был проведен весьма интересный, содержательный «круглый стол» по проблемам НАТО и международной безопасности, организованный посольством Литвы. На мероприятии был затронут и такой любопытный сюжет, как глобальное измерение НАТО.

Действительно, в последние годы все более заметно просматривается тенденция к усилению глобальной роли Атлантического альянса, вовлечению НАТО в процессы в сфере безопасности далеко за пределами традиционной, очерченной Вашингтонским договором 1949 года, зоны ответственности блока. На трансформации НАТО именно в таком направлении настаивают прежде всего США, которые хотели бы подключить альянс к обслуживанию своей глобальной военной стратегии и курса на «продвижение демократии» по всему миру.

О глобальном измерении НАТО заинтересованно высказываются авторитетные западные аналитики, особенно американские. «Только подлинно глобальный альянс может ответить на глобальные вызовы», — считают вашингтонские профессора И.Даалдер и Дж.Голдгейер, выступившие на страницах влиятельного американского журнала «Форин афферс» со специальной статьей «Глобальная НАТО». Они полагают, что в современных условиях НАТО вместо обороны определенной географической территории должна «объединить вместе страны со сходными ценностями и интересами во имя борьбы с глобальными проблемами». Альянсу следует установить партнерские отношения с демократическими государствами, в каком бы регионе они ни находились, а затем и пригласить их в состав НАТО. В числе стран, соответствующих этим критериям, названы Австралия, Бразилия, Япония, Индия, ЮАР и Южная Корея. «Все они, — считают Даалдер и Голдгейер, — могут существенно содействовать усилиям НАТО, предоставив свои войска или обеспечив тыловую поддержку действиям по реагированию на глобальные угрозы и потребности».

Сегодня Атлантический альянс занят миротворческой операцией в Косово; помощью в проведении оборонной реформы в Боснии и Герцеговине; патрулированием Средиземного моря в ходе антитеррористической военно–морской миссии; боевыми действиями и миротворчеством в Афганистане; ведет подготовку сил безопасности Ирака на территории этой страны и за ее пределами.

НАТО занималась переброской войск Африканского союза в Дарфур, поставляла гуманитарную помощь районам США, пострадавшим от урагана «Катрина», а также жертвам землетрясения в октябре 2005 года в Пакистане. НАТО выстраивает новый спектр отношений со странами Азиатско–Тихоокеанского региона, которые разделяют интересы альянса в области безопасности или уже внесли вклад в проведение операций под руководством блока (как Австралия и Новая Зеландия).

В целом, однако, складывается впечатление, что, несмотря на всякого рода амбициозные проекты и начинания, на размах активности НАТО по разным направлениям, эта организация все еще находится в поисках своего места в постбиполярном мире.

Способность НАТО к глобальной ответственности на практике проверяется в Афганистане, причем итоги вовлеченности альянса в афганские дела выглядят неутешительными для руководства Североатлантического союза. Складывающаяся там обстановка свидетельствует о малорезультативности усилий НАТО по стабилизации ситуации в стране. Талибы оправились от ударов, нанесенных по ним в 2003 году, и в последнее время заметно активизировали атаки против коалиционных войск на юге и востоке страны. Миссия в Афганистане выявила неспособность альянса обеспечить присутствие достаточного количества мобильных, экспедиционных сил и сил специальных операций.

Положение осложняется тем, что европейские союзники США по НАТО (за исключением Великобритании и Голландии) практически не участвуют в реальных боевых действиях против талибов, ограничивая дислокацию своих контингентов безопасными районами Афганистана. Лидеры Германии, Турции, Италии и Испании дали понять, что передислокация их национальных контингентов из относительно спокойных северных афганских провинций в южные и юго–восточные районы, где проводятся непростые боевые операции, возможна лишь в самом крайнем случае, в критической ситуации.

Так что на деле глобальные порывы НАТО — пока в основном из области побуждений и проектов, материализация которых наталкивается на серьезные препятствия, в том числе недостаточную подготовленность самой организации к проецированию и эффективному применению силы далеко за пределами Евро–Атлантического региона.

Анатолий Розанов, профессор.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости