Глазами посмотрев, душой прочувствовав...

Внештатный корреспондент “НГ” провела день в психиатрической больнице Пока я не осознавал, что болен, часто попадал в клинику. Лишь начав относиться к себе с критикой и приняв необходимые меры, я смог справиться со своим тяжелым недугом (из заявления некогда больного).

— Мама, когда приедем домой, ты купишь мне большой-пребольшой арбуз и много минеральной воды. Ведро минеральной воды. Нет, лучше два. И мы будем с тобой смотреть телевизор. Там столько много смешных человечков, — во весь голос, не замечая находившихся в салоне автобуса людей, говорил мужчина. С ним была пожилая женщина. Она молчала и лишь в знак согласия кивала головой. Внимание всех пассажиров было сфокусировано на этой паре. Кто-то со злорадством ухмылялся, направляя колкий взгляд в сторону “говоруна”, кто-то с пребольшим удовольствием крутил у виска, а пожилые дамы с неким злом заключили: “Сумасшедший. Ездят тут всякие...” Тем самым общество осуждало этого мужчину. Да, он человек с психическим расстройством, но ведь в первую очередь он просто человек.
Жизнь
в больничных стенах
На одном из зданий, что спряталось в зелени деревьев и лабиринте ухоженных клумб, видна вывеска “Республиканская клиническая психиатрическая больница”. Это не просто больница, а целый городок с большим количеством разных отделений и вспомогательных служб.
Согласитесь, что общее стереотипное представление о психиатрической больнице (в народе — психушке) не назовешь приятным: холодные пустые стены, длинный узкий коридор, дикие крики пациентов, руки которых крепко связаны в узел смирительной рубашки. А ведь не все так ужасно, как кажется.
...Двери в 22-е психиатрическое отделение приоткрылись, и я почувствовала некоторое волнение.
Это женское отделение. Светло-персиковый коридор. Яркие картины на стенах. Большое количество людей. Здесь можно увидеть и пожилых женщин, судорожно теребящих подол халата, и молодых девушек, весело хихикающих над каждым сказанным словом. Разница в возрасте не ощущается. Все пациентки — словно дети, не имеющие никаких забот. Это их жизнь, пусть и не очень радужная. Это их мир. Смотришь в их глаза, и к горлу подступает комок...
Заметна женская компания, устроившая “посиделки на лавочке”, молодежь с задором что-то обсуждает, а седовласая дама приятной внешности с упоением читает книгу. У одной из палат отделения для недавно поступивших дежурит медсестра. Так нужно: с непривычки больные могут решиться и на самые отчаянные поступки. Удивительно, но каждая палата хоть чем-то, да отличается от предыдущих. Очень важно, чтобы больные чувствовали уют и домашнюю обстановку. В этом нередко участвуют и родственники пациентов. В одной из палат я заметила свежую ярко-красную розу — символ жизни. Цветок все вокруг освежал. “Эта палата у нас занимает первое место по чистоте, — отметила заведующая отделением Ольга Кохан. — Девочкам всегда приятно, когда их хвалят”. Тут к нам подбежала женщина и, словно ребенок, начала бегать вокруг, размахивая при этом пакетиком использованного чая и задавая кучу вопросов. Как оказалось, большинство людей такой категории любят задавать вопросы, им всегда нужно выговориться, почувствовать к себе внимание.
В посетительской обычно многолюдно. Присев на мягкие кресла, близкие ожидают своих жену, ребенка, друга... А потом долго смотрят друг на друга, делясь последними новостями. Порой сами родственники нуждаются в моральной поддержке и совете. Здесь они всегда могут рассчитывать на беседу со специалистом.
Еще недавно скажи мне, что в таких больницах люди занимаются творчеством, с трудом поверила бы. А ведь это так.
“Сейчас у нас идут занятия”, — прошептала медсестра, приоткрывая дверь реабилитационного центра. Занятие, на котором мне удалось присутствовать, было посвящено лепке. Группа из шести человек с интересом лепила грибки, домики, слоников. Пациентки-ученицы с удовольствием и интересом занимались этим процессом, а потом объясняли, почему сотворили именно такие фигуры. Акцент здесь делается и на общении. Пока женщины занимались лепкой, из-за другой двери доносилось звонкое мужское пение. Здесь каждый занят каким-то делом. После 45-минутного занятия за пациентками пришла медсестра, и все они, за исключением одной, покинули кабинет.
— А у Лены свободный выход, — пояснила мне старшая медсестра Татьяна Сергеева. — Вот она и занимается сколько ее душе угодно.
Лена с гордостью посмотрела мне в глаза и вновь принялась за свою работу.
Среди реабилитационных занятий — трудотерапия, вышивание, плетение ковриков, рисование, работа по дереву, пение. Многие творения заслуживают восхищения. Нередко в этом центре открываются таланты.
— Такие занятия просто необходимы. Они позволяют больным отвлечься, выразить свои душевные переживания, успокоить нервную систему. При этом мы хотим, чтобы больные жили полноценной жизнью, чтобы у них не терялись социально-бытовые навыки. Для нас важно, чтобы они чувствовали свою необходимость для общества и чтобы не боялись в него вернуться.
Здесь в больном видят личность, развивают и раскрывают ее, ведь у каждой личности своя судьба. А сколько в больнице таких судеб...
Незаконченная
история
Марине был поставлен диагноз “нервная анорексия”. За этим, казалось бы, умным словосочетанием скрывается вполне простое и всем известное явление — желание людей во что бы то ни стало похудеть. А началось все шесть лет назад с того, что любимый человек Марины указал на ее полноту. Тогда-то 17-летняя девушка и взялась “за свою фигуру”. Сказав “нет” сладкой и жирной пище, она перешла на чай и хлебцы. Вскоре ее организм сам начал отказываться от более тяжелой пищи. Как только девушка потребляла мясо, начинала чувствовать невыносимую тяжесть и боль. Тогда по уже выработанной ею схеме бежала в туалет и вызывала рвоту.
— Я никак не могла удовлетворить свой голод. Меня постоянно преследовали мысли о еде. До сих пор не могу понять, как я вообще закончила школу, — удивляется Марина.
Ее жизнь была похожа на один битком набитый холодильник, на котором висел огромный амбарный замок, снять который у девушки не было сил. Это и жизнью не назовешь, лишь существованием.
Так все и продолжалось, пока однажды ей не посоветовали слабительные таблетки. Девушка попробовала, и ей понравились ощущения. Начала потреблять их в больших количествах, став своеобразной “наркоманкой”.
— Отношения с родственниками испортились. Когда они находили у меня таблетки, то доходило до скандалов. За это я их даже проклинала. Потом брала деньги и быстренько бежала в аптеку, вновь покупала по 2—3 упаковки и прятала.
За это время при росте метр шестьдесят Марина похудела до 35 кг.
Еда, таблетки — вот те составляющие, которые были для нее единственной ценностью. Она пробыла в университете всего месяц и бросила, так как не могла думать об учебе. Прошло много времени, прежде чем Марина перестала пить таблетки, но страх “не переесть” живет в ней до сих пор.
Две недели назад Марина сама пришла в больницу, понимая, что так дальше продолжаться не может.
— Мне сейчас не нужно никакое общение, никакие знакомства. Все это мне неинтересно. Я топчусь на месте. Голова не понимает, чего хочет тело, — признается девушка. — Единственное, чего я боюсь, что, вылечившись и пополнев, я вновь возьмусь за старое.
Что ж, будущее покажет...
О правде
не понаслышке
Как и во всем мире, в Беларуси наблюдается рост госпитализации людей с психическими расстройствами. Если обычно общая численность поступающих за год равнялась 20 тысячам, то уже за эти полгода цифра составила
11 тысяч. Это связано не только с увеличением количества психических расстройств, но и с большим доверием пациентов к специалистам, с большей информированностью населения.
— Большинство госпитализированных (70—80%) страдает постоянными депрессиями. Немало и тех, для кого главной причиной появления психических расстройств стал алкоголь, — отметила заместитель главного врача по медицинской части
Аэлита Штин. — К сожалению, нередко в больницу попадают дети.
Довольно часто у людей отсутствует осознание собственной болезни. В таких случаях очень важную роль играет совет родных. Госпитализация же добровольная, и поэтому окончательное “да” только за пациентом. Лишь в случае явной агрессии и опасности для окружающих больных госпитализируют принудительно. Но это решает суд.
Порой близкие люди не проявляют никакой заинтересованности к больным и вообще от них отказываются. Такое случается в семьях, в которых никогда не было любви и понимания. Чаще всего “ненужными” становятся пациенты пожилого возраста. Это большая проблема. Тогда больнице приходится проводить большую работу для оформления пациентов в дома-интернаты. Практика показывает, что чем сплоченнее семья и общество в целом, тем быстрее больной идет на поправку, тем у него больше шансов освободиться от оков болезни. В целом же благоприятные исходы составляют 80 процентов.

Легче предотвратить, чем потом лечить

По данным Всемирной организации здравоохранения, психическими расстройствами страдают порядка 10—20 процентов людей.
В психиатрии часто говорится о наследственной предрасположенности к тем либо иным расстройствам. Однако это не единственный фактор. Может ли человек снизить риск заболеваемости? Каждый несет ответственность за свое здоровье. Призывы бросить курить, пить, заняться спортом, правильно питаться для нас, обывателей, стали обычными штампами. А зря. Ведь эти простые вещи способны защитить, пусть даже вы и предрасположены к подобным расстройствам.
— Очень важно научиться постоянно обращать внимание на источники своих стрессов и стараться их избегать, развивать себя как личность, создавать хорошие отношения в семье и обществе. Тогда-то вы и не попадете в этот процент, — советует Аэлита Викторовна.
Запомните, нервы надо беречь, ведь большинство болезней только от них.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter