Главный секрет доктора Гудимова

Борису Сергеевичу в этом году исполнится 87 лет! 60 из них он отдал хирургии. А выйдя на пенсию, занялся изучением любимой науки — психиатрии...
Несколько дней добиваться встречи с известной личностью для журналиста — привычное дело. С Борисом Сергеевичем Гудимовым я три дня пыталась просто поговорить по телефону, но каждый раз узнавала, что он то на конференции, то на лекции, то на консультации. Ничего удивительного для доктора медицинских наук, профессора, академика. Ничего, кроме того, что Борису Сергеевичу в этом году исполнится 87 лет! 60 из них он отдал хирургии. А выйдя на пенсию, занялся изучением любимой науки — психиатрии.

Именно поэтому я решила нарушить привычный порядок вопросов.

1. Кем бы вы стали, появись возможность начать все сначала?

— Безусловно, врачом. Правда, еще школьником я увлекся психиатрией и серьезно готовился посвятить жизнь этой области медицины, но война сделала меня хирургом. И я об этом ничуть не жалею.

О подобном повороте судьбы врача не жалеют и больше 10 тысяч его пациентов со всего Советского Союза, студенты медуниверситетов, обучающиеся по учебникам Гудимова, а также сотни его учеников, многие из которых сегодня и сами имеют звания и совершают открытия. Академику Гудимову мы обязаны новым вариантом обезболивания во время операций на конечностях, усовершенствованной системой оперирования печени и другими научными разработками.

2. Как бы вы сами представили себя читателям?

— Доктор, уверенный в том, что только здоровый человек может радоваться, мечтать и быть полезным людям.

3. О чем больше всего мечтали в детстве?

— В моем детстве мальчишки еще не играли в войну и не хотели быть космонавтами. Мы только зачитывались романом Жюля Верна «Из пушки на Луну» и представляли: вот бы так на самом деле! Помню самые яркие впечатления из своего детства — когда меня приняли в октябрята, а затем в пионеры. А самым большим потрясением стала смерть Ленина. Я, конечно, в пять лет почти ничего не понимал, но отчима своего плачущим увидел впервые — и меня это сильно впечатлило.

4. Как для вас началась Великая Отечественная война?

— В 1941 году я был студентом 4–го курса Новосибирского мединститута. На фронте нуждались в докторах, поэтому нам разрешили закончить учебу. Утром занимались, а после обеда начиналась практика в госпиталях. В них пришлось превратить практически все здания в городе. Раненых поступало так много, что их было не на что класть. По подвалам и чердакам мы собирали тряпки, тюфяки, люди несли какую–то солому — все, что можно подстелить. В тыл везли только тяжелых. В основном это были ранения грудной клетки с повреждениями легкого, брюшной полости с осложнениями, серьезные черепно–мозговые травмы. Бинты экономили, снимали с умерших, кипятили и снова использовали. Сначала не было антибиотиков, только стрептоцид и соляные растворы, из антисептиков — только спирт. Поэтому больше всего солдат умирало от заражений и инфекций. Страшно было встречать среди пациентов своих однокурсников, которые уехали на фронт раньше.

Борис Гудимов отправился на фронт в 1942–м врачом лазарета минометного полка, демобилизовался в 1947–м ведущим хирургом, долечивал раненых. 1–й Белорусский, 1–й и 2–й Украинские, Степной, Воронежский фронты, Белоруссия, Украина, Румыния, Австрия, Венгрия — это география его войны. Нескончаемые «летучки» (санитарные поезда), неотложные операции прямо в палатках на вокзале, госпитали, ранение, контузия и снова «летучки», операции — это история его войны, за которую военно–полевой врач был удостоен орденов Отечественной войны

I степени, Красной Звезды и 16 медалей.

5. Во время войны началась и удивительная история вашей любви?

— Несмотря на тысячи раненых и огромные нагрузки, все–таки людям безумно хотелось жить. Еще в августе 1941–го в Новосибирске по вечерам играл оркестр, и даже были танцы. Помню, к нам приезжал с концертом Утесов. В один из таких вечеров я познакомился с удивительной девушкой Тамарой. Она работала на оборонном заводе. Стали встречаться. В 1942–м уехал в Красноярск, где формировался минометный полк, с которым я должен был отправиться на фронт. Я знал, когда наш эшелон будет проезжать через Новосибирск, и написал Томе. Она пришла на перрон. Состав тогда стоял несколько часов. Мы говорили, танцевали, плакали и пытались только предсказать, увидимся ли еще когда–нибудь. Спустя некоторое время ко мне перестали приходить от нее письма. После войны я стал ее искать, но, увы, не нашел ни ее, ни ее родных.

В этом месте, как в фильмах, стоило бы применить монтаж, потому что следующее действие происходило уже в 1971 году. Тамара Михайловна, в это время проживающая в Белоруссии, приехала в Гродно навестить дочь, которая училась в мединституте. Хвастаясь, та показала матери свою работу с оригинальным автографом преподавателя: «Смело иди в науку! Профессор Гудимов». «Как его имя–отчество?» — только и смогла произнести женщина...

Борису Сергеевичу именно в этот день провели телефон. Он еще только раздумывал, кому предоставить право первого звонка, как тот и раздался. Через 30 лет он услышал любимый голос, через 30 лет узнал, что Тамара по ошибке получила на него похоронку. Встретившись, благодаря судьбе и наперекор всему, они оставили свои семьи и прожили вместе больше 30 счастливых лет. Два года назад Тамары Михайловны не стало...

6. В каких человеческих слабостях вы не можете себе отказать?

— Не однажды в жизни я страдал из–за своей доверчивости. Меня подводили и предавали, но и сейчас мне хочется доверять всем. Никак не могу смириться с тем, что кто–то способен на подлость.

7. Чьим мнением дорожите больше всего в своей работе?

— Мне посчастливилось несколько лет работать вместе с хирургом–легендой — академиком Сергеем Сергеевичем Юдиным. Он известен своими трудами по проблемам брюшной, неотложной и военно–полевой хирургии, анестезиологии. Разработал методики резекции желудка, операции создания искусственного пищевода и впервые применил в клинике переливание крови внезапно умерших людей. Юдин был почетным членом Королевского общества хирургов Великобритании, американского, парижского, пражского, каталонского обществ хирургов и почетным доктором Сорбонны. Человек удивительной судьбы. Мы встретились по роковому стечению обстоятельств. С 1928 года он был главным хирургом Московского НИИ скорой помощи им. Склифосовского, во время войны — консультантом при главном хирурге армии. А после войны... его репрессировали и сослали в небольшой городок под Новосибирск. Я в то время в Новосибирске работал заведующим хирургическим отделением железнодорожной больницы. Когда узнал, что рядом находится такой человек, сразу предложил главврачу пригласить его консультантом. Но тот заявил, что я могу только под свою личную ответственность позвать «врага народа». Так Сергей Сергеевич стал консультантом в моем отделении, я у него ассистировал. Он великолепно делал все операции на желудке. Я бы даже сказал, виртуозно! Тогда еще не было общего наркоза, применяли местную анестезию, поэтому операция, например резекция желудка, длилась 2,5 — 3 часа. А он уже в начале 1950–х годов благодаря своей уникальной отработанной технике делал за 40 минут! Почти три года мы работали вместе, потом его полностью реабилитировали. Я многому научился у этого человека и до сих пор считаю его одним из авторитетнейших врачей.

8. На что не жаль потратить миллион?

— На книги.

Этот короткий ответ любому, кто был в гостях у академика, показался бы вполне предсказуемым. Хозяин квартиры, в которой все стены уставлены стеллажами и увешаны полками для книг, безусловно, никогда не жалел средств на литературу, причем как профессиональную, так и художественную. На нескольких полках вместилась коллекция книг, автором которых является сам Гудимов.

9. Интеллигентность. Что это такое в вашем понимании?

— Это понятие, по моему мнению, кроме высокого уровня образования, эрудиции и честности, включает принципиальность и культуру общения.

10. Оказало ли влияние на ваш характер созвездие, под которым вы родились?

— Я об этом не думал, но, честно говоря, всегда ощущал присутствие в себе боевого духа и готов был бороться. Чем не Стрелец! (Смеется.)

11. Что вам легче — подняться в 6 часов утра или лечь спать в 4?

— Мне столько раз приходилось работать по ночам и сутками, особенно во время войны, что порой даже два часа сна были просто мечтой.

12. Всегда ли вы говорите все, что думаете?

— «Тот, кто постоянно ясен, тот, по–моему, просто глуп!» — сказал Маяковский. Я не всегда стремился высказывать то, что думал. Однако принципиальным при этом оставалось — не угождать и не приспосабливаться.

13. Самый невероятный случай из вашей практики?

— В Новосибирске оперировал больного, у которого рак верхнего отдела желудка захватил печень, пророс в поджелудочную железу. Я всегда отличался железной верой в спасение, но тут, честно говоря, и сам видел, что надежда небольшая. Убрал желудок, часть печени, восстановил проходимость... На счастье, он стал очень хорошо поправляться. Даже профессора приехали посмотреть на уникальный случай. Вдруг у пациента начинаются резкие страшные боли. Профессора настаивают, чтобы я срочно начал операцию под их наблюдением. Оказывается, у него случилась непроходимость, потому что заботливые родственники на радостях принесли ему пирожки. Это после удаления желудка! Мужчина этот, поправившись, стал заниматься садоводством. Через пару лет он привез мне целый багажник своего урожая. И это был очень дорогой подарок.

14. Кого вы предпочитаете держать в доме — кошку или собаку?

— В моем доме всегда жили и кошки, и собаки. Дольше всех, на 13 лет, остались Альфа и Тузик, которых мы нашли замерзающими на улице. Пушка на наших глазах сбила машина. Я обработал ему раны, выходил. Он тоже прожил у нас больше 10 лет. Но, к сожалению, собачий век недолог, и терять их было очень тяжело.

15. Любите ли вы путешествовать?

— Я много ездил, сначала в делегациях советских врачей, затем от различных общественных организаций. Был во всех странах на Средиземноморье. Особенно незабываемые впечатления оставили Рим и Барселона. В Америке посетил несколько штатов, в том числе Филадельфию, Нью–Йорк, встречался с мэром Детройта и помощником Рейгана.

16. Кто ваш самый близкий друг?

– Мой самый близкий друг ушел... Это была моя Тамара.

17. Верите ли вы во внеземные цивилизации?

— Верю, что где–то есть подобные нам разумы. Мы ведь не знаем, что там — за пределами Солнечной системы.

18. Если кто–то посчитает, что вопрос об отпуске неуместно задавать человеку, больше 20 лет находящемуся на пенсии, должна уточнить, что этот случай является исключением. Узнав о бурной деятельности академика, мне даже пришлось сформулировать вопрос по–другому: «Когда вы отдыхали в последний раз?»

— Сейчас не могу позволить себе такой роскоши, как длительный отдых, четыре года отказываюсь от положенной мне как ветерану войны путевки в санаторий. Занимаюсь проблемами здоровья пожилых людей в Белорусском общественном объединении ветеранов и Университете здравосозидания. До сих пор консультирую и читаю лекции.

19. Чего нельзя прощать даже лучшим друзьям?

— Предательства.

20. Что такое, по–вашему, лень, а что — душевный покой?

— Лень — это вредная привычка, а душевный покой — удовольствие от собственного труда.

21. Есть ли у вас огород или дачный участок?

— Увы, я не мог иметь огород по профессиональной причине. Для хирурга руки — главный орган. Я ими ставил диагноз и спасал. У меня не может быть натруженных мозолей и царапин.

22. Будь вы главой государства, что бы вы сделали в первую очередь?

— Ввел бы поощрения на тех предприятиях, где активно выступают за здоровый образ жизни. Это не только участие в больших спортивных праздниках, а комплекс мер, вплоть до обязательной ежедневной зарядки. Сейчас и в Европе, и в Америке сердечно–сосудистые заболевания — настоящий бич. От них умирает большое количество людей. А лучшая профилактика, как известно, регулярные физические нагрузки.

23. А врагов вы себе успели нажить?

— Врагов, может, и нет, но завистники у меня были, и я это знал.

24. И как вы к ним относились?

— С сожалением. Зависть — это слабость, которая берет верх над волей.

25. Чего вам лично больше всего недостает сегодня?

— Времени. Вот лежат монографии по заболеваниям печени, вот — по онкологии. Нужно издать. А сколько еще нужно написать, проверить, узнать! Очень хочется успеть как можно больше.

26. Что вас может растрогать до слез?

— Недавно по радио был концерт из записей Петра Лещенко. Я наслаждался целый час и даже, по–моему, танцевал, действительно очень растроганный.

27. При каких обстоятельствах вы познакомились с нашей газетой?

— Мне кажется, я знаю эту газету всю свою жизнь.

28. Не рискнете предсказать, какие перемены ожидают нашу страну через год?

— Если нам не будут мешать, все будет хорошо. Хотелось бы, чтобы за пределами нашего государства стали известными наши талантливые ученые и артисты.

29. Бывало ли такое, что вы чувствовали — вам надоела ваша работа?

— Нет, никогда.

30. А какие книги, по–вашему, надо прочесть всем?

— Мне очень нравятся Чехов и Тургенев. Думаю, их произведения обогатят мысли и душу любого человека.

31. У кого конкретно и что именно вы спросили бы в первую очередь, будь у вас такая возможность — пообщаться с самыми интересными личностями нашего времени?

— С удовольствием бы встретился с нашим уважаемым Президентом, но не для того, чтобы задать вопрос, а чтобы пожелать ему крепкого здоровья и большого терпения.

32. Вы хорошо знаете свою родословную?

— К сожалению, нет. Помню только бабушек и дедушек. Все они были простыми неграмотными людьми. Меня воспитывал отчим, но я ездил в гости к родному отцу в Белоруссию. Почему–то врезалась в память фраза из раннего детства, которую любила повторять моя белорусская бабушка: «А няхай бы цябе пярун з’еў».

33. Самый счастливый день в вашей жизни?

— День Победы 1945 года. Я ее встретил в Венгрии со скальпелем в руках, до возвращения домой оставалось почти два года... Но мы все выбежали на улицу, обнимались с совершенно незнакомыми людьми, плакали, смеялись. Кстати, венгры радовались не меньше нас. Никому не хотелось войны.

34. Что вы чувствуете в обществе молодых людей?

— Прилив жизненной энергии. Никогда не отказываюсь от встреч со школьниками и студентами и не устаю поражаться, сколько сейчас талантливых ребят. Радует то, что многие ревностно относятся к знаниям, учат языки, интересуются культурой.

35. Ваше любимое блюдо?

— Борщ, а также овощи и фрукты.

— Вид спорта?

— Гимнастика. Я сам в юности занимался ею.

— Танец?

— Танго и вальс.

— Газета?

— Я читаю много газет, давно сотрудничаю с «Белорусской нивой».

— Цвет?

— Голубой.

— Время года?

— Сейчас очень люблю осень. Почему–то многие только с возрастом понимают ее прелесть.

— Цветы?

— Розы.

— Наряд?

— Халат доктора.

36. Музыкальное произведение?

— Обожаю романсы, особенно в исполнении Козина, Козловского. Очень люблю Утесова и Бернеса. «Ах, эти черные глаза», — тут же напевает мой собеседник. — Конечно, фронтовые песни трогают меня до слез.

37. Запах?

– Лимона. Кстати, я его не только нюхаю с удовольствием, но и ем каждый день. Это снижает свертываемость крови и является хорошей профилактикой тромбозов.

38. Можете назвать то место на земле, которое вам всего милее?

— Родина моего отца — Вилейка. Это вторая Франция! Я родился в Сибири, родители рано разошлись. Но я часто бывал у отца и его родных и очень полюбил этот уголок.

39. Часто ли вам приходится одалживать у кого–то деньги?

— Стараюсь рассчитывать только на свои средства.

40. Каково ваше отношение к конкурсам красоты?

— О! Мне нравятся красивые женщины. Одинаковой красоты не бывает!

41. Верите ли вы в изречение: «Все, что ни делается, — все к лучшему»?

— Конечно. Даже война научила нас выживанию.

42. Как вы заботитесь о собственном здоровье?

Ответ на этот вопрос можно смело выносить отдельной статьей для тех, кто хочет сохранить здоровье и долголетие.

— Еще лежа в постели, я начинаю делать упражнения для глаз, затем поднимаюсь и разрабатываю суставы, все — начиная от пальцев рук и ног (Показывает ящик с гантелями и второй такой же с другими снарядами. В кабинете Бориса Сергеевича я заметила также «шведскую стенку». — Авт.) Обязательный контрастный душ, затем самомассаж, тоже по возможности всех органов, включая... барабанные перепонки. А как вы думаете я сохранил прекрасный слух, зрение и способность двигаться! Кроме этого, уже много лет я придерживаюсь строгой диеты: минимум мяса, максимум овощей, фруктов и сухофруктов. Ничего жирного, копченого и жареного. Каждый день стараюсь выпивать по три литра воды и много ходить пешком.

43. Какой совет как врач вы могли бы адресовать всем без исключения?

— Полюбите себя такими, какими вас создала природа. Даже с этими большими ушами и длинным носом! Вот увидите, когда вы оцените себя и начнете заботиться о себе, любимом, вас полюбят и окружающие.

44. В этом году у нас появился Общественный университет здравосозидания ветеранов, который вы возглавили. Не поздно ли ветеранам возвращаться к лекциям?

— Заботиться о своем здоровье никогда не поздно, а для людей в моем возрасте — это необходимо. Желание жить нужно подкреплять конкретными делами. Мы рассказываем о том, как самостоятельно можно улучшить свое самочувствие, что делать, чтобы стать долгожителем.

45. А экзамены в вашем учреждении есть?

— А как же! Мы измеряем биологический возраст тех, кто следует нашим советам. Представьте себе, организм многих людей соответствует возрасту на 5 — 7 лет моложе указанного в паспорте. Есть случаи, когда разбежка составляет 10 — 15 лет. Значит, курс усвоен на «отлично»!

46. Летаете ли вы во сне?

– Давно уже не летал...

47. Когда у вас плохое настроение, что вы делаете?

— Начинаю работать. Так я забываю вообще обо всем, не только о плохом настроении.

48. Вы часто пишете письма?

– Сейчас уже нет. А когда–то к праздникам получал до 300 поздравлений и отвечал на все.

49. Верите ли вы в лучшее будущее наших детей?

— Убежден в этом. Вы — стройные и красивые, выше нас, прежних, ростом. Прекрасные люди достойны хорошей жизни.

50. Вопрос, который вы хотели бы задать себе сами?

— Выполнил ли я для людей все, что хотел и мог?

— И ваш ответ...

— Увы, нет. Но я надеюсь, мои ученики продолжат все начатое мною. Я очень горжусь ими.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости