Главные слова

Полтора года в мастерскую Анны Балаш приходили люди, чтобы написать на стене, что для них важнее всего

Полтора года в мастерскую Анны Балаш приходили самые разные люди, чтобы написать на стене то, что для них важнее всего. На белой штукатурке каждый оставлял личное послание миру, выводил слова надежды, а кто-то и мольбы, не догадываясь, что было здесь до них. Самое важное гости мастерской — торговцы и художники, студенты и бомжи, священники и бизнесмены, чужие и близкие — доверяли чистой стене: то, что было написано накануне, закрашивалось. Но не исчезало: камера фиксировала все знаки, глаза и настроения.


Долгие месяцы Анна Балаш, Галина Адамович и Алексей Андреев выясняли, в какой степени слова утратили смысл в сегодняшнем мире. Одновременно сами и с помощью друзей они снимали надписи на стенах домов в Беларуси, России, Украине, Израиле, даже в Новой Зеландии. И наконец предъявили результат своего исследования публике — презентация проекта «Стена» прошла в арт–пространстве культурного центра «Корпус», открывшегося недавно в 8–м корпусе завода «Горизонт».

Настенные надписи — привычный спам любого города, агрессивный и неистребимый — пульсируют на трех экранах под гул и лязг большого города, мешая сосредоточиться на главном, наслаиваются друг на друга все новыми порциями неврозов и разочарований. Слова вырываются на стены и в пространство сиюминутными вспышками эмоций, но если бы эфир был чистым, а возможность высказаться — всего одна? «Весна», — пишет на белой стене священник. «Любовь — не счастье», — резюмирует олигарх. «Ты летишь!» — выдыхает рабочий «Макдоналдса». «Главное, чтобы дети были здоровы», — выводит скульптор. «Лишь бы не было войны», — волнуется бомж...

«Стена» — это наша попытка вернуться к тем словам, которые человек произносит осознанно», — говорит Алексей Андреев, много лет отделяющий честные слова от спама на страницах своего журнала «Монолог». Идея проекта принадлежит ему. Первоначально предполагалось назвать этот фильм «Наше время», создать что–то вроде архивного документа, сведя воедино эмоции людей извне и внутри. Но получился не просто документ, а вполне рабочий инструмент для очистки перегруженного мозга обитателей современного города.

Следующий «сеанс» «Стены» планируется в Доме Москвы. Где и как этот проект будет работать дальше, сказать сложно. Скорее всего, нигде и никак, разделит судьбу многих других арт–проектов, не попадающих в формат галерей и кинофестивалей. Подходящих пространств для демонстрации видеоарта в Минске действительно мало. Музея современного искусства — такого, как в других европейских странах, не виртуального, а настоящего, с доступными публике коллекциями идей и нестандартных экспонатов — нет. Многое из того, что прежде создавалось нашими художниками не на холсте и не в камне, уже не восстановить — пленка рассыпается, диски размагничиваются. Презентации проектов нередко проходят на нераскрученных малолюдных площадках, оплаченных из личных карманов авторов, в большинстве своем людей небогатых. И если у написанной на холсте картины есть шанс дождаться счастливого времени, когда ее обнаружат, оценят, широко покажут и впишут в контекст истории искусства, наш видеоарт, эта новая поэзия времени, попадет скорее в разряд забытых экспериментов, чем в музейные собрания или к коллекционерам. А ведь в мире и у соседей уже создаются архивы, специальные выставочные площадки и образовательные программы для изучения нового арт–языка. Реальность становится все более визуальной, и искусство уже не может быть прежним.

«Стена» существует в виде файла на флешке — современные технологии дают надежду на большую долговечность таких проектов. В последнее время новые арт–галереи возникают в Минске одна за другой. Но кто первым пристально посмотрит в сторону альтернативного? Тема ведь стоящая. Новому искусству нужны новые хранилища. А новому времени — свои музеи.

cultura@sb.by


Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?