Народная газета

Главная по тарелочкам

У Зои Луцевич обычный предмет обихода превращается в рождественское волшебство

Зима может быть и без снега. А вот рождественские праздники без подарков представить невозможно. Их ждут все, надеются, предвкушают. Кто из нас не хватался за голову в канун Рождества, размышляя над тем, что бы подарить хорошему человеку? Универсального ответа на этот мучительный вопрос человечество пока не придумало. Ясно лишь то, что подарок должен быть уникальным, удивляющим и запоминающимся. Такой, за который не стыдно, который обрадует не только в момент вручения, но и потом. Даже через год, два, десять... А где такой возьмешь?


Обращайся к художнику — и получишь вещь уникальную, рукотворную, неповторимую. И чем художник лучше, тем интереснее подарок. Вот я и обратился к художнику Зое Луцевич. В мастерскую подниматься высоко, да и лифт на десятый этаж не работал. Мы встретились у нее дома, а дом — во дворе, напротив мастерской.

Всякий раз перед Рождеством и Новым годом она придумывает что-то интересное. Может делать все: монументальные росписи, необычную скульптуру, картины, странные иконы, где лики святых напоминают близких и любимых людей, а старые столы, стулья, буфеты и сундуки превращает в произведения искусства, изменяя до неузнаваемости. Все, за что ни берется, получается. В этом году она загорелась идеей создать серию расписных декоративных тарелок — что-то на продажу, а что-то близким в подарок.


Часть этих тарелок пока еще дома на полке. Смотрю и улыбаюсь, трогаю скользкую поверхность, но с осторожностью, чтобы не уронить. Все тарелки разные, выразительные, но каждая по-своему. К каждой просится название, каждой хочется присвоить имя.

— Я беру тарелку у своей подруги Оли Угринович. Выглядит она обычно. Белая. С нее даже можно есть. Потом превращаю ее в декоративную. Наклеиваю на нее настоящее сусальное золото. Иногда наношу маркером несмываемый рисунок, чтобы заполнить его эмалями. Могу из баллончиков эмалями забрызгивать... Когда начинаю, то не представляю что получится. И это мне нравится. Всматриваюсь, как растекается краска, любуюсь кляксами, черточками, пятнами, что-то начинаю видеть. Подправляю, подрисовываю и — готово (в принципе, можно остановиться на любой стадии работы). Материал настолько красив и выразителен, что диктует и тему, и все последующие манипуляции. Последний этап — закрепляю лаком. И уже не смыть, не стереть... Называется этот способ надглазурная роспись, — проводит ликбез художница, параллельно готовя пирог, выуживая из банки консервированные фрукты и укладывая их в форму с тестом. В доме пахнет кофе, мигают лампочки гирлянды...

Процесс изготовления декоративного блюда, если верить Зое, прост и незатейлив. Кажется, что это можно легко повторить и результат будет таким же, как у нее. Но я знаю, что художница лукавит, что все не так просто.

Интересуюсь, а хорошо ли держатся на поверхности краска, золото, эмали и лак? Такой вопрос задают обычно при покупке в магазине.

— Однажды я попала в неудобное положение. У меня была простенькая белая керамика — вазочки. Их сделала моя знакомая барышня. Я принесла их в галерею “Имена”, а мне сказали, что подобным дешевым товаром они не торгуют. Нужен какой-то эксклюзив. Я на свой страх и риск решила их сделать выразительными. Поехала на хутор и целую неделю провозилась, расписывая эти простенькие сосуды, превращая их во что-то уникальное. Расписала дорогими эмалями с бирюзой, золото наклеила, лаком покрыла. Их тут же выставили на продажу, даже стенд отдельный сделали. Всем, кроме автора керамики, работы понравились. А моя компаньонка разозлилась, уперлась и попросила вернуть ей вазочки в первоначальном виде. В общем, вымачивала я их в кислоте, терла всякой химией, на ночь оставила в ведре с разбавителем, а они только ярче становились и лучше. Пришлось снимать роспись шлифовальной машинкой. Мастер, который мне помогал, чуть не расплакался — так ему было жалко красоту уничтожать. Это я отвечаю на твой вопрос о том, насколько прочно и качественно все это сделано. Можно, конечно же, есть с моих тарелок, но лучше на них смотреть и любоваться, — говорит Зоя, вскакивая с дивана.

Она достает из плиты пирог, ставит на стол, принимается угощать. Вот тут я и задаю главный вопрос о чудесных тарелках, ярких и похожих на новогодние игрушки: “Скажите, мастер, а дорого ли стоит ваше блюдце?”

Нож зависает над пирогом.

Звучит долгий ответ, похожий на анекдот, что овес нынче дорог, что ложка хороша к обеду, что золото самое настоящее, а краски все заморские… Что для хорошего человека можно и дорогой подарок приобрести, и что чем он дороже, тем больше его ценишь… И если кто пожелает порадовать близкого, то пусть находит ее в интернете, списывается и о цене договаривается с художником. А найти ее можно на Фейсбуке как Zoya Lutsevich.

Уходя, бросаю прощальный взгляд на декоративные тарелки, которые скоро найдут новых хозяев.

Ladzimir@tut.by

Фото из личного архива и Николая Ботвинника

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...