Главная нота музыкального протокола

Главный дирижер Президентского оркестра Виктор Бабарикин: «Мы готовим совместный концерт с вокалистом «Дип папл» Яном Гилланом

Договориться о встрече с главным дирижером Президентского оркестра, заслуженным артистом Беларуси Виктором Бабарикиным — дело непростое. Каждый день его расписан по часам: то съемки клипа, то выездное выступление, концерт, музыкальное сопровождение протокольных мероприятий… И — сплошные репетиции. Вот и сейчас оркестр готовится к очередной премьере. На сцене Дворца Республики 20 октября — новая программа. Афиша гласит: «Симфонические огурцы». Трибьют-шоу «Кино» с оркестром». Словом, дел у Виктора Бабарикина невпроворот. Но все же маэстро  нашел полтора часа на беседу с корреспондентом «Р», чтобы рассказать, как появилась в его жизни большая музыка, когда он берет в руки эуфониум, не ругают ли оркестр за симфо-рок и что означают для него три восьмерки.




Симфонические огурцы  и протокол


— Виктор Владимирович, что за «огурцы» с трибьют-шоу?

— Проект посвящен творчеству Виктора Цоя. Мы предлагаем зрителю вновь встретиться с музыкой группы «Кино» и услышать ее сквозь призму музыки симфонической. Это большое шоу, в котором принимает участие московская рок-группа «Черный Квадрат», ее солист Игорь Соколов и наш большой оркестр. 

— Кто-то скажет: подумаешь, перепоют и переиграют известные песни.

— Ничего подобного. Специально для проекта были созданы оригинальные партитуры, над которыми работали лучшие специалисты России и Беларуси. Это совершенно новый взгляд на музыку группы «Кино». Надеюсь, программа понравится всем ценителям творчества легендарного Виктора Цоя. К слову, название «Симфонические огурцы» придумано по аналогии с его песней «Алюминиевые огурцы».

Идея проекта принадлежит российскому продюсеру. Поскольку наш оркестр много работает с рок-музыкой, обратились к нам. Программу уже услышали поклонники кумира в Екатеринбурге в день его рождения. Был большой резонанс. Сейчас решили показать и в Минске. Думаю, и здесь успех будет серьезный. Лично я работал над проектом с удовольствием. С юности поклонник Виктора Цоя, пел под гитару его песни.

— В репертуаре оркестра много необычных проектов: симфо-рок-программа «Ураган», рок-концерт «Дым над водой», концерт «Рок встречает оперу», знаю, на выходе программа «Белорусское золото» с рок-группой J:Морс, идет подготовка к выступлению с Яном Гилланом, британским рок-музыкантом, участником группы Deep Purple. Вы считаете, симфоническая музыка и рок хорошо сочетаются?

— Отлично сочетаются, и направление симфо-рок мне очень близко. Интересное соединение двух этих интеллектуальных субстанций.

— Но по ранжиру ли Президентскому оркестру рок играть? 

— Знаете, пока никаких на этот счет замечаний не было. Наоборот, все очень хорошо воспринимают. И почему нет? Ведь мы делаем это качественно, честно, по-настоящему, не обманывая зрителя. При этом симфо-рок ничуть не мешает нам исполнять произведения белорусских авторов, эстрадные композиции для оркестра, обработки народных песен, джаз, а также классику всех эпох и стилей. Вся эта музыка есть в репертуаре коллектива.

После выступления Scorpions в Минске в 2013-м, которое сопровождал Президентский
оркестр, лидер группы Клаус МАЙНЕ предложил Виктору поехать вместе в тур по России.
Он дирижировал несколько концертов с разными оркестрами.


— Бывают ли вам команды сверху — что играть, а что не играть?

— В выборе репертуара мы абсолютно свободны. Запрещенных произведений в моей практике не встречалось. Бывают рекомендации от Министерства культуры и Администрации Президента, но это все в рабочем порядке. Никто не давит. Мы и сами понимаем, что наше положение обязывает, конечно, тщательно отбирать репертуар.

— Вы выступали со многими знаменитейшими артистами. Мишель Легран, Демис Руссос, Хосе Каррерас, Сара Коннор, Алессандро Сафина, группа Scorpions, Дмитрий Хворостовский… Список можно продолжать. С чего начался выход на звездный уровень?

— Это началось благодаря дирекции Дворца Республики и его руководителю Петру Андреевичу Волкову: прекрасно работает концертный отдел, который приглашал звезд. 

Вообще, работать со звездами — большая честь, но и большая опасность. Потому что они очень требовательные люди. Это мировой уровень. Получить где-то критику в свой адрес из-за несостоятельности оркестра, который сопровождал выступление, никто из артистов не хочет. Знаю, некоторые менеджеры, прежде чем везти своих артистов, узнают: что за оркестр будет работать, какого класса. Это — важно. Мировой звезде и оркестр нужен на уровне. Поэтому такие программы мы готовим очень серьезно. И если нас выбирают, то, наверное, за профессионализм, за то, что уверены: мы не подведем, все будет выучено, подготовлено и достойно исполнено.

1990 год. Всесоюзный конкурс трубачей
в Магнитогорске. 12-летний Витя БАБАРИКИН занял 3-е место. Первые две премии жюри тогда не присудило никому.

— Торжественные церемонии, приемы высоких гостей, госнаграждения… Оркестр в ходе их находится рядом с Президентом, членами Правительства. Наверняка к музыкантам требования особые…

— Естественно, стать музыкантом Президентского оркестра непросто. Конечно, идет серьезный отбор с точки зрения профессионализма — это само собой, ну и спецпроверку кандидаты проходят, так сказать, с точки зрения «облико морале».

…В сентябре Президентский оркестр стал победителем на конкурсе в Авазы в Туркменистане. Предложение поучаствовать поступило от лидера этой страны Гурбангулы Бердымухамедова в один из его приездов в Минск. Получив приглашение, признается Виктор Бабарикин, сначала слегка напрягся: конкурс дело такое, что можно и проиграть: обидно с таким-то статусом. Но опасался напрасно — выступили удачно. Кстати, это был первый конкурс, в котором участвовал Президентский оркестр.

За победу коллектив был награжден денежным призом 3 тысячи долларов, а его главный дирижер за вклад в развитие туркмено-белорусских культурных связей — золотой цепочкой президента Туркменистана, она больше похожа на медаль. 

А недавно уже в Минске Виктор Бабарикин был отмечен почетным нагрудным знаком Министерства культуры — за вклад в развитие культуры Беларуси.

— У оркестра через месяц день рождения. Музыканты обычно ведут отсчет от первой репетиции.

— Да. Она состоялась 15 ноября 2002 года. А вообще, указ Президента о создании оркестра был издан тремя месяцами раньше — 6 августа.

— За эти 14 лет какое самое главное достижение?

— Главное — оркестр играет чисто и стройно. Приятно, что это все отмечают, в том числе и наши зарубежные коллеги. Интонация — то, за что мы боремся, серьезно этим занимаемся, и это очень непросто. Но иначе — невозможно. Когда выходит Президент, нашим музыкантам нельзя не попасть в ноту.

— Наверное, и заработки в оркестре неплохие?

— Видимо, называть суммы не очень корректно. Они вовсе не большие, ставки, сетки, как и в других коллективах, зарплата по уровню где-то, как в оперном театре. Но мы много работаем. И если что-то заработали концертами, есть возможность музыкантов премировать. Вот говорят: кризис-кризис, а у нас проект за проектом. Все удивляются. А объяснение простое: иностранных исполнителей приглашать дорого, задействуем своих, уровень мастерства многих очень достойный. Плюс — гибкая ценовая политика Дворца Республики, дирекции оркестра: доступные билеты — не дороже 150 тысяч рублей. Наши программы имеют успех и собирают залы. 

Эуфониум в кустах


…Профессионального отношения к музыке родители
На концерте с Дмитрием
ХВОРОСТОВСКИМ


Виктора Бабарикина не имели. Отец работал на тракторном заводе, мама и сейчас работает в УВД Минского облисполкома. Мальчишка рос в районе автозавода, неплохо пел, но в музыкальную школу определять его никто не собирался. Он отправился туда сам за компанию с друзьями. А там прослушали — и приняли. Так в его жизнь вошла музыка. А с ней — дальнейшая учеба. Сначала в музыкальном училище имени М.Глинки, затем в академии музыки. Ее Виктор Бабарикин окончил дважды — по специальностям «музыкант-духовик» и «оперно-симфонический дирижер». Кстати, играет он на духовом инструменте с красивым названием эуфониум, это такая труба-баритон. Между прочим, изначально подумывал о карьере солиста-духовика, сложные пьесы исполнял виртуозно. Он и сейчас иногда выходит с эуфониумом на сцену, солирует. Так было в проекте Vivat Opera Moderne, где соединились оперный оркестр и рок-группа. А еще в его рабочем кабинете стоит гитара. И тоже не всегда без дела.

— В академию музыки вы поступили сразу?

— Это особая история. В нашей академии места для баритона-эуфониума не было. Я поехал в Москву прослушаться на факультет военных дирижеров. И меня готовы были взять: приезжайте, поступайте. А затем здесь, в Беларуси, был конкурс исполнителей, я в нем участвовал, и сидевшие в жюри профессора академии музыки Николай Волков и Борис Ничков меня заметили, присудили победу. И специально для меня — я до сих пор им благодарен за это — открыли одно место в академии. Так я остался здесь.

— А когда же сделали выбор в пользу дирижирования?

— Впервые я столкнулся с ним как с одним из учебных предметов в музучилище. А по-настоящему увлекся после участия в одном из студенческих капустников. Обычно они готовились так: разные классические пьесы перерабатывались в стиле «музыканты шутят». Мы с товарищами написали такую партитуру. Она была с успехом исполнена, и все заметили, что у меня неплохо получилось. Позже уже в академии музыки, когда учился на солиста-духовика и дирижера, мы с сокурсниками организовали эстрадный оркестр. Потом студентом академии я работал с оркестром музучилища. Кстати, с ним мы в свое время стали первыми среди 11 духовых оркестров страны. А дальше произошло знаковое событие: как солист я часто находился рядом с дирижером консерваторского оркестра «Фанфары Беларуси» Аркадием Бериным и чему-то подучивался. Как-то он не успевал прилететь к выступлению в Минск, позвонил и попросил меня провести концерт. Все прошло удачно, и я так отличился, что, когда Берин эмигрировал из страны, мне предложили занять его место. А потом уже — объявлен конкурс на дирижера в Президентский оркестр, я подаю документы, далее набирается коллектив.

На съемках клипа к новой программе «Белорусское золото» с рок-группой J:Морс

— Вам было тогда 24 года, вы только окончили академию музыки — и сразу такая должность. Наверняка многие не поверили, что обошлось без протекции.

— В то, что меня выбрали, я и сам с трудом поверил. В жюри сидели все ведущие дирижеры страны. Нас в финале осталось пять человек. Сначала смотрели наши записи с оркестрами. А потом — открытая репетиция при публике. Причем работать нужно было с листа, каждому дирижеру партитуру выдали только перед выходом на сцену, что в ней — заранее известно не было. Отбор был серьезный.

— Вы ученик легендарного оперно-симфонического дирижера, народного артиста России Геннадия Проваторова. Какой главный урок вынесли?

— Пожалуй, тот, что дирижер должен постоянно учиться. Тут нельзя останавливаться. Постоянно новый материал, постоянное самосовершенствование. Можно научиться тактировать, но настоящий дирижер — это все же тот музыкант, который может управлять коллективом, повести его за собой. И не всегда свой коллектив. Ведь в своем оркестре ты — главный, и этим все сказано. А в чужом — ты еще никто: здравствуйте, будем знакомы. А дальше — нужно найти контакт. Ситуация сродни — кто кого. Особенно если дирижер молодой. Здесь важно не спасовать и повернуть ситуацию в свою сторону. Поэтому, помимо музыкальных навыков, нужны и самообладание, и воля, и настойчивость. У меня есть практика работы с другими оркестрами, я с удовольствием это делаю. Слава богу, получается. Хотя знаю случаи, когда дирижеры плакали оттого, что не могли совладать с оркестром.

Заслуженный артист России, знаменитый трубач Семен МИЛЬШТЕЙН — за воображаемым пультом, в музыкантах — дирижер Виктор БАБАРИКИН и молдавский наист маэстро Константин МОСКОВИЧ. Артисты любят пошутить.

— И что же творят эти музыканты?

— Могут специально неправильно играть, проверяя, услышит дирижер или нет, могут просто не обращать внимания или провоцировать конфликт, могут позволить себе быть неподготовленными к репетиции и даже разговаривать во время нее по телефону, мол, очень важный звонок, маэстро. Разные коллективы, разные люди.

— Есть у вас авторитеты среди коллег?

— Конечно. Прежде всего это Александр Анисимов. Великолепный дирижер. Считаю, нам всем очень повезло, что он работает в Минске. Прекрасный музыкант и всегда готов помочь советом. Я всегда к нему могу обратиться.

Счастливые восьмерки


С женой Ольгой и сыном Алексеем.

…Он довольно долго не женился. Не мог найти пару или не хотел торопиться? Говорит, наверное, и то, и другое. Зато в 30 лет любовь случилась с первого взгляда. Сердце молодого и главного сразила 23-летняя Ольга, выпускница истфака БГУ, сотрудница одного из банков.

Любопытно, что в ухаживающем за ней молодом человеке она не сразу узнала главного дирижера Президентского оркестра. Догадывалась, что музыкант, судя по кругу общения. А он говорил уклончиво, мол, работает на сцене. Все выяснилось, когда на сцене она его увидела по телевизору. А через какое-то время будущий жених отправился в Молодечно к родителям Ольги просить ее руки.

Свадьбу играли в день с символической датой — 8.08.2008. Кстати, в этом году семье Бабарикиных исполнилось 8 лет. Свою причастность к затее с нумерологией Виктор отрицает. Но восьмерки, похоже, работают. В семье царят мир да лад, любовь и уважение. А главное — растет сынишка. Ему уже шесть. 

— Частые отъезды на концерты, поздние возвращения после выступлений, звездное окружение, в котором и красавицы женщины. Жена особенности профессии понимает?

— Ольга у меня и сама красавица. К тому же достаточно уверенный в себе человек. Так что на этот счет она спокойна. 

— Кто в вашем доме главный дирижер? 

— Сейчас, конечно, сын Алексей, точнее Алексей Викторович Бабарикин, как он сам обычно представляется.

— Музыкальные задатки есть?

— Знаете, сначала начали заниматься хоккеем, но потом слышу, поет парень хорошо. К слову, «Би-2» его любимая группа. Так вот повел в лицей при академии музыки. Его прослушали и взяли на хоровое дирижирование. С удовольствием ходит, поет чистенько. Радует меня. Пусть занимается, все же хоккей — это очень травматично. Кстати, занятиями разными загружаю его по полной, лишь бы поменьше интернета и телевизора. Считаю, мужчина должен быть занят делом. 

— А вы гвоздь забить умеете?

— Легко. На даче, например.

— Значит, дачные хлопоты вам знакомы?

— Конечно. Но, честно скажу, грядки, когда планировали участок, я засыпал. Это же невозможно — пока приедешь, пока шланг размотаешь, чтобы полить, пока польешь… Полезно, конечно, физически подвигаться, но… В какой-то момент я понял: правильно, если грядок пока не будет. Своя клубника и картошка — замечательно, но не сейчас. А вот деревья посадили.

Так что на даче я прекрасно отдыхаю. Иногда соседей веселю. Трубу с собой беру. Этим летом сосед подарил мне партитуру сигналов музыкальных военных — как играть побудку, отбой, построение… Попробовал, конечно. Все услышали. А вообще, самый желанный для меня отдых — тишина. Очень много музыки в голове. Бывает, звучит, даже когда сплю.

svirko@sb.by

Фото Виталия ГИЛЯ и из личного архива Виктора Бабарикина
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?