Беларусь Сегодня

Минск
+23 oC
USD: 2.08
EUR: 2.33

Наталья Кочанова: Семья — это основа общества

Главная миссия для государства

Социальная сфера — одна из самых сложных и важных в нашей стране. От нее зависит, здоровы ли будут люди, вырастут ли грамотными наши дети, насколько защищенными, ухоженными будут наши отцы, деды, пожилые люди. Каждое из ее направлений имеет много проблем, которые либо уже устраняются, либо их еще только предстоит решить. Обо всем этом мы говорим с заместителем Премьер-министра Натальей Кочановой.


— Наталья Ивановна, какие пять главных событий в социальной сфере за прошлый год вы бы особенно выделили?

— Очень нелегко выделить какие–то стержневые события, ведь их было достаточно много и все они очень разноплановые. Хотя давайте так: на первое место я бы, наверное, поставила такое событие — подписание Президентом Конвенции о правах инвалидов. Она фактически утвердила принципы, на которых должна строиться политика государства в отношении этой категории граждан. Наша задача ведь заключается в создании равных возможностей: чтобы человек с инвалидностью мог получить образование, быть конкурентным на рынке труда, чтобы общество реально воспринимало такого человека как равного себе. Ратификация конвенции предусматривает комплекс мер, масштабный и по своим объемам, и по продолжительности, направленных на обеспечение более полного участия инвалидов в жизни общества.

Еще один важный момент для нас: благодаря признанию достижений белорусского здравоохранения международным медицинским сообществом Минск впервые в октябре прошлого года стал площадкой для проведения министерской европейской конференции «Охват всех этапов жизни в контексте политики Здоровье–2020», которая была организована ВОЗ в сотрудничестве с нашим Минздравом. В Минске обсудили широкий круг вопросов и представили лучший европейский опыт по сохранению и укреплению здоровья на всех этапах жизни человека. А итогом конференции стало подписание Минской декларации, которая сегодня является стратегическим инструментом по объединению усилий всех стран европейского региона, направленных на улучшение здоровья человека от рождения до глубокой старости. В основу подхода положены три аспекта: действовать как можно раньше, действовать вовремя и действовать сообща. Другими словами, это прежде всего пациент–ориентированный подход, с акцентом на раннюю профилактику и межведомственное взаимодействие, направленный на увеличение продолжительности и улучшение качества жизни граждан.

Знаковым событием отчетного года также стало открытие молекулярно–генетической лаборатории канцерогенеза и центра позитронно–эмиссионной томографии на базе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н.Александрова. С их открытием Беларусь в числе первых вступает на путь индивидуальной, персонифицированной медицины.

В 2015 году все мы отметили знаменательную дату — 70–летие Победы в Великой Отечественной войне. Для нашей страны эта дата наполнена особым смыслом. Наш долг перед поколением победителей — сохранить историческую память, отдать дань благодарности за героический подвиг нашим ветеранам. В рамках праздничных мероприятий были открыты мемориальный комплекс на месте лагеря смерти Тростенец и скульптурная экспозиция «Врата памяти».

Не стоит забывать, что 2015 год был объявлен Годом молодежи, и это повлекло за собой много ярких и интересных мероприятий.

Яркими событиями можно назвать и такие: открыл свои двери для профессиональных спортсменов и всех желающих учебно–тренировочный центр фристайла в Минске. Он строился с 2009 года, является действительно уникальным — это первый крытый комплекс по фристайлу для прыжков с приземлением на воду. Кроме того, использовав опыт успешного проведения чемпионата мира по хоккею в 2014 году, мы в 2015–м на высоком уровне провели ряд крупных международных соревнований, таких как чемпионат мира по биатлону среди юниоров и юношей, чемпионат Европы по гимнастике художественной, Кубок мира по современному пятиборью, чемпионат Европы по конькобежному спорту.

Кроме того, в 2015 году после реконструкции и реставрации заработал Республиканский театр юного зрителя в Минске, в Витебске, традиционном месте проведения Международного фестиваля искусств «Славянский базар», размещена штаб–квартира Всемирной ассоциации фестивалей. Мне кажется, я давно уже выбилась за пределы топ–5? Что поделать, насыщенным был год.

Нас должно быть больше


— Прошлый год показал очень интересную тенденцию: на фоне роста средней продолжительности жизни у нас в стране начала увеличиваться рождаемость. Какие меры, на ваш взгляд, срабатывают?

— Да, вы правы, позитивные моменты для нашей страны есть. Так называемые демографические ножницы уже практически сомкнулись. Конечно, эта победа была достигнута благодаря той политике, которая проводится в стране, благодаря вниманию Президента и Правительства к этому вопросу, а также, несомненно, благодаря тем программам национальной демографической безопасности, которые у нас были приняты в прошлые годы. Вы знаете, их было две, и, конечно же, обе они дали свои результаты. Но нам сейчас важно удержать эту тенденцию. В 2015 году показатель рождаемости составил 12,5 промилле, а смертности — 12,6 промилле. Ведь если мы будем двигаться дальше в том же ключе, то, надеюсь, в ближайшие годы выйдем на естественный прирост.

По уровню доступа к услугам по охране репродуктивного здоровья Беларусь сегодня соответствует уровню Франции, Финляндии, Люксембурга, входит в 50 лучших стран мира по ведению беременности, организации родов квалифицированным медицинским персоналом и занимает 26–ю позицию в рейтинге самых комфортных для материнства стран. По интегральному показателю младенческой и материнской смертности мы занимаем 4–е место в мире. Хотя, честно говоря, ранее, когда мы просчитывали ситуацию, такой рост рождаемости, который мы наблюдаем сегодня, не прогнозировался. Рекордным по рождаемости считался 2014 год, когда родилось 114 тыс. деток, но 2015–й оказался еще более знаковым — 119 тыс. малышей.

Да, пока что у нас в стране положительный прирост населения наблюдается за счет миграции, но мы близки к тому, чтобы и без притока мигрантов он был у нас обеспечен. Хорошую тенденцию рождаемости показывает Минск — здесь наблюдается чистый плюс. Надеюсь, что остальные регионы будут подтягиваться за столицей. Естественно, все это не решается просто так: за этим — и финансирование со стороны государства, и укрепление материально–технической базы учреждений здравоохранения и образования, и целый комплекс других мер. В этом году утверждена госпрограмма «Здоровье народа и демографическая безопасность на 2016 — 2020 годы», в которой заложено углубление всех процессов, способствующих улучшению демографической ситуации, а правильнее сказать — продолжение всех тех тенденций, которые мы имели в 2015 году.

— Как вы думаете, материнский капитал в данном случае тоже был в числе стимулов?

— Несомненно, эта программа тоже сделала свое дело. Равно как и другие, принятые на уровне Главы государства, меры по поддержке семей, воспитывающих детей. У нас 11 видов таких пособий, поэтому я все их перечислять не буду. Что же касается материнского капитала, то за его начислением обратились уже 11,5 тыс. семей. Кроме того, мы отмечаем в стране рост и многодетных семей. Еще недавно, когда мы говорили об этой категории, мы называли цифру 77 тыс. — сегодня их уже 80 тыс.

Но тут есть другая тема. Важно, чтобы в наших семьях понимали, что рожая детей, это нужно делать не для того, чтобы получить какие–то материальные блага, а потому, что они желанны. Важно, чтобы наши детки воспитывались в семьях, чтобы государство не брало на себя потом заботу о них как о детях–сиротах. А у нас их насчитывается 21 тыс., причем 80 процентов из них, то есть большая часть, — это дети, у которых родители есть, но они были лишены родительских прав. Вот обратная сторона медали. Вот что должно быть во главе угла подрастающего поколения, что семья — это основа общества.

Кем быть?


— Наталья Ивановна, каким образом просчитываются потребности экономики в кадрах? У нас ведь получается, что мы реально отстаем на 5 — 7 лет от объективных потребностей рынка. Очень часто бывает так, что надо бы восполнить нишу, а этих специалистов просто нет...

— Вы правы, есть такая проблема. В начале прошлого года, когда я только–только заняла пост вице–премьера, этой теме я посвятила одно из первых моих совещаний. Была поставлена задача: в стране должен быть четкий прогноз востребованности специалистов. В Беларуси уже действует установленная Правительством система прогнозирования потребностей экономики в выпускниках учреждений профессионального образования, планирования объемов их подготовки «под заказ» за счет бюджетных средств. Эту работу координирует Минэкономики, взаимодействуя с Минтруда и соцзащиты и Минобразования, и важнейшим ее элементом является изучение перспектив экономического развития страны. Изменение объемов подготовки специалистов, структура специальностей, содержание образовательных программ — все эти моменты осуществляются с участием представителей заказчиков кадров.

Понимаете, при этом важно учитывать, что учреждения образования у нас дают основу знаний, готовят специалиста для занятия первичных должностей рабочих и служащих. А специалист, поступающий на рынок труда, всю трудовую, профессиональную жизнь совершенствуется, повышает квалификационный уровень. И если выпускник в свое время учился добросовестно и понимает необходимость осваивать новые востребованные знания и сохранять конкурентоспособность на рынке труда, постоянно повышая свою квалификацию, то он всегда будет востребован.

Многие моменты по кадровому потенциалу рынка можно предугадать уже сейчас. Вот под Минском началось строительство Китайско–Белорусского индустриального парка «Великий камень», там будут строиться высокотехнологичные предприятия, на которых, как мы надеемся, будут востребованы разноплановые специалисты. Пора начинать их готовить. Вспомните, как недавно открывали Республиканскую молекулярно–генетическую лабораторию канцерогенеза: сегодня там нужны не только врачи, но и биологи, и даже физики. И вот таких специалистов у нас уже готовит БГУ.

— Хочется задать вам чисто практический вопрос. До начала очередной вступительной кампании остается совсем ничего. Поставьте себя на место мамы абитуриента: куда бы вы своего сына или дочку отправили учиться, чтобы через 5 лет ребенок был гарантированно востребован на рынке труда?

— Мне себя в такой ситуации представлять даже не надо, я в ней была сравнительно недавно — моя младшая дочь в прошлом году окончила высшее учебное заведение. Так вот на месте родителей я бы не брала на себя ответственность что–то советовать ребенку и настаивать на том, чтобы он шел куда–то поступать на престижную специальность, причем если престижная она исключительно по моему разумению. Главное для родителя — это нечто другое, прежде всего здоровье его ребенка, способен ли он по состоянию здоровья учиться в вузе или нет. А второй момент — важно, чтобы ребенок был настоящим человеком, чтобы у него был духовно–нравственный стержень. А вот какая у него будет профессия — молодой человек должен решать сам. Можно, конечно, подсказать ему, но, поверьте, в наше время они обычно хорошо информированы обо всех особенностях рынка труда даже получше нас.

Недавно была в одной гимназии, смотрю — там ребята в фойе стоят. Спрашиваю: какой класс? Они отвечают: 11–й. Понятное дело, разговорились о том, куда они поступать хотят. Один парень, такой высокий, статный, говорит: а я решил — кондитером буду. Я даже опешила поначалу, а потом спросила, осознанный ли выбор и в курсе ли мама? Да, говорит, выбор осознанный, а мама сначала была против, а потом послушала все аргументы и согласилась. Понимаете, важно ведь, чтобы человек в жизни занимался таким делом, которое ему по душе. А если работа не по душе, то для него это каторга, а не жизнь. И я своим детям, двум дочерям, ничего не навязывала. Они сами свою профессию избрали.

— И на кого они учились?

— Моя старшая дочка — врач, окончила медицинский университет, а младшая — выпускница Полоцкого государственного университета по специальности филология, изучала там английский и французский языки. Выбрала профессию она сама — во время школьного обмена, когда они жили в семьях в Швеции. Приехала назад и сказала мне: мама, буду заниматься иностранным языком, мне это нравится и мне это надо.

— Дочери ваши, стоит признать, выбрали для себя профессии не самые денежные...

— Да, это так. Младшая дочь сейчас работает в вузе, а старшая — врач в центре «Мать и дитя».

О престиже профессий


— Вы согласны с тем, что сегодня престиж профессии учителя, медика, соцработника падает? Как думаете, это реальная угроза социальной сфере или временное явление?

— Выступая на коллегиях, я неоднократно говорила, что не считаю, что сегодня врач или учитель — это профессии непрестижные. Это абсолютно не так. Во все времена и педагоги, и медики пользовались заслуженным авторитетом в обществе, и поверьте, угрозы социальной сфере в данном случае нет. Другое дело, что им самим порой следует поработать на свой имидж.


Фото Татьяны СТОЛЯРОВОЙ


Все знают, что непросто бывает окончить медицинский вуз, равно как и непросто туда поступить. Поэтому никогда не говорилось о том, что врач — это непрестижная профессия, а вот насчет педагогов, да, порой были такие мнения. Но я вам скажу, в этом отношении заметно поменялась ситуация. Даже с поступлением. В прошлом году золотых медалистов в наш Белорусский государственный университет имени Максима Танка поступило в 6 раз больше, чем в 2013 году. По ряду специальностей конкурс в 2015 году составил более двух человек на место, даже на заочное платное отделение. На специальности русский язык и литература филологического факультета все бюджетные места заняты медалистами и целевиками. Заметьте, это происходит в то время, когда при нынешней демографической «яме» абитуриентов вообще стало меньше. Не забывайте, что у нас открыты 103 профильных класса педагогической направленности, в которых обучаются свыше 1,2 тыс. учащихся. Так что кадровые вопросы в отрасли образования практически решены.

— Но все обычно говорят про маленькую зарплату педагогов...

— Каждый руководитель учреждения, финансируемого из бюджета, если он заинтересован в том, чтобы молодые специалисты оставались работать, найдет возможность, как ему доплатить — за счет премиальных или из внебюджетных средств. А когда у учителя есть категория, есть стаж работы, все уже не так плохо, как кажется. Я, когда бываю в школах, часто спрашиваю у учителей, сколько вы получаете, и вы знаете, ситуация очень разная. Вот мне учительница в одной из гимназий честно призналась, что порой у нее зарплата побольше бывает даже, чем у директора ее школы. Так, можно в один месяц получить 8 млн, а в другой — 10 млн, но вроде бы меньше 7 млн у нее не бывает. Это не единичный такой случай. Да, для того чтобы зарабатывать больше, учителю приходится совершенствоваться, повышать категорию, может быть, стоит взяться вести кружок или попросить себе дополнительные полставки. Понятно, что ему тогда трудно, но в любом случае возможности достойно зарабатывать у учителей сегодня есть.

— То есть вы не опасаетесь, что, например, магазины сетевой торговли перетянут работников из детских садов и школ к себе за кассы...

— Это то, о чем мы с вами уже говорили: человек всегда сам выбирает себе дело по душе. Поэтому не думаю, что педагог, которому действительно нравится работать с детьми, пойдет вдруг работать в супермаркет. Не исключаю, конечно, что при каких–то обстоятельствах, когда надо взять кредит, построить жилье, такое возможно. Но каждый ведь такой выбор делает для себя лично.

Я вам так скажу: если бы мне сегодня дали сверхвысокую зарплату и сказали, давай вот ты пойдешь работать швеей, то я бы ни за что не согласилась. А моя мама всю жизнь посвятила этой профессии, очень ее любит и всегда сокрушалась, что лучше бы я тоже работала на швейной фабрике. Но понимаете, она обожает шить и вязать, а я — нет. Я бы не пошла в эту профессию ни за какие деньги, ведь это не мое!

Кстати, вы очень любопытную тему затронули. Смотрите, у нас в стране создана сеть профессионально–технических учреждений, где готовят специалистов рабочих профессий. А скажите, есть ли смысл учиться в них год и 10 месяцев после 11–х классов или 3 года после 9–го класса, когда торговая сеть приглашает всего 3 месяца поучиться, чтобы тебе дали специальность продавца? Правительством поставлена перед министром образования и его коллегами задача изучить ситуацию с подготовкой и переподготовкой рабочих профессий. Ведь если человек учится в профессионально–техническом учреждении, он, окончив его, должен получить разряд не минимальный, а хотя бы 4 — 5–й. Чтобы он мог спокойно пойти работать на производство. И от разряда потом зависит зарплата молодого рабочего, да и ему не надо будет через полгода идти на курсы повышения квалификации. Уровень выпускников с высшим разрядом мы хотим ежегодно увеличивать. У нас к 2020 году как минимум 60 процентов должно быть таких выпускников.

Поступай как знаешь


— Наталья Ивановна, как председатель Госкомиссии по контролю за вступительными испытаниями, как оцениваете итоги прошлого года и что ждете от нынешнего? Не придется ли, к примеру, повышать пороговые баллы, дающие право на поступление в вузы, или расширять список предметов, по которым абитуриент сдает ЦТ?

— В прошлом году мне довелось возглавить эту комиссию. Вы знаете, все то, что там происходит, проходит честно и объективно. Могу заявить об этом со всей ответственностью. Не было выявлено никаких фактов коррупции. Все проходит прозрачно, каждый молодой человек пишет тесты, условия для проведения тестирования созданы везде нормальные, везде осуществляется контроль, повсеместно находятся представители государственной комиссии. И на местах, и в регионах дело взято под жесткий контроль. Я во время прошлогодней вступительной кампании была не только в различных вузах, но и побывала в Республиканском институте контроля знаний, где проверяются и готовятся эти тесты. В общем, никаких вопросов и претензий у меня к этой системе нет. Кстати, в прошлом году, надо сказать, ребята сдавали тесты гораздо лучше, чем в предыдущие годы. У нас 100–балльных тестов было больше, чем в 2014 году. Что касается изменения системы вступительной кампании и тестов, то я думаю, что на данном этапе она абсолютно правильная. Другое дело, что должно меняться содержание самих тестов.

Да, пороговые значения результатов централизованного тестирования являются важным регулятором приемной кампании, ведь они позволяют обеспечить качество отбора специалистов. Но в этом году эти значения остались на прежнем уровне. Хотя не исключаю, в перспективе их уровень, возможно, будет пересмотрен. В настоящее время рассматривается вопрос о возможности введения с 2017 года в Правила приема для получения высшего образования I ступени нормы, дающей право абитуриентам сдавать ЦТ по четырем учебным предметам — по государственному языку и трем профильным вступительным испытаниям. При этом норма зачисления абитуриентов по результатам трех ЦТ будет сохранена. Такое нововведение позволит создать более гибкие условия для поступления, расширит возможности абитуриентов при выборе будущей профессии. Чтобы, например, в перспективе будущий специалист–химик, сдав четыре ЦТ — по русскому или белорусскому языку, биологии, химии и математике, — мог иметь варианты выбора поступления на родственные химические специальности. Исследовательское и педагогическое направления которых требуют сдачи биологии, а технологическое — математики.

— А как вы относитесь к тому, что перед ЦТ родители абитуриентов часто тратят деньги на репетиторов?

— Мне этот вопрос тоже долго покоя не давал. Почему, если у нас такое хорошее образование, у нас так много репетиторов? А потом я нашла для себя ответ. Дело в том, что репетиторы сегодня в меньшей степени дают знания, а в большей — натаскивают абитуриентов на сдачу тестов. Поставить здесь знак равенства, наверное, можно, но все–таки настоящие знания — это более широкий аспект, чем правильные ответы на тесты. Поэтому я уверена, что профильные классы, которые были открыты в нашей стране, во многом такую проблему решают. Ребята изучают там предметы на повышенном уровне, исходя из своих возможностей и интересов. Уверена, со временем это даст свои результаты и роль репетиторства в такой ситуации будет уменьшаться. Во всяком случае, когда училась моя дочка, а училась она в профильном классе, нам репетитор не понадобился. Мы, конечно, его услугами воспользовались, но оказалось, что напрасно. Дочка пару раз сходила к нему, но, позанимавшись с ней несколько занятий, репетитор сказал, что его услуги не нужны. Вот на каком высоком уровне преподавалась химия в ее школе.

— Существует множество нареканий на качество школьных учебников, особенно по наиболее сложным предметам — физике, химии, математике. Как, по вашему мнению, надо решать проблему?

— Солидарна с вами и полностью согласна: многие учебники у нас нечитаемые, неинтересные, трудные для понимания, ответы с задачами в них порой не сходятся. Как–то попросила, мне принесли стопку учебников, посмотрела. Даже внешне они выглядят непривлекательно. Вот взяли мы белорусскую литературу. Слушайте, это же невозможно: тоненькая такая обложечка, внутри все убористым шрифтом напечатано, неинтересно абсолютно!

Не так давно Главой государства была утверждена Госкомиссия по подготовке учебников в гуманитарно–обществоведческой сфере, в состав которой входят как ведущие ученые, так и учителя–практики, представители общественных объединений. Уже разработана концепция базового учебника, которая предусматривает принципиально новые подходы к созданию учебников и учебных пособий. Особое внимание обращается на объем теоретического материала, доступность изложения учебной информации для школьника. Также требуем, чтобы они были современными, качественными, и при этом мы еще настаиваем на том, чтобы была электронная версия этих учебников с приложениями, которые дают возможность ученику получить дополнительные знания по предмету.

Подготовка всей учебной литературы осуществляется на конкурсной основе. По итогам уже состоявшихся трех конкурсов из 22 победителей авторских коллективов 6 — новые. Физику я уже видела, химию тоже, белорусскую литературу мне показали. Совсем другое дело. Во всяком случае, там уже появились иллюстрации, и, по крайней мере, это все внешне выглядит привлекательно. Поэтому мы планируем, что до 2020 года около 300 учебников будет у нас переработано и переиздано. Из них 185 — новые.

Кроме того, с нынешнего года у нас осуществляется психолого–педагогическая экспертиза учебников. В самое ближайшее время будет создан общественный совет по оценке качества учебных пособий, в который войдут ученые, учителя–практики, родители. Это позволит более полно учитывать мнения всех участников образовательного процесса. Кстати, сама я порой с ностальгией вспоминаю свои школьные учебники, и, что греха таить, многие учителя мне сегодня признаются, что до сих пор работают по тем старым учебникам. Почему–то особенно хорошо помнится мне учебник физики, наверное, потому, что в школьные годы больше приходилось учить именно этот предмет.

Как защитить медика


— Вы говорили, что высокий уровень нашего здравоохранения недавно был подтвержден Европейской конференцией ВОЗ, но наши читатели говорят о видимом разрыве между сферой высоких технологий (трансплантология, онкология, травматология–ортопедия и другие) и первичным амбулаторным звеном. Имеются в виду и недостаток кадров, и очереди, и информатизация, которая оставляет желать лучшего.

— Вы абсолютно правы. На недавней коллегии Министерства здравоохранения я, собственно говоря, вопрос так и поставила: как бы наши врачи ни делали хорошо, спасая сотни тысяч жизней, один поход человека в поликлинику и встреча его с медицинским работником, который ему нахамил, нагрубил или поставил ему неправильный диагноз, может перечеркнуть все и вся. Поэтому в последние годы акценты у нас направлены на то, что поликлиническое первичное амбулаторное звено должно работать более эффективно. Ну, разумеется, в первую очередь речь идет об оснащении и компьютеризации поликлиник. Нам надо активнее уходить от старых методов работы. Перед Министерством здравоохранения поставлена задача держать на особом контроле работу именно первичного звена.

На министерской конференции ВОЗ много говорилось о том, что мы сегодня должны работать над тем, чтобы раньше выявлять заболевания. Ведь когда вовремя и правильно поставлен диагноз человеку, когда он пришел к доктору не на запущенной стадии заболевания и получил при этом квалифицированную помощь, поводов для критики у него будет меньше. Обратиться к врачу вовремя — это первично для того, чтобы в дальнейшем лечение было успешным. Ну и, конечно же, вы абсолютно правы, при первичном амбулаторном звене должны работать квалифицированные, грамотные специалисты.

Вот вы говорите о наших республиканских центрах. У нас их 17, они работают по самым суперсовременным технологиям на новейшем оборудовании, конечно, необходимо, чтобы и в регионах шло техническое оснащение.

В то же время в отношении претензий к поликлиникам и врачам нередко срабатывает так называемое сарафанное радио. Кто–то сходил на прием, ему там что–то не понравилось — и пошло–поехало, да врачи там такие–сякие, ничего не знают, ничего не понимают и так далее. Здесь, наверное, как и везде и в любой отрасли, есть хороший врач, хороший учитель, хороший продавец, а не хам, хороший портной, слесарь, к которому можно обратиться и он окажет тебе квалифицированную услугу, а есть, признаться, и плохие специалисты.

Перенос акцента в системе здравоохранения на первичное звено у нас ведется уже достаточно давно. Но наиболее активно эта работа проводится Минздравом именно в последние годы. С этой целью в первую очередь увеличен объем финансирования первичного звена, и он составляет не менее 40% от общего объема финансирования расходов на здравоохранение, что позволяет развивать материально–техническую базу амбулаторно–поликлинических учреждений, внедрять там новые технологии диагностики и лечения. Немало делается и для совершенствования организации этой помощи.

— Говорят, у врачей обычно две претензии к пациентам: что вы тут делаете и где ж вы раньше–то были. Даже Президент как–то заметил, что белорусы с безразличием относятся к состоянию своего здоровья. Не ходят, к сожалению, по врачам — и все тут...

— Ну у нас две категории людей — некоторые ходят даже слишком часто. А так да, есть определенная категория пациентов с психологией страуса, которые стремятся спрятать голову от собственной проблемы и думать, что все обойдется. Не болит ничего — ну и ладно. Это в корне неправильный подход. Потому что о своем здоровье надо заботиться. Как бы много сегодня ни делалось со стороны государства в отношении развития системы здравоохранения, по части укрепления материально–технической базы, оснащения медицинских учреждений, если человек сам не позаботится о своем здоровье на первоначальном этапе развития заболевания, потом будет сложнее проводить лечение. Важен и здоровый образ жизни и, как бы банально это ни звучало, отказ от алкоголя, курения. Я уж не говорю про стрессовые ситуации, которых следует избегать. Кроме того, нужно понимать: минимальные скрининговые обследования проходить нужно регулярно.

— На итоговой коллегии Минздрава вы сказали, что врачей нужно защищать от несправедливых нападок. Но они страдают и от прямой агрессии пациентов. Стоит ли нам на законодательном уровне ввести для медиков какие–то дополнительные меры защиты?

— Безусловно, сегодня с врача надо спрашивать за отношение к пациенту, результаты лечения, но в то же время надо и защищать на всех уровнях от несправедливых нападок. В случае необходимости дополнительного закрепления на законодательном уровне вопроса о защите профессиональной ответственности медработников, а также защите от посягательств пациентов, его должны проработать общественные профессиональные объединения. Например, Белорусская ассоциация врачей совместно с отраслевым профсоюзом. И если этот вопрос недостаточно урегулирован нормами Кодекса об административных правонарушениях или УК, то тогда и вносить соответствующие предложения.

О социальном иждивенчестве


— Без малого год назад Президент подписал Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества». Можно ли подвести первые его итоги?

— Декрет сработал, это несомненно. Об итогах можно говорить в двух направлениях. Прежде всего документом ставились цели по предупреждению социального иждивенчества и стимулированию трудоспособных граждан к трудовой деятельности. А это достигается в первую очередь через легализацию деятельности трудоспособного населения. Люди начали задумываться, регистрироваться в качестве безработных. И это ведь немалое количество граждан, которые до этого, по всей видимости, не планировали заниматься ничем! За прошлый год их было зарегистрировано 41,6 тыс. — в 1,5 раза больше, чем 2014 году. Появилась здоровая конкуренция. Люди стали дорожить своими рабочими местами, снивелирована текучесть кадров, что, кстати, обеспечивает стабильность трудовых коллективов предприятий.

Также растет в стране численность физических лиц, осуществляющих деятельность по заявительному принципу. Так, на 1 января на учете в налоговых органах их состояло 10.347 человек. За год у нас вдвое выросла численность ремесленников — с 8,7 тыс. до 17,6 тыс. Что же касается введения сбора для граждан, которые не участвовали в финансировании государственных расходов, то на 18 марта в республике о своем неучастии в финансировании государственных расходов налоговые органы уже уведомили 1.348 человек.

Наши в Рио


— Наталья Ивановна, вы являетесь еще и председателем оргкомитета по подготовке к Олимпийским играм в Рио–де–Жанейро. Все ли у нас идет по плану?

— У нас сейчас оканчивается последний четвертый этап — завершение квалификационного отбора. Уже более трех лет идет эта подготовка, ведь к Олимпиаде обычно начинают готовиться чуть ли не сразу после завершения предыдущей. На данный момент 226 спортсменов–кандидатов по 27 видам спорта осуществляют подготовку к Играм. Понятное дело, поедут в Рио далеко не все: только по тем видам, где будут завоеваны лицензии. Сегодня 91 спортсмен в 18 видах спорта уже имеет право на участие в Играх. Традиционно результативными для нас в олимпийских дисциплинах остаются гребля на байдарках и каноэ, тяжелая атлетика, пулевая стрельба, художественная гимнастика, прыжки на батуте. По мере завершения отборов мы прогнозируем, что 140 — 150 наших спортсменов выполнят квалификационные нормативы для участия в Играх. Хотя процесс отбора еще не завершен. В вольной и греко–римской борьбе, спортивной гимнастике, дзюдо, легкой атлетике, плавании, теннисе, современном пятиборье, фехтовании он продолжится практически до июня–июля. Хотя лично я очень надеюсь, что женская национальная команда по баскетболу тоже сможет принять участие в Олимпиаде.

Все идет в штатном режиме, я посещала федерации, встречалась с тренерами, уточняла, где и какая нужна поддержка или помощь. Пока все идет нормально, все организовано на достойном уровне. Наши ребята тренируются и готовы ехать и побеждать.

benko@sb.by

Советская Белоруссия № 63 (24945). Среда, 6 апреля 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи