Глава крестьянского хозяйства Михаил ШРУБ: «За 23 года в отпуске был два раза по две нели»

Можно ли разбогатеть на земле?
С 3,5 процента сельхозугодий района в прошлом году крестьянское хозяйство собрало 54 процента картофеля, 48  — овощей, 28 — мяса, 8 — молока, 6 — зерна. На долю КХ приходится 26 процентов выручки. В расчете на гектар сельхозугодий картофеля получено в 33 раза, овощей — в 26, мяса — в 10, молока — в 2,4 раза больше, чем у других. Это хозяйство во многом определяет отдельные показатели АПК Житковичского района.  Как объяснить такие результаты? Что для Михаила ШРУБА сельское хозяйство: агробизнес или обычная крестьянская работа — выращивать зерно, овощи, картофель, получать молоко, мясо? Можно ли разбогатеть на земле?



Сегодня субботний гость — глава крестьянского хозяйства. 

— Я всю жизнь пытаюсь доказать: сельское хозяйство может и должно быть бизнесом! – убежден Михаил Григорьевич. – А может — и проблемой. Полагаю, у нас получилось первое. Предприятие развивается за счет собственных средств. Выходит, главный инвестор для него мы сами. И стратег, и ответчик за результаты работы — тоже. 

Подтверждением успешной работы могут служить не только наши результаты, но и немалого количества других сельхозпредприятий. Причем не только частных, которые по своему статусу не могут быть убыточными. 

У нас хорошие условия для развития агробизнеса, и использовать их необходимо сполна. В стране достаточно земли, сохранилась любовь к ней, почтение к крестьянскому труду, имеется необходимая инфраструктура. Все это составные части, на которых держится и развивается сельское хозяйство — одна из важнейших составляющих экономики страны. 

— Вы начинали с небольшого количества земли и узкой специализации. Потом хозяйство увеличилось до двухсот гектаров. При таком количестве земли оно получало продукции больше, чем соседний колхоз. Зная о результатах работы и зарплате в крестьянском хозяйстве, односельчане в 2002 году приняли решение присоединиться к нему. Не страшновато ли было вместе с колхозом получить и солидный финансовый «прицеп» в виде долгов и обязательств? 

— Дебаты о присоединении шли год. Работников в колхозе было больше, чем всех нас теперь. На то время долги составляли около 450 миллионов рублей. Очень большая сумма! Но знали, на что шли. Колхоз в то время  получал 30 тонн картофеля, 600 тонн молока и 700 — зерна. Контур полей был 7—9 гектаров. 

Со временем вернули все долги, значительно увеличили производство продукции, начали активно развиваться. В прошлом году, например, выручка в расчете на гектар сельхозугодий в 9,6 раза оказалась выше, чем в остальных хозяйствах района.  

Теперь у нас 1833 гектара сельхозугодий, средний их балл — 33. В хозяйстве работает около 150 человек. Среднемесячная зарплата за прошлый год — 8 миллионов рублей. Довели контур полей до 20, будем увеличивать и дальше. 

— Вы, можно сказать, сам себе режиссер. Какие реализуете проекты — что выращиваете, как строите производственную деятельность? 

— У нас небольшой свиноводческий комплекс. В прошлом году продали свыше 1300 тонн свиней в живом весе. В расчете на свиноматку получили более 28 поросят, на откорме – около девятисот граммов среднесуточного привеса. Комплекс строили с нуля за счет собственных средств и банковских кредитов. Кстати, дорогих. Кроме зарплаты, работники получают мясо, картофель, овощи. С моей точки зрения, подсобное хозяйство должно быть только хобби или его вообще не должно быть. Потому как нельзя 8—10 часов с полной отдачей работать на производстве, а потом еще у себя. 

Второй проект – молочно-товарная ферма на тысячу коров. Реконструируем ее, чтобы увеличить поголовье до 1500, в то время как у нас только 1833 гектара земли. В этом году продадим 5,5 тысячи тонн молока. В расчете на корову получается примерно по шесть тонн. Сколько надоим и какая продуктивность, не важно. Об этом должны позаботиться технологи. Готовы тиражировать эти проекты – построить, например, еще ферму. Но не все, к сожалению, зависит от нас. 

Еще один проект – производство овощей. В этом году намерены получить их 15 тысяч тонн. Насколько реальные планы, покажет уборка. Люблю считать то, что есть. Но уже очевидно — урожай ожидается больше прошлогоднего. За счет собственных средств построили комплекс по хранению и первичной переработке овощей. 

И, наконец, четвертый, не менее важный проект – агроэкотуризм. У нас есть кафе, небольшая сеть магазинов. Создаем не только новые, но и другие, не связанные с сельхозпроизводством рабочие места. Жена механизатора, например, может работать продавцом или официанткой. Со мной работают дети. Сын и дочь окончили Белгосуниверситет. Дочь ведет торговлю, переработку продукции, агротуризм, сын занимается реализацией продукции. Жена – помощник главы хозяйства. 

— Ваше хозяйство немаленькое. От результатов его работы зависят и некоторые производственные показатели района. Как вы строите взаимоотношения с районной властью? Ведь сельское хозяйство для Шруба не просто занятие, а агробизнес.

—  Не скрою, были и серьезные конфликты. Пережили те времена. Полагаю, навсегда. В последнее время находим взаимопонимание. В то же время постоянно отстаиваем свои интересы, принимаем решения там, где имеем на это право. Необоснованного вмешательства в наши дела не допускаем. 

— Такие попытки бывают? 

— К сожалению, да. Дело в том, что чиновникам, я имею в виду не только наших, давать указания проще, чем создавать условия для развития фермерских хозяйств. Так, на 1800 гектаров земли у нас 2,5 тысячи голов скота. Представляете, какая плотность? Для увеличения производства нужна земля. Если ее получить, отдача возрастет значительно. Мы доказали это на деле, вложив в развитие сельского хозяйства свыше 10 миллионов долларов. Где взяли инвестиции? Заработали на земле и в нее же вложили. Так что нам инвестор не нужен. 

— В 2010 году хозяйство посещал Президент, предлагал создать холдинг. Мол, нужна земля – возьмите еще хозяйство. 

— Такая работа велась. Предлагали купить четыре сельхозпредприятия за полную стоимость. Я готов был взять их на условиях, по которым раньше продавали колхозы и совхозы. Но на те, что предлагали, пойти не мог. С моей точки зрения, когда просишь земли, а предлагают колхоз — это не решение проблемы. 

— Насколько вам удалось реализовать себя как руководителя крестьянского хозяйства, агробизнесмена?

— Если сказать, реализовал себя полностью, то можно уходить на пенсию. Поэтому скажу так: жалеть мне не о чем, но сделать хочется еще много. Работать намерен столько, сколько позволят здоровье и Всевышний. А вообще, ни о чем не жалею: что уехал из Минска, поменял карьеру на свободу. 

После Белгосуниверситета, который окончил с отличием, работал преподавателем в белорусской столице. Через год оставил эту работу, приехал в самый «последний» колхоз Житковичского района. Был экономистом. На такой шаг пошел осознанно. По этому поводу пришлось выяснять отношения с отцом. Мол, что люди подумают, если сын уехал из Минска. Потом были райком, обком партии. Но работа для меня там была скучной. 

Теперь люблю свое дело и счастлив, что приходится  им заниматься. Планов много, но всегда хочется чего-то лучшего и большего. Без трудностей человек мельчает. В то же время нужно иметь в виду — работать приходится в условиях конкуренции. Поэтому всегда говорю своим: не ждите, что кто-то что-то даст. Это плохая позиция. Нужно всегда работать так, чтобы конкурировать с зарубежным производителем. И чуточку лучше!

— Вы сами определяете производственную политику. Исходя из каких соображений формируете структуру посевных площадей, объемы производства?

— Если одно хозяйство получило 30 центнеров зерна с гектара, а другое 50, то это не означает, что оно заработало больше денег. Это не всегда так. Урожайность, как и продуктивность дойного стада — один из многочисленных показателей эффективности производства. Ею руководствуемся при формировании структуры посевных площадей, выборе культур. Приходится учитывать занятость людей. Они должны достойно зарабатывать. А самый нелегкий «хлеб» — на овощах. На них задействовано около половины всех работников. 

Правда, у меня есть горькое разочарование насчет преобразования сельского хозяйства, чтобы оно становилось полноценным бизнесом. Мы больше имитируем реформы. А иногда даже боимся употреблять это слово. Надо дать возможность работать на земле тем, кто хочет. А не заставлять тех, кто не хочет. Надо дать людям землю. Не важно сколько. Одному хватит 20 соток, кому-то гектар или 20 тысяч. Не надо мешать развитию частного бизнеса. Государство не может эффективно управлять всеми сельхозпредприятиями. Не должно быть таких ситуаций, как у нас, когда не можем получить земли и внятный ответ. 

— Когда глава крестьянского хозяйства последний раз был в отпуске? 

(Прежде чем отвечать на этот, казалось бы, простейший вопрос, собеседник задумался.) 

— За 23 года фермер Шруб был в отпуске два раза по две недели. 

— Почему? Что мешало отдыхать чаще?

— Жалко времени на пустой отдых. Мне кажется, все время не успеваю за делами, хочется что-то еще сделать. Но не настаиваю, чтобы специалисты оставались без отпуска. Хотя работать их прошу эффективно.

— Вы готовы расширяться и дальше. Сколько бы еще взяли земли?

— Под то количество скота, которое имеем, надо еще две тысячи гектаров. 

— Спасибо за откровенный и интересный разговор.

От «СГ»

12 сентября Михаилу Григорьевичу Шрубу исполняется 60 лет. В преддверии важного жизненного юбилея мы желаем настоящему хозяину земли, известному агробизнесмену здоровья, удачи, успехов в работе и реализации всех задумок.

zybulko@sb.by

Фото Владимира СУББОТА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?