Гладиаторы ее величества

Призер чемпионата Европы в многоборье Виталий Жук о себе и первой победе

После трех дней чемпионата Европы в копилке белорусской сборной три бронзовые медали. Две из них запросто можно назвать если не сенсационными, то точно неожиданными. Первым таким чертиком, выскочившим из–за спин соперников прямиком на пьедестал, оказался выступавший в спортивной ходьбе на дистанции 50 километров Дмитрий Дюбин. Вторым накануне стал Виталий Жук. Между ними, также с бронзой, уместилась толкательница ядра Алена Дубицкая, но ее медаль, хоть и не менее ценная, все же несколько иного толка. Жуку же, как и днем ранее Дюбину, для попадания на пьедестал пришлось сотворить небольшой подвиг.



Наденьте себе на плечи рюкзак, возьмите в руки по гантеле и пробегите по солнцепеку хотя бы километр. А теперь задумайтесь, что десятиборцам раз в десять сложнее, и подобные испытания длятся  у них два дня с утра до позднего вечера. Тем, кто добрался до финиша, медаль за мужество можно давать вместе с бутылочкой воды, которую ребята осушают  одним большим глотком. А потом идут круг почета по стадиону. До Виталия Жука, накануне прогулявшегося с белорусским флагом по дорожкам «Олимпияштадиона», подобное в новейшей истории удавалось сделать только Андрею Кравченко. Главный тренер белорусской сборной Игорь Сиводедов, успевший поработать с Андреем и знающий специфику подготовки многоборцев, накануне словно сам преодолевал с ребятами этап за этапом, однако после, отдав должное Виталию и также добравшемуся до финиша Юрию Еремичу (Максима Андролойтя ребята «потеряли» в начале второго дня из–за полученной на барьерном спринте травмы), заметил: проводить параллели между Жуком и Кравченко рановато.

Но это пока. Личных рекордов накануне Жук собрал аж пять штук, включая сумму по итогам многоборья. Причем сделал это в условиях, которые не выдерживали и участники соревнований в отдельных дисциплинах. Неудивительно, что в микст–зоне парень появился хоть и с видом человека, только что свернувшего гору, но с широкой улыбкой на лице.



— Я, конечно, надеялся, что смогу выступить удачно, но точно не до такой степени. То, что случилось, очень классно. Мне, кстати, и раньше удавалось собирать все виды без сбоев, но личные рекорды тогда были пониже. А сейчас удалось еще и значительно улучшить результаты. Перед последним видом — 1.500 метров — понимал, что цепляться за лидера и бежать в его темпе, бессмысленно: немец очень силен. Так что просто старался следить за теми, кто мог помешать получить медаль, и не отпускать их слишком далеко.

— Ты стоишь с флагом на плечах... Есть ощущение, что удалось забраться на действительно высокую вершину?

— Я впервые в такой атмосфере, впервые на таком турнире, и внутри такой кураж, что словами это не передать. Понимаю, что выжат, что сил нету, но такое ощущение, что могу еще что–нибудь такое совершить.

— На финише «полторашки» ты несколько бесцеремонно оттолкнул раскинувшего руки в праздновании победы Артура Абеле. Это тоже своего рода выход эмоций?

— Наверное, для этого тоже нужна здоровая спортивная наглость. Но тогда чувства просто переполняли. Стадион так ревел, но даже в этом гуле было слышно наших болельщиков. Вся команда пришла поддержать, я очень благодарен ребятам. Такая поддержка вдохновляет. Но вообще, переписать столько «личников» в такую погоду — это небольшое спортивное чудо!

— Тебе 21 год: чувствуешь, что уже созрел для того, чтобы соперничать и побеждать грандов?

— Скажу так: для первого взрослого старта такой результат — это очень хорошо. Оглядываясь назад, понимаю, что ключевыми, с точки зрения психологической уверенности, стали метания. С ними всегда сложно. В этот раз они не подвели: в копье и ядре у меня личные рекорды, в метании диска до лучшего достижения не хватило нескольких сантиметров. Копье обычно самый важный вид в многоборье. Если не сломаешься — будет шанс побороться.

— В Берлин вы летели вместе с супругой — прыгуньей с шестом Ириной Жук. Живете тоже вместе?

— Конечно, у нас всегда только так. У нее финал на следующий день после моего (Ирина вышла в сектор накануне вечером. — Прим. авт.). До этого болела за меня. На расстоянии, конечно: ей же готовиться надо. Теперь я буду ее поддерживать.



— У вас обоих сильные лидерские характеры. Как вы уживаетесь?

— Мы уже так долго вместе... И до свадьбы, и сейчас. Кажется, так всегда было. Понимаем и поддерживаем друг друга. Живем одними надеждами и целями.

— Ты начал заниматься в Щучине?

— В деревне Рожанка. Я еще в школе всегда был самым высоким и крупным. Если в области были какие–то соревнования — меня всегда туда отправляли. Если кросс — значит, бегу. Если какие–то метания — опять я. В итоге все понемногу начало получаться, хотя все условия в деревне — спортивный зал в сельской школе. Там и начинал. Потом уже на областных соревнованиях меня заметил тренер Николай Кот... Это была удача: вариантов заниматься каким–либо видом спорта в Рожанке просто нет. Потом уже, кстати, меня не раз пытались переманить. Гребцы, например, сулили золотые горы. Обещали чемпионом сделать. Но я к тому времени уже втянулся. Многоборье — это ведь не спорт даже. Состояние души, образ жизни...

— До тебя подниматься на пьедестал топ–турниров в многоборье удавалось только Андрею Кравченко. Долгое время в Беларуси он был непререкаемым лидером в этом виде. Чувствуешь, что готов стать его преемником?

— Сложно сказать. Я, вообще–то, надеюсь, что Андрей еще сможет вернуться. Конечно, карьеру он, вероятнее всего, закончит раньше, чем я, но хочу заметить, что в Беларуси сейчас появились три молодых многоборца. Все талантливые и могут показывать высокие результаты. Так что в любом случае наш вид программы в Беларуси будет держать марку!

komashko@sb.by

Фото BFLA.EU и РЕЙТЕР


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Загрузка...