Гипс на клятве Гиппократа

В Якубово мальчику ошибочно ампутировали руку

После перелома и лечения в районной больнице врачи едва спасли жизнь одиннадцатилетнему Стасу, но ампутировали руку
После перелома и лечения в районной больнице врачи едва спасли жизнь одиннадцатилетнему Стасу, но ампутировали руку. Теперь этим делом занимаются следователи.

Вспоминая подробности тех дней, мама мальчика Светлана МУШАТЕНКО из агрогородка Якубово Дубровенского района плачет. Понимает, что такому горю слезами помочь нельзя, но искренне надеется, что за роковую ошибку ответят по заслугам те, кто ее допустил. Ошибки врачей редко бывают случайными. Хотя признаем — эти случайности чаще всего вытекают из ряда закономерностей. Каких именно? На этот вопрос ответят в управлении Следственного комитета по Витебской области.

Обзвонила жителей агрогородка, хорошо знающих семью Мушатенко, где произошел трагический случай и поняла, что сопереживают ей абсолютно все сельчане. Соседскую девочку, подружку Стаса, которая узнала, что у него отняли ручку, чуть успокоили. Заведующий МТФ «Якубово» Александр Василевский посочувствовал. Он и сам знает, какая это беда — еще в молодости сам потерял руку, получив травму на тракторе: «Я все же взрослый был, понимал все, а тут мальчонка, который только жить начинает»… В библиотеке сказали, что смышленый парнишка, приветливый, всегда заходит за книгами, читать любит.

Что же случилось? Стас сломал левую руку в двух местах еще в детском летнем лагере. По «скорой» его направили в Оршанскую больницу, где, обследовав, наложили гипс. Педагоги связались с матерью. «Я была на дойке в поле, поняла, что добраться срочно не смогу, поэтому к Стасу поехали два моих старших сына — Слава и Юра. Братья необычайно дружны. Позже, когда в агрогородок ехал трактор, меня и подбросили», — рассказывает Светлана Мушатенко.

Близких в больнице тогда предупредили: через несколько дней гипс следует снять, чтобы проконтролировать ситуацию. Мальчиком занимались дежурные врачи — это был вечер пятницы. Конечно, о дальнейшем отдыхе не могло быть и речи, его отправили домой, в агрогородок Якубово. Однако уже на следующий день Стас стал жаловаться на сильную боль, рука стала болеть, отекать. Температура поднялась до сорока. Есть в агрогородке свой ФАП, но чем может в такой ситуации помочь фельдшер? Светлана была на работе. Поговорила со старшими ребятами, решили вызвать «скорую помощь». Когда медики приехали, поняла, что напрасно. Увидев ребенка с гипсом на руке, еще и спросили, зачем вызывали, если и так все ясно… Сделали, как вспоминает Светлана Михайловна, укол обезболивающего, димедрола, да и уехали. Это спустя некоторое время она узнает, что в таком состоянии Стаса должны были забрать в больницу. Как все должно было быть, сейчас разбираются следователи.

А напоследок медики «скорой помощи» предупредили, что по такой проблеме ездить не будут. Ситуация затем не улучшалась, но есть ли смысл после такого еще раз звонить и взывать о помощи? Светлана Михайловна только сказала Стасу: «Потерпи, сынок, раз уж так вышло». А в понедельник решили ехать в Дубровенскую больницу. До райцентра добраться на общественном транспорте непросто. Попросила знакомого, довез на своем авто. В Дубровенской больнице врач, который осмотрел ребенка, заверил, что гипс наложен хорошо и снимать его не надо. А то, что рука отекла и болит, — ну а как иначе при двойном переломе? Высокая температура тоже не насторожила врача, просто посоветовал пить жаропонижающие и болеутоляющие.

– Правда, на прием попали сразу. Врач сказал: гипс лежит красиво, попейте ибупрофенчик, — голос Светланы Михайловны дрожит. — Что я могу сделать? Вижу, как сынок мучается, а помочь не могу. Нервный стал, есть не хотел, спать не мог. Такую-то боль терпеть! Во вторник снова приехали к врачам… Все нормально, говорят. А рука уже темная, синяя стала. Братья ездили в выходные аж в Оршу в аптеку за лекарствами, в Дубровно «дежурных» нет.

А в среду, когда сняли Стасику гипс, похоже, и сами врачи испугались, вспоминает. Рука уже была совсем черной. Развилась гангрена. Переполошились и отправили мальчика в Оршанскую больницу, где гипс накладывали. А оттуда — в Витебск. Приехали в Дубровно в два часа дня, а в шесть были в областном центре. Там сразу предупредили: скрывать не будем, ситуация на грани жизни и смерти…

В одиннадцать вечера, когда Стас был в операционной, Светлана разговаривала по телефону с врачами, затем звонила еще несколько раз. В два часа ночи ей сообщили, что операция закончилась, руку ампутировали. Сейчас от нее осталась лишь небольшая культя, на которую будет крепиться протез. На его примерку мама уже дважды возила Стаса в столицу. Специалисты, когда увидели ручку мальчика, озадачились тем, чтобы, как говорит женщина, «найти материал помягче, чтоб не так натирал».

Конечно, можно было бы безропотно принять этот страшный удар судьбы, но мама твердо решила, что найдет тех, по чьей вине ее сын на всю жизнь останется инвалидом. Не одна принимала это решение. Поддержали в стремлении наказать виновных односельчане: «Света, не сдавайся, у всех дети, страшно подумать, что с таким отношением врачей может быть»…

— Стас мечтает вырасти, уйти служить в армию, а затем — в ОМОН, — рассказывает мама. — Я ему говорю: сынок, ты ж сам все понимаешь… А он переживает, что и физкультурой заниматься не может, рвется с ребятами бегать, как и прежде. Я работала дояркой, а после случившегося перевелась на дневного сторожа — сын самостоятельно в школу собраться не может.

А что же сами врачи Дубровенской больницы? До главного врача дозвониться корреспондент «СГ» не смогла. Трубку сняла заместитель Олеся Томашевич: «От комментариев отказываюсь, ведь еще идет следствие. У нас впервые такой случай. Сочувствуем, переживаем»… Удалось нам дозвониться до Оршанской городской больницы № 1, где Стасу оказали первую помощь. Заместитель главного врача УЗ ОЦП по медчасти Сергей Крачек говорит, что помощь была оказана «своевременно и адекватно». При этом заметил, что пока ведется следствие, делать выводы о том, что и как произошло, а тем более, кто виноват, рано. В деле, как заметил Сергей Станиславович, «много нюансов».

Светлана Мушатенко наняла независимого адвоката, жалобы-письма отправила в несколько инстанций. Ответы приходили и приходят до сих пор. Вот недавно получила еще одно письмо из Минздрава, что там эту ситуацию держат на особом контроле. Из Дубровенской районной больницы звонков не поступало.

Одна из жалоб ушла на адрес УСК по Витебской области. В результате возбуждено уголовное дело по факту ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей медицинскими работниками.

По факту Дубровенским районным отделом Следственного комитета была назначена доследственная проверка, изъята медицинская документация, опрошен персонал больниц. Назначена судмедэкспертиза.

Говорят, после несчастья со Стасом в медучреждении провели свою проверку, внутреннее расследование организовали и в управлении здравоохранения Витебского облисполкома, и на уровне Министерства здравоохранения.

Начальник отдела организационно-кадровой, юридической работы и делопроизводства управления здравоохранения Витебского облисполкома Владимир Зайцев объясняет:

— Конечно, о стопроцентной укомплектованности кадрами мы не говорим. Но когда появляется недостаток в специалистах в районных больницах, стараемся закрывать вакансии в течение года. В Дубровно, Толочине, к примеру, нет лора, окулиста, туда по определенным дням приезжают врачи из Орши, Полоцка. Закрываем свободные места и при помощи студентов Витебского госмедуниверситета, которых отправляем на отработку. С первого августа в Дубровно придет молодой невролог после окончания интернатуры. Считаю, что наши специалисты имеют высокий уровень подготовки. Уже в первые два года отработки мы обязательно отправляем их на курсы повышения квалификации на факультет повышения квалификации и переподготовки кадров в ВГМУ или в БелМАПО в Минск на 80, 160 часов обучения.

Вместо послесловия

Что сыграло главную роль в этой трагедии — человеческий фактор или обычная халатность? Следователи разберутся, но уже ясно, что в ней скрываются проблемы глубинного характера. В том же агрогородке Якубово говорят, что к районным медикам на прием попасть сложно, чувствуется их нехватка. О каком качестве оказания помощи может идти речь, если талончики к узким специалистам в регистратурах поликлиник больших и малых городов попробуй получи, а в некоторых люди занимают очереди в регистратуру задолго до ее открытия. Недавно добавил проблем врачам и пациентам обязательный отпуск лекарств по рецептам. На оформление бумажек уходит драгоценное время. Как бы кадровая проблема не переросла в тяжелую затяжную болезнь, «реанимировать» которую даже повышением зарплат будет невозможно.
 
Варианты «лечения» предлагаются, и они разные. К примеру, чтобы стационарные койки в учреждениях здравоохранения работали эффективно, надо оптимизировать сроки лечения. Врач обязан обследовать, поставить диагноз, подобрать лечение и перевести пациента на дневной стационар. А еще рациональное использование коечного фонда нужно жестко контролировать… Если это улучшит качество оказания медицинской помощи, почему нет?

Стасу Мушатенко ее оказали быстро, не стали в первые дни после перелома класть с высокой температурой в больницу. Выходит, он даже «не засветился» на стационарной койке, сроки лечения «оптимизировали». Во что это вылилось? Ребенок остался без руки, а государство, оказывая ребенку помощь, потратило куда больше денег на операцию и реанимацию. А еще мальчишке раз в несколько лет нужны будут новый протез, реабилитация. Здоровым Стас в будущем мог бы заботиться о своем государстве, а не оно уже об инвалиде…

korenevskaja@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?