Георгий наколдует на победу

Георгий Колдун променял ОНТ на Белтелерадиокомпанию

Казалось бы, только-только мы привыкли встречать рассветы в компании Георгия Колдуна и его коллег по «Нашему утру», как ведущий неожиданно исчез из эфиров ОНТ. Исчез, но пообещал, как тот Карлсон, непременно вернуться. И слово сдержал: в начале октября артист вновь обратился к привычному для себя формату интеллектуальной викторины. Правда, совсем на другой кнопке. Теперь каждую субботу ровно в 14.00 Георгий на пару с юными умниками и умницами штудирует школьную программу в новом проекте Белтелерадиокомпании «Я знаю!». Как и почему ведущий вдруг променял одну кнопку на другую? Спешим узнать из первых уст. 

— Для начала хочу прояснить ситуацию. Я не менял один канал на другой, ни с кем не сходился–расходился. Просто так совпали обстоятельства, что в то время, пока я не был занят в проектах ОНТ, мне поступило предложение из Белтелерадиокомпании. С ОНТ к тому моменту у нас уже не было общих точек соприкосновения по сотрудничеству. Последний крупный проект, на котором я работал, это шоу «Сто миллионов». После первого сезона съемки программы по определенным, не зависящим от меня причинам были временно приостановлены, и 2 года ничего не происходило. При этом не могу сказать, что после ухода «Ста миллионов» в творческий отпуск я перестал сотрудничать с телеканалом. Жизнь продолжилась в их музыкальных проектах — от передачи «Легенды. Live» до проекта «Песни года Беларуси». В начале лета мне предложили поработать в «Нашем утре» — это была инициатива самого канала. И как раз в этот период началась реструктуризация передачи. То есть не было такого, что я поработал, не подошел и меня сняли. Нет. Просто перед новым сезоном обновился формат проекта, и меня поставили в лист ожидания. И как раз в этот период, плюс–минус неделя, мне позвонила заместитель генерального продюсера Белтелерадиокомпании Ольга Шлягер и рассказала про новый проект «Беларусь 1». 


— Поправь, если ошибаюсь, но у меня сложилось впечатление, что в «Нашем утре» тебе было некомфортно, неловко. Поэтому спрошу в лоб: тебе действительно был интересен этот утренний формат? Посиделки в студии с чашечкой кофе, неторопливые беседы о том о сем... 

— Отвечу так: когда есть с чем сравнивать, ты уже понимаешь, что на телевидении бывают проекты более интересные и творческие, нежели утренние подъемы со всей страной. «Наше утро» — прекрасная передача, но это не тот формат, где нужно проявлять какое–то творчество. Здесь есть четкий сценарий и хронометраж, которого необходимо придерживаться. Возможностей для импровизации, как это было в случае с интеллектуальным шоу, не так много. Поэтому такой формат меня, как ведущего, очень ограничивал.

— Вернемся к тому телефонному звонку от Ольги Шлягер. Было предложение прийти на кастинг или тебя сразу рассматривали как вероятную кандидатуру на роль ведущего?

— Скорее второе. Проект назревал давно, он не на коленке состряпан. Лично мне это шоу было интересно по нескольким причинам. Во–первых, это интеллектуальная игра. Мне нравится такой формат, с ним во многом связана моя телекарьера. Во–вторых, дети. Больше десяти лет я работал вожатым в «Бригантине» и уже что–то понимаю в детской психологии. В–третьих, проект «Я знаю!» — это не франшиза, а целиком и полностью отечественный продукт. Программа рождается у нас на глазах и постоянно трансформируется во время съемок. Из первых выпусков, которые уже вышли на «Беларусь 1», мы сделали определенные выводы, и в следующей сессии будет немного по–другому. — Твои коллеги–ведущие частенько сетуют, что с детьми работать очень и очень тяжело. Ты же, наоборот, в восторге от маленьких умников и умниц. Нашел подход? 

— А подход такой: я просто ставлю себя на место детей и вспоминаю, каким сам был в этом возрасте. Поэтому разговариваю с участниками программы уважительно и без сюсюканий, так, чтобы им было комфортно. Со всеми, даже с пятиклассниками, я исключительно на «вы». Первым делом знакомлюсь с ними, говорю о том, что понимаю их волнение, что это нормально и естественно. То есть стараюсь создать на площадке такие условия, чтобы ребята выглядели в эфире в самом лучшем и выгодном свете. Прошу не плакать, не расстраиваться в случае проигрыша, ведь потом по ТВ их увидят родители, одноклассники, друзья, соседи. 

С детьми мне безумно интересно. Они порой выдают такие перлы, которые с ходу превращаются в телевизионные байки. Скажем, в одной из программ был такой вопрос: «Правда ли, что у ледника выделяют тело?» Игрок отвечает, мол, да, правда. Я спрашиваю: «Так если есть тело, что еще должны выделять у ледника?» (Тут надо пояснить, что у него есть несколько зон: тело, область таяния и область питания. Соответственно я ждал ответа про эти области.) Но парень, подумав, выдал: «Может быть, у ледника выделяют еще и душу?» 


Или был, например, такой вопрос: «Правда ли, что скворцы могут подражать другим птицам?» Это, конечно, правда, в интернете полно смешных роликов на эту тему. Девочка так и отвечает: да, все верно. Тогда я спрашиваю, почему она так уверена. В ответ получаю: «Я просто верю». И тут меня понесло: «Вы верите в скворцов?» — «Да». — «Скажите, а вы кого–то уже пытались обратить в свою веру? Может, пока есть возможность, вы сейчас обратитесь к нашим телезрителям, которые вместе с вами тоже верят в скворцов? Куда им можно прийти всем вместе, чтобы поговорить о своей вере в пернатых?..» В общем, получился такой смешной ситуативный стендап, который, надеюсь, при монтаже программы все же оставят в эфире. 

— Услышала тут еще одну интересную закулисную байку, будто бы твой соведущий Дмитрий Новик — твой же бывший ученик. Как так? У вас же совсем небольшая разница в возрасте. 

— Я сам был в шоке, когда узнал. Но все просто: я учился в аспирантуре и параллельно преподавал экологию в минской школе № 181. Так вот Дима в то время был в 11–м классе и, как мы выяснили, ходил ко мне на эти занятия по экологии. 

— А правда еще, что все вопросы для программы согласовываются с Министерством образования, которое стало одним из инициаторов проекта? 

— Да, специалисты министерства могут вносить коррективы в ответы или формулировки. Кроме того, они соотносят вопросы с тем учебным материалом, который школьники изучают на каждом конкретном году своего обучения. Но я и сам просматриваю вопросы перед съемками, ведь в телевизионных викторинах есть своя специфика. Что–то, бывает, поправляю, ведь некоторые вопросы могут иметь несколько правильных ответов или, скажем, двояко трактоваться. Плюс я настаиваю на том, чтобы все задания были ориентированы на базовые знания, а не на что–то специфическое. То есть детям нужно знать, что Эверест — высочайшая вершина Земли, а Марианская впадина — самое глубокое из всех известных мест на планете. Это элементарные вещи, которые должны быть зафиксированы в голове у каждого. Но в программу следует включить и такие вопросы, чтобы телезритель, сам игрок хотели узнать на них ответы. Ведь бывают истории, на которых мы все попадаемся. Вот нектарин, например. Многие ошибочно думают, что это гибрид двух фруктов. И для многих, для меня в том числе, было открытием, что нектарин — обычная мутация персика. То есть никакого отношения к скрещиванию он не имеет. 

— Но вместе с тем есть вопросы, которые и меня, как зрителя, и игроков порой ставят в тупик, где одной логикой или смекалкой не обойдешься. Либо знаешь, либо нет. Зачем подвергать юные и пока неокрепшие умы такому стрессу? 

— Так в том и заключается прелесть программы, что вопросы разные. Они не зациклены только на школьной программе. Это такие совершенно сумасшедшие вопросы на знания. В этом же и интерес: проверить себя, свое везение. При этом к нам приходят обычные школьники, мы не делаем ставку на вундеркиндов, у которых жизнь только и заключается, что в накоплении знаний. Кстати, многие наши игроки состоят в школьных интеллектуальных клубах, и им просто в кайф прийти потренировать мозги. На фоне набирающих популярность интеллектуальных игр для взрослых у ребят школьного возраста не так много возможностей показать свой уровень эрудиции и кругозор. Вот мы и попробуем помочь им проявить себя в проекте «Я знаю!».

Кстати 

30 ноября в КЗ «Минск» Георгий Колдун сыграет двухчасовой сольный концерт. Певец обещает одиннадцать музыкантов на сцене, два десятка композиций, премьеру песни и новые аранжировки:

— Сейчас мы работаем с аранжировками, поэтому те композиции, которые знакомы слушателям, будут звучать по–новому. 

А еще готовим премьеру песни «С другой стороны стены», текст которой в итоге оказался созвучен теме антиутопии Замятина «Мы». Никаких сюрпризов обещать не буду, но на хороший звук, свет и разное настроение точно можно рассчитывать.

leonovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?