Генерал нашего кино

Генерал нашего кино Иван Мацкевич – про риск, шторм и соленые грибы

Жизненный опыт очень помогает на сцене и съемочной площадке, считает Иван МАЦКЕВИЧ
Фото Александра КУШНЕРА
Заслуженному артисту Беларуси Ивану Мацкевичу — семьдесят. Но выглядит он как настоящий генерал, максимум на шестьдесят. Хотя если заглянуть в его фильмографию, то здесь уже другое удивление: почти сто пятьдесят фильмов — иной столько и до ста лет не сыграет. А еще ведь у Ивана Ивановича с десяток добротных ролей в нынешнем репертуаре Национального академического драматического театра имени М.Горького, несколько интересных телепроектов.


— Иван Иванович, вам семьдесят, а хотели бы вернуться, скажем, в тридцать?

— Возраст в семьдесят мне нравится, но чувствую я себя на тридцать. В молодости я был бесшабашным, никого не слушал. Сейчас стал спокойнее, стараюсь поступать разумно, хотя это у меня и не всегда получается. Да, сейчас есть некоторые вопросы с работой. В тридцать ее было навалом. Сейчас стало меньше. В театре мне грех на что-то жаловаться, а вот в кино возрастной порог существует. Все же героев в годах там меньше, чем молодежи. Возраст дает жизненный опыт, который для актера очень важен. Когда ты молод, то бегаешь по сцене или съемочной площадке, не сильно соображая, к чему все это. А сейчас работаешь осознанно. Есть что сказать людям.

— Кино или театр?

— Идеальный вариант — совмещать то и другое. Кино должно быть обязательно. По фильмам нас узнают, и это для актера очень важно. Хотя когда-то я этого не понимал. После первого фильма «Хлеб пахнет порохом», который снимал Вячеслав Никифоров, наш брестский театр, где я тогда служил, был на гастролях в Барановичах. Мне позвонил Владимир Васильевич Матвеев, который тогда был председателем Госкино, предложил перейти в штат киностудии. Помню, идем мы с Милой по улице и рассуждаем, она говорит: «Кино, Ваня, это пьянство, разврат, непостоянство. А театр — это серьезно». А Ваня уши развесил и согласился с женой. Потом мне потребовалось тринадцать лет, чтобы перебраться в Минск и перейти в Театр киноактера. В Бресте были очень интересная труппа, хорошие актеры, которые меня многому научили. Но всегда ведь хочется большего. И когда открывался Театр киноактера, жена меня прямо в ночь отправила туда. Приглашение получил после того, как снялся в фильме Михаила Пташука «Возьму твою боль».

Ивану МАЦКЕВИЧУ очень часто предлагают играть людей военных

— Комедия или трагедия?

— Мне все равно. Играю то, что предлагают. Для многих я трагедийный актер, но у меня были удачные роли и в другом амплуа. И в Бресте, и в Театре киноактера. Сейчас с удовольствием играю в «Пигмалионе». И в кино у меня были комедийные роли, возможно, они не столь заметны.

— Классика или современность?

— И то и другое. Я с удовольствием берусь за произведения молодых драматургов, как это, например, было с «Пане Коханку». Сейчас вот приступили к репетициям «Подводников». Из классиков люблю Горького и Островского, но последнего никогда не играл. 

— Режиссер женщина или мужчина?

— Я с удовольствием работаю в театре с Валентиной Ереньковой. И в кино приходилось иметь дело с дамами. Мужчины, когда запускаются, готовятся снять гениальную картину. На выходе, правда, получается совсем не то. Но в процессе они много требуют от актеров, строят из себя думающих людей. А женщины другие, они трогательные, и актеры, соответственно, относятся к ним иначе, теплее. Мне вспоминается недавняя работа над фильмом «Гроздья винограда», который снимала Анна Лобанова. У меня там, кстати, комедийная роль. Была очень душевная обстановка, которую может создать только женщина. Снимался фильм на родине Михаила Шолохова, в станице Вешенская. Туда было очень далеко и неудобно добираться из Минска, но о том периоде у меня самые теплые воспоминания.

— Солдат или генерал? Не устали от ролей людей в погонах?

— Ничего не имею против роли солдата, но по возрасту уже вряд ли могу его сыграть. Но людей в погонах действительно часто приходилось играть. И знаете, очень рад этому. Считаю, что надо отдать долг тем, кто подарил нам светлое будущее, высказать им за это благодарность. А как это сделать? Через свою работу. Моя любимая роль — генерала Павлова в фильме «Война на западном направлении». Командующий Западным фронтом в первые дни Великой Отечественной войны, как известно, был лысым. Мне тогда пришлось наголо побриться, с тех пор так и хожу.

«С удовольствием берусь за произведения молодых драматургов». Иван МАЦКЕВИЧ а роли Пане Коханку в одноименном спектакле.

Меня ведь на роли военачальников уже без проб берут. Но я каждый раз стараюсь делать их разными, непохожими друг на друга, и если это удается, очень радуюсь. Надо играть все, что дают. Это ведь деньги.

— Хотела спросить: деньги или слава? Но вы уже ответили…

— И то и другое. Будет слава, но не будет денег — будет неуютно жить. Если наоборот, тоже плохо. У меня ведь были голодные времена. Актерская профессия нестабильная: то есть роли, то нет. В 1990-е годы почти ничего не снималось, и вдруг меня пригласил Алексей Герман. Его фильм «Хрусталев, машину!» снимался пять лет. И все эти годы я приносил в дом какие-то деньги. А для меня всю жизнь самое главное — семья. 

— Риск или постоянство?

— Вообще я человек рисковый. Постоянство — это хорошо, но я от него начинаю скучать, потом становлюсь недовольным собой и окружающими. Мне тогда говорят дома: «Поезжай куда-нибудь». А разве не было риском прямо ночью отправиться из Бреста в Минск с одним чемоданом? Я жил у ребят, скитался с одной квартиры на другую. Там у меня была крыша над головой, а здесь ничего. Потом, помню, мне предложили трехкомнатную ведомственную квартиру, а я попросил поменьше, потому что денег не было за нее платить. Мы четыре года не имели постоянного жилья, уже думали возвращаться в Брест. И вот на репетиции мне сообщают, что дают квартиру на Аэродромной улице, это около аэропорта. Я беру такси и с радостной новостью к жене. Людмила сразу насторожилась, предложила отпустить машину и поехать на общественном транспорте. Мы приехали, дом еще недостроен, зашли в похожую квартиру и поняли: она настолько мала, что там развернуться негде. Мне стало так обидно, вроде работаю, выкладываюсь. Мы пошли к Владимиру Васильевичу Матвееву, жена не дала мне сказать ни слова, сама все объяснила. Он снял трубку и кому-то говорит: «Вот сидит у меня здесь хороший актер. Может, возьмем его к себе?» И только после этого мне дали нормальную квартиру на проспекте Машерова, в которой живу и сейчас. 

— Сын или дочь?

Иван МАЦКЕВИЧ и народная артистка Беларуси Белла МАСУМЯН в спектакле «Лев зимой».

— Конечно, каждый мужик хочет сына. Но когда у меня родилась дочь, я был счастлив. В Бресте роддом находился рядом с нашим домом. Когда я выходил на балкон, видел в окошке свою жену, махал ей. Помню, в восемь утра встал и пошел узнать, как дела. «Мацкевич родила?» — спрашиваю на посту у медсестры. — «Родила. Дочь». Я счастливый вылетел на улицу. Надо отпраздновать это дело. Но денег нет. Навстречу мне соседка шла, она мне  одолжила. Позвал друга. В одиннадцать у нас была репетиция, я пришел на нее, но мог там только улыбаться. Угостил всех шампанским и пошел дальше отмечать. Нам так хорошо было: пили и солеными груздями, которые принес друг, закусывали. Чем все закончилось? У нас в квартире в одной комнате жили мы с Милой, а в другой — молодая актриса. Она так испугалась, увидев меня в обнимку с унитазом, что бегала и плакала: «Ванечка, только не умирай». У друга все было еще хуже: его откачивала «скорая помощь». Оказалось, грибы он не сварил, поэтому мы и отравились. 

Так что день рождения своей дочки я запомнил на всю жизнь. Леночка работает в нашем театре заведующей труппой, она подарила мне внука Тимофея и внучку Фросеньку. Тимофей увлекся кузнечным делом. Фросенька учится в четвертом классе, она такая мастерица: постоянно делает что-то своими маленькими ручками.

Вот вдруг вспомнилось: когда Тимофею было годиков пять, он все время просился в театр. Дочка долго думала, а потом решила, что надо сводить его на «Гамлета», где я играл короля Клавдия. Посадили его в зале, и он молча просмотрел весь спектакль. Когда сели в машину, говорит: «Деда, когда ты на кого-то кричишь, это я понимаю, но когда остальные это делают, я не понимаю, зачем они это делают», а потом потянулся ко мне — обнял и поцеловал. Мне было так приятно, что я даже прослезился. Так это маленькое чудо оценило мою работу.

— Вода или земля?

— Вода. Очень ее люблю. У меня, кстати, и дача есть. По молодости тянуло к земле, мы выращивали овощи, и у нас неплохо получалось. А с возрастом это стало делать сложнее. Сейчас там в основном цветы. Какая у нас замечательная груша! Я привез саженец из Калининграда. Сейчас такой урожай собираем!

Роль короля Генри ІІ во «Льве зимой» — одна из любимых у Ивана Ивановича

Но вообще я хотел стать моряком. Подал заявление в мореходное училище, но неожиданно простыл, поэтому на экзамены не поехал. Но в настоящее плавание я все равно сходил, пять морей прошел. Двадцать лет назад в честь 300-летия российского флота меня пригласили проплыть 14 тысяч миль от Севастополя до Туниса на яхте. Я там был в роли Петра Первого — говорил речь на отплытие и на поднятие Андреевского флага в Бизерте. Так вот, в одном из морей мы попали в такой страшный шторм, что чудом остались живы. Волны тогда были высотой с трехэтажный дом. И назавтра, когда над успокоившимся морем раскинулась радуга, я подумал о ценности жизни.

— Ждать или просить?

— Я никогда не просил ролей ни в театре, ни в кино. Играю, что дают. Считаю, что просить роли не пристало. Как раньше в кино было? Занес свое фото в актерский отдел, и тебя приглашают на просмотр. Я снимался и в Украине, и в Азербайджане, и в Ташкенте... Сегодня мне в кино уже и на кастинги ходить не надо. А молодежи, считаю, не стыдно предлагать себя, напоминать. Многие актеры нашего театра так и делают. Неважно, маленькие или большие роли тебе дают. Это опыт, а потом и популярность. Из маленьких ролей очень часто получаются большие артисты.

stepuro@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости