Генерал Казаков и его сыновья

Очерк не остался незамеченным, его напечатали могилевская и жлобинская районные газеты, о «Жлобинском сражении генерала Казакова» узнали и читатели российских «Саратовских вестей». Дело в том, что перед войной 63-й корпус базировался в Саратове, там жила семья Казакова, и до 2011 года во всех местных справочниках генерал ошибочно считался уроженцем этого города. Полную версию материала о Казакове под заголовком «Забытый генерал» опубликовал и российский журнал «Военно-исторический архив». 2 сентября 2011-го его имя наконец-то было возвращено из небытия и гордо засияло на мраморе братской могилы у деревни Пиревичи Жлобинского района.

В марте 2011 года на страницах «Белорусской нивы» был напечатан очерк-исследование «Жлобинское сражение генерала Казакова». Газета впервые рассказала о героически погибшем 17 августа 1941 года под Жлобином нашем земляке, уроженце деревни Добросневичи Могилевского района, начальнике артиллерии легендарного 63-го стрелкового корпуса генерал-майоре артиллерии Александре КАЗАКОВЕ

Очерк не остался незамеченным, его напечатали могилевская и жлобинская районные газеты, о «Жлобинском сражении генерала Казакова» узнали и читатели российских «Саратовских вестей». Дело в том, что перед войной 63-й корпус базировался в Саратове, там жила семья Казакова, и до 2011 года во всех местных справочниках генерал ошибочно считался уроженцем этого города. Полную версию материала о Казакове под заголовком «Забытый генерал» опубликовал и российский журнал «Военно-исторический архив». 2 сентября 2011-го его имя наконец-то было возвращено из небытия и гордо засияло на мраморе братской могилы у деревни Пиревичи Жлобинского района.

С КАЖДЫМ днем полнятся ряды исследователей судьбы генерала Казакова в Интернете. Начали создавать музей, посвященный генералу, ребята из школы № 55 города Саратова. Ученики Пиревичской средней школы ведут поиск места последнего боя генерала и его первоначального захоронения у деревни Салтановка. В апреле нынешнего года выйдет 26-й том Книги памяти Саратовской области, в которой разместят материал о героической судьбе генерала Казакова, исправлены ошибки, допущенные по отношению к нему в 8-м томе. Впервые будет рассказано о том, что он белорус и погиб не 7 сентября, а 17 августа 1941 года, о проделанной работе по его увековечению в Беларуси, опубликованы архивные документы и фотографии, взятые из материала о генерале в «Белорусской ниве». И все это не может не радовать.

Сегодня, правда, остается сожалеть лишь о том, что местные власти не сочли возможным вознести на постамент в честь подвига Казакова и его артиллеристов безвозмездно выделенное для этого Министерством обороны артиллерийское орудие. Уверен, что памятник-пушка не остался бы незамеченным участниками предстоящих в этом году в Жлобине «Дажынак»...

С благодарностью за все сделанное, за добрую память о своем отце откликнулся из Саратова сын генерала, участник Великой Отечественной войны полковник в отставке Борис Александрович Казаков. Завязавшаяся с ним переписка и найденные архивные документы позволяют мне сегодня рассказать читателям «Белорусской нивы» о героической семье защитников Родины Казаковых.

Трудно передать волнение, с которым я открывал каждое письмо, адресованное мне Борисом Александровичем. В одном из них он прислал дорогие реликвии — семейные фотографии. На них дружная, счастливая семья Казаковых за год до войны — в 1940-м… В письме была и копия похоронки-извещения его матери Марии Петровне, датированная 25 августа 1941 года: «Ваш муж генерал-майор артиллерии Казаков Александр Филлимонович, уроженец г. Саратова (вот откуда, оказывается, ошибка! — Прим. авт.), ул. 20-летия ВЛКСМ, дом. 43, кв. 6, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, 17 августа 1941 года был смертельно ранен и в этот же день умер от ран. Похоронен: на южной опушке леса ст. Салтановка».

После получения похоронки у сыновей генерала было только одно желание — отомстить за отца.

Лейтенант артиллерии Александр Казаков

Старший сын генерала Александр родился в 1924 году в его родной деревне Добросневичи Могилевского района. Едва ему стукнуло восемнадцать, написал рапорт и поступил во 2-е Саратовское танковое училище. По его окончании попросился в артиллерию — заменить погибшего отца. Просьбу удовлетворили. Так он стал командиром огневого взвода батареи 57-мм противотанковых орудий ЗИС-2 1966-го истребительно-противотанкового полка 43-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады резерва Верховного Главнокомандования. Это о них на фронте ходила горькая поговорка: ствол длинный — жизнь короткая. В артиллерийских дуэлях с немецкими танками — на прямой наводке — жизнь расчета висела действительно на волоске, и потери у противотанкистов были очень большие.

Боевое крещение Александр Казаков получил на 3-м Белорусском фронте. 23 июня 1944 года, наступая в боевых порядках пехоты, его орудия в упор били по дзотам, прорывая мощно укрепленную оборону немцев у деревни Загваздино Дубровенского района Витебской области. Затем были успешные бои за Оршу — его бригада получила почетное наименование «Оршанская», стремительный бросок к Борисову, форсирование Березины и ожесточенные бои с окруженными немецкими частями на юго-восточных окраинах Минска.

6 июля под Минском его 1966-й полк понес самые большие потери за всю операцию «Багратион» — 11 бойцов и командиров сложили здесь свои головы. Узнав от авиаразведки об огромном количестве фашистов, окруженных в котле под Минском, советское командование начало срочно перебрасывать сюда войска. Колонну немецких танков и бронетранспортеров, направлявшуюся к столице БССР, было приказано перехватить трем полкам противотанковой 43-й бригады. Взревели двигатели мощных американских студебеккеров, и в течение суток, совершив марш из-под Борисова, артиллеристы бригады заняли господствующие высоты на восточных и южных подступах к Минску.

Уже 4 июля здесь начались ожесточенные, доходящие до рукопашных схваток, бои. Благодаря мужеству артиллеристов, немцам не удалось прорваться к аэродромам в Слепянке и Лошице. 1966-й полк Александра Казакова занял оборону повзводно (по 2 орудия) на холмах в районе деревень Красная Слобода, Щетовка, Чижовка, Ефимово. Сегодня это территория Заводского района города Минска, здесь пролегли улицы Машиностроителей, Красная Слобода, Кабушкина, Крупской, Голодеда и Уборевича, расположилась 10-я городская больница, авиационный колледж, инженерный институт МЧС, автобусный парк № 6. Штаб полка разместился у деревни Ефимово (ныне район ул. Алтайской, Северный поселок), тыловые подразделения — у Будилово (район универмага «Беларусь»).

Бои с идущими буквально напролом фашистами продолжались здесь до 10 июля. За сутки нашим артиллеристам приходилось отбивать до 10 атак. Наиболее ожесточенным было сражение в ночь на 6 июля. Гитлеровцы прорвались к штабу полка у Ефимово. Один из бойцов спрятал на груди полотнище Боевого Знамени 1966-го полка и, несмотря на ранение, все же прорвался к своим. Тяжелое испытание выпало на батарею, в которой находился взвод лейтенанта Казакова. Двум немецким ротам удалось вплотную подобраться к деревне Красная Слобода. Завязался жестокий гранатный и траншейный бой. Немцы, потеряв около сотни убитых, отступили. Четверо наших погибших артиллеристов и сегодня покоятся в братской могиле на улице Красная Слобода в Чижовке, совсем рядом с инженерным институтом МЧС.

Фашистам так и не удалось переправиться через Свислочь ни у Красной Слободы (район авиационного колледжа), ни у Щетовки (район Минского зоопарка), наши артиллеристы расстреливали их из своих пушек буквально в упор. Сотни немецких солдат и офицеров погибли, тысячи сдались в плен. Отомстил здесь немцам за отца лейтенант Казаков, рассчитался с ними беспощадно, по самому полному счету.

Всего через месяц после славных боев под Минском Александра Александровича Казакова не стало. Он погиб 4 августа 1944 года в бою у литовского города Вилкавишкис. Артиллеристы 43-й Оршанской бригады сумели в тяжелейших боях отразить у этого города наступление моторизованной дивизии СС «Великая Германия»: 46 танков, 9 бронетранспортеров и около тысячи гитлеровцев закончили здесь свой бесславный поход на восток.

Велики были потери и у наших. Погиб почти весь — уцелело всего 2 орудия, — оказавшийся на самом острие удара, соседний с 1966-м 1965-й истребительно-противотанковый полк.

Похоронили лейтенанта Казакова 5 августа у деревни Большие Шельвы Вилковишского района. В 1946 году все могилы советских воинов из 46 окрестных деревень были перенесены в одну братскую — в город Вилковишкис. Среди 2859 перезахороненных здесь советских солдат и офицеров должен быть и Казаков. Совсем недавно этот мемориал за российские деньги отреставрировали, но среди нанесенных на плиты имен погибших лейтенанта Казакова нет.

Об этом я написал в Саратов его брату Борису Александровичу и посоветовал обратиться за разъяснением к начальнику Управления по увековечению памяти погибших при защите Отечества Минобороны России Наталье Белоусовой. Полученный им ответ дает основания полагать, что данный вопрос изучается, и имя Александра Александровича Казакова будет увековечено.

Кстати, после того как в «Белорусской ниве» был опубликован материал о генерале Казакове, в адрес редакции пришло письмо из Могилевского райисполкома, в котором сообщалось, что в целях увековечения его памяти Буйничскому сельскому Совету рекомендовано нанести фамилию земляка на памятный знак в деревне Тишовка. Надеюсь, что к рекомендации прислушались. Как надеюсь и на то, что со временем на знаке появится и имя еще одного уроженца этих мест — лейтенанта Александра Александровича Казакова, геройски погибшего в боях с фашистами.

К огромному сожалению, фотография лейтенанта Казакова не сохранилась. Родственники передали ее в редакцию Книги памяти Саратовской области, где она была опубликована в 16-м томе, но, увы, после этого утеряна…

Майор артиллерии Борис Казаков

Как и старший брат (а он младше его всего на один год — родился в 1925 году в Житомире),  Борис Казаков пошел по стопам отца. Сначала была полковая артиллерийская школа, затем 1-е Ленинградское артиллерийское училище в городе Энгельсе (недалеко от Саратова). В декабре 1944 года первое назначение — командир учебного взвода в 27-м запасном артиллерийском полку в городе Пугачеве. На передовую Бориса не пустили, возможно, пожалели Марию Петровну, получившую уже две похоронки. Его боевой задачей было научить артиллерийскому ремеслу солдат, направляемых на фронт. Всего за два месяца он должен был из вчерашних пацанов сделать настоящих «богов войны».

После Победы Казаков продолжил службу в артиллерии, с 1956-го по 1963 год в частях Белорусского военного округа — в Волковыске, Барановичах и Слониме. Пытался в те годы найти на Гомельщине могилу отца, но безуспешно. Как следует из документов Жлобинского райвоенкомата, в 1959 году все останки советских воинов из близлежащих деревень (в том числе и из-под Салтановки, где похоронен генерал Казаков) были перенесены в братскую могилу в Пиревичах к установленному здесь в 1955 году бетонному памятнику. Фамилии многих из них, в том числе и генерала Казакова, нанести на мраморные плиты, увы, забыли. Сделано это было лишь после статьи в «Белорусской ниве» в 2011 году. Вдова генерала Мария Петровна умерла в 1968 году, так и не узнав, где покоятся останки ее мужа.

В 1961 году в Белоруссии совершенно неожиданно закончилась и военная служба Бориса Казакова. Печально знаменитое хрущевское сокращение армии на 1 миллион 200 тысяч беспощадно, через колено, переломало судьбы многих военных. С высоких трибун, как гром среди ясного неба, прогремело: «Авиация не нужна, артиллерия не нужна, флот не нужен… Всё заменят ракеты!»

Глупость высокопоставленных политруков дорого обошлась стране. Буквально бульдозером прошлась она и по судьбе Бориса Казакова. Подлежавший увольнению артиллерист майор Казаков от предложенной ему должности командира строительной роты на Северном флоте, возводившей ракетные шахты на Кольском полуострове, отказался и был выставлен на улицу — без жилья, выходного пособия и пенсии…

Начинать после восемнадцати лет службы все с нуля было очень тяжело. Как члена партии вызвали в райком и предложили учиться по… сельхозчасти! И здесь судьба сделала очередной удивительный поворот. Борис решил попробовать поступить на службу в Министерство внутренних дел — взяли! Знал бы он тогда, что и его отец в далекие 20-е начинал свою службу в войсках охраны республики (ВОХР), которые были предтечей нынешних внутренних войск МВД.

Служба в милиции сложилась у него более успешно, чем в армии. После окончания Саратовского юридического института Борис Александрович перешел с командной на преподавательскую работу и до самого выхода на пенсию в 1978 году работал в Саратовском институте внутренних войск МВД, получив здесь звание полковника милиции.

Сегодня 87-летний полковник в отставке Борис Александрович Казаков по-прежнему живет в Саратове и, как пишет мне в письме, «здоровье удовлетворительное, хожу пока без палочки, хотя стометровку пробежать уже не смогу». О ветеранах в Саратове заботятся не на словах, а на деле: бесплатный проезд на городском транспорте, 50-процентная скидка в оплате за квартиру. В нелегкие времена помогает Борису Александровичу и солидная пенсия — 30 тысяч российских рублей, это с учетом доплаты в 6 тысяч как участнику войны.

После наших публикаций о его отце и 63-м стрелковом корпусе, прославившемся в героических боях за Жлобин и Рогачев жарким летом 1941 года, скучать Борису Казакову не дают гости — историки, журналисты, школьники...

Многие годы в Саратове вынашивалась идея установки мемориальной доски в память о 63-м стрелковом корпусе, располагавшемся в этом городе накануне войны. 5 декабря 2012 года наконец-то свершилось! Борису Александровичу выпало почетное, тронувшее его до глубины души, право открыть мемориальную доску на здании по улице Большая Казачья, 14, где в 1941-м размещался штаб 63-го корпуса и служил начальником артиллерии корпуса его отец, генерал Казаков.

ВОТ такая получилась значимая и торжественная точка в «Жлобинском сражении генерала Казакова». А завершить мне хочется словами из последнего письма Бориса Александровича: «С большим интересом читаю, перечитываю очерк и в очередной раз «проживаю» вместе с отцом его жизнь до 18 июня 1941 года — это день его отъезда в Белоруссию и прощания с ним. Некоторые эпизоды из его жизни, которые вы описываете, были мне неизвестны. К примеру, я не знал, что отец за отличие в службе был награжден не только именным оружием, но и велосипедом! А ведь на этом наградном велосипеде, набивая синяки и шишки, мы с братом учились ездить. Представляю, как бы мама все это читала со слезами и благодарила за память об отце. А от меня вам всем большое спасибо! Верно говорил Маршал Победы Константин Рокоссовский: «Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о мертвых».

Николай КАЧУК — специально для «Белорусской нивы»

Фото из личного архива Бориса КАЗАКОВА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Максим, 36, Саратов
Сын Александра Казакова, Казаков Борис Александрович умер 28.08.2015г. на 89 году жизъни в г.Саратове
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?