Гендиректор агрокомбината «Дзержинский» Иосиф Полочанин: Дожить бы до времен, когда на селе будет безработица

Для их разрешения Президентом страны создана рабочая группа, которую возглавляет Премьер-министр Михаил Мясникович. Многие, в том числе и Иосиф Николаевич, с преобразованиями связывают не только реструктуризацию кредитов. На данном этапе это очень важно, но, пожалуй, не главное. Куда важнее и сложнее решить другую проблему — проблему воспитания чувства хозяина.

НЕОБХОДИМОСТЬ преобразований в сельском хозяйстве назревала давно. В отрасли накопилось немало проблем

Для их разрешения Президентом страны создана рабочая группа, которую возглавляет Премьер-министр Михаил Мясникович. Многие, в том числе и Иосиф Николаевич, с преобразованиями связывают не только реструктуризацию кредитов. На данном этапе это очень важно, но, пожалуй, не главное. Куда важнее и сложнее решить другую проблему — проблему воспитания чувства хозяина.

— Об этом в последнее время говорят многие. Иосиф Николаевич, какой смысл вы вкладываете в понятие хозяина на земле?

— Эти слова говорят сами за себя. Смотрите, что получается. За последние годы материально-техническая база сельского хозяйства шагнула далеко вперед. Село получило немало новой высокоэффективной сельскохозяйственной техники, построено большое количество животноводческих комплексов, обновилась социальная сфера. В результате отрасль поднялась на более высокий уровень развития, но почему-то одновременно не произошло адекватного прорыва в увеличении производственных и тем более экономических показателей. Это серьезный повод для размышлений. И если не создать условий для формирования чувства хозяина, если не заработают предлагаемые меры по преобразованию отрасли, то хозяйства наберут новых кредитов и опять окажутся в долгах.

За свою жизнь я не раз был свидетелем их списания, пролонгации, но ожидаемого эффекта эти меры не дали. Настоящий хозяин в первую очередь будет рассчитывать на себя, собственные силы и свой коллектив.

На мой взгляд, ситуация усугубляется тем, что престиж работы на земле постепенно падает. Причин тому немало. Одна из них — выполнение некоторых распоряжений в угоду статистическим, валовым показателям, а не экономическим интересам. Бывало, приезжают в хозяйство проверяющие и начинают учить, как поступать в том или ином случае, будто те, кто работает на земле, этого не знают. Другое дело, что не всегда получается так, как хочется, как требует того обстановка. Так, когда я возглавлял Верхнедвинский райисполком, а в должности его председателя проработал 9 лет, то довольно часто был арбитром между руководителями и проверяющими, если те по мелочным вопросам пытались доказать свою правоту.

Если на земле появится хозяин, он всегда найдет верное решение и будет нести ответственность как за принимаемые решения, так и за конечные результаты. Плохого себе никто не желает...

— После расширенного заседания рабочей группы по решению проблемных вопросов в АПК можно услышать немало мнений о будущем районных управлений сельского хозяйства и продовольствия. Одни за изменение их статуса, другие — против. А что вы думаете по этому поводу?

— Когда работал председателем райисполкома, а потом в Витебской области заместителем председателя облисполкома и курировал агропромышленный комплекс, то всегда считал, что в райсельхозпродах и комитетах по сельскому хозяйству и продовольствию должны работать технологи, то есть те, кто имеет богатый опыт, обладает высокими профессиональными знаниями, хорошо знает условия и специфику сельхозпредприятий района или региона. Но найти толкового хозяйственника-консультанта в управлении сельского хозяйства пока сложно. У многих нет достаточного практического опыта. Аналогичная ситуация и в других подразделениях. Даже Министерство сельского хозяйства и продовольствия долго не могло найти начальника в один из главков, чтобы отпустить человека на пенсию.

— Ваше сельхозпредприятие, можно сказать, специфическое. Какую помощь райсельхозпрод оказывает агрокомбинату и насколько она эффективна?

— При нашем уровне развития агрокомбинат в большой помощи райсельхозпрода, можно сказать, не нуждается. Да и зачем она, если мы доим в год 8 тысяч килограммов молока от коровы, получаем высокие урожаи сельскохозяйственных культур. Или зачем она агрокомбинату «Снов» Несвижского района, где уже несколько раз прошла голштинизация скота? Поэтому подходы райисполкома и райсельхозпрода к нам лояльные — нам не говорят, когда сеять и убирать. Эти вопросы решаем сами исходя из собственных интересов. Все наши филиалы работают рентабельно. Мы же из центра помогаем им решать только фундаментальные проблемы.

— В последнее время говорится о необходимости дать руководителям больше самостоятельности для реализации своих возможностей и в то же время сверху доводят, сколько и чего произвести, куда поставить продукцию. Не сдерживает ли это ваши инициативы?

— Когда все начнут считать деньги — доходы и расходы, — то начнем наращивать производство продукции, причем той, которая даст больше прибыли. В таком случае Витебская область, возможно, уменьшит посевы кукурузы, к выращиванию которой там нужно подходить очень осторожно, и увеличит клевера.

Что же касается агрокомбината, то ему пока чаще всего доводят производственные показатели. При присоединении к агрокомбинату сельхозпредприятий предполагалось, что они будут производить дешевые корма для птицеводства. Когда же филиалы стали самодостаточны, от них требуют увеличения поголовья коров, быков. Зачем?

— То есть идея наращивания производства зернофуража уходит на второй план?

— Получается, так. Но если посчитать все за и против с экономических интересов, то баланс не в пользу филиалов. В результате нам выгоднее закупать зерно, чем его выращивать.

А иногда доходит до смешного. Район, например, не выполняет задания по поголовью дойного стада. В угоду статистике по нескольку месяцев приходится держать выбракованных коров на откорме, хотя они должны быть на мясокомбинате. Дополнительно расходуются корма, растет себестоимость говядины, но это никого, кроме предприятия, не волнует. Невольно задаешься вопросом: кому это надо? И не находя на него ответа, приходишь к выводу: кому-то надо.

— Насколько прогнозные показатели, которые доводят агрокомбинату, увязаны с его экономическими интересами? Ведь на внутреннем рынке уже ощущается перепроизводство птицеводческой продукции.

— В этом плане я всегда привожу, может быть, не корректный, но, на мой взгляд, красноречивый пример, сравнивая птицеводческую отрасль со странами — экспортерами нефти ОПЕК. Они добывают ее столько, чтобы держаться в определенных ценовых рамках и получать необходимое количество добавленной стоимости. А у нас же — давай больше любой ценой.

Может быть, поэтому в птицеводстве прогнозные показатели доводятся, невзирая на состояние рынка. Но ведь есть и объективные причины, с которыми приходится считаться. Во-первых, в рыночной экономике постоянно наращивать производство нет необходимости, да это и невозможно. А во-вторых, в связи с перепроизводством мы вынуждены уже теперь продавать свою продукцию с большой скидкой. Евроопт, например, требует до 15 процентов. В результате на рынке приходится толкаться друг с  другом и соглашаться на предлагаемые условия. Видимо, государство должно сказать свое веское слово по дальнейшему развитию частных торговых сетей. Нас заверяют, что они пойдут на село. Пойдут, но не в каждую отдаленную деревню. Они только посадят Белкоопсоюз, а потом будут диктовать свои условия, как теперь диктуют нам. Когда не станет конкуренции, сельчане в небольших населенных пунктах останутся один на один со своими проблемами.

Говорят, рынок все расставит на свои места. Но когда я знаю, по какой цене отпускаем птицу и по какой предлагают ее покупателю, то не вижу рыночного подхода. Мы отдали продукцию со скидкой, но на прилавке она не подешевела.

— Иосиф Николаевич, насколько вы как руководитель одного из ведущих в республике агрокомбинатов самостоятельны в принятии производственно-управленческих решений?

— Подход не должен быть ко всем одинаковым. Меня как руководителя с огромным опытом работы иногда хоть послушают, что тоже немаловажно. Но если один имеет моральное право не согласиться и отстоять свою точку зрения, то другой, у кого невысокие производственные показатели, на это не пойдет.

— Но ведь когда агрокомбинат решил строить животноводческий комплекс, то выбирали проект для него сами.

— В рыночных условиях на первом плане экономические критерии, один из которых — извлечение прибыли и снижение себестоимости продукции. Прежде чем браться за решение какой-либо задачи, нужно проштудировать свои финансовые возможности и последствия. Поэтому накануне строительства животноводческого комплекса проехали по Европе, посмотрели, какой придерживаются там технологии. Сошлись на том, что на комплексе будем применять технологию содержания скота на глубокой навозной подстилке. Почему? Потому что коврики вызывают болезнь животных. Одна ферма на навозной подстилке у нас уже работает, и довольно хорошо.

Мы все настолько пропитаны валовкой, что забываем об экономике. Сегодня не каждый руководитель скажет, какую выручку дает корова. Главное для некоторых — дать плюс, причем любой ценой. Производство фуража, например, до сих пор почему-то измеряется не энергией, а кормовыми единицами. Не можем мы со старым багажом идти в рынок.

— Один из предлагаемых путей преобразований АПК — введение свободного ценообразования. Насколько, с вашей точки зрения, это облегчит участь агрокомбината?

— Для нас это не существенно. Месяца четыре назад нам отпустили закупочную цену на 10 процентов, но мы по ней уже не можем продать свою продукцию, вынуждены делать скидки. Единственный выход — снижать себестоимость, иначе вытеснят конкуренты. Если бы я был хозяином, а не нанятым директором, кое-что делал бы по-другому.

— Например….

— Чтобы выполнить прогнозные показатели, приходится дополнительно строить птичники. Но возникают проблемы переработки. В первую очередь в нее нужно вкладывать деньги, так требует обстановка. Срок их окупаемости на переработке будет больше, чем при производстве продукции. Но в данном случае важнее удержаться на рынке.

— Он, как известно, слабых не терпит, требуя и определенного риска. А руководители от него практически не защищены.

— Здесь многие проблемы приходится решать самому, брать на себя ответственность, действуя по принципу: или пан, или пропал. Но когда пан, то вопросов не будет, а когда пропал? Где гарантия, что не было сговора? Поэтому руководителю нужно дать право риска. Без него в рыночных условиях работать невозможно. Вот лишь один из примеров. Всю продукцию мы раньше продавали по предоплате, а теперь приходится реализовывать с отсрочкой платежа. Доля риска на российском рынке большая. И в случае неудачи потом докажи, что не было личных интересов. Если государство доверило руководителю возглавить предприятие, то оно должно определить и механизм его защиты.

— Преобразования в АПК неизбежны. Чего вы от них ждете?

— Частично на этот вопрос я уже ответил, а еще — дожить до тех времен, когда на селе будет хоть небольшая безработица. Это тоже движущая сила. Одного сознания для решения производственных вопросов уже недостаточно. Каждый работник АПК должен ощущать на себе давление рынка.

Беседовал Анатолий ЦЫБУЛЬКО, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости