Где выгода от «шкурного интереса»?

УЗДЕНСКОМУ кролиководу Михаилу ЛАПОТКО не дают покоя мысли о будущем «ушастого» бизнеса на подворьях. Особенно волнует «шкурный интерес» неравнодушного хозяина подворья, где давно прописались симпатичные и доходные животные. Почему закавычиваем известное выражение? Да просто того негативного смысла, который обычно вкладывают в это словосочетание, в нашей ситуации... нет и в помине. Кроликовод Лапотко обратился в «БН» с просьбой рассказать, почему «шкурный интерес» узденских кролиководов скоро может и вовсе угаснуть...

Ценный мех, сырье местного выращивания, занятость сельского населения — аргументы за развитие кролиководства в частном секторе весомые. Но…

УЗДЕНСКОМУ кролиководу Михаилу ЛАПОТКО не дают покоя мысли о будущем «ушастого» бизнеса на подворьях. Особенно волнует «шкурный интерес» неравнодушного хозяина подворья, где давно прописались симпатичные и доходные животные. Почему закавычиваем известное выражение? Да просто того негативного смысла, который обычно вкладывают в это словосочетание, в нашей ситуации... нет и в помине. Кроликовод Лапотко обратился в «БН» с просьбой рассказать, почему «шкурный интерес» узденских кролиководов скоро может и вовсе угаснуть...

30 процентов дохода — в огонь!

Сам Михаил Михайлович не так давно вынужден был сжечь сразу несколько (!) мешков кроличьих шкурок. С горечью рассказывал мне об этом при встрече, но сначала — написал в «БН» о своей и не только проблеме.

«Куда девать кроличьи шкурки? Как сделать, чтобы эти полезные животные не исчезли совсем с наших деревенских подворий? — вопрошает в своем письме в редакцию Михаил Лапотко. — Когда-то юмористы со сцены озвучили известное изречение про «ценный мех и три-четыре килограмма диетического, легкоусвояемого мяса». Но нам, белорусским  кролиководам, сейчас не до смеха! Во многих странах мира ценится не только крольчатина, но и мех, и даже пух. Например, в Японии, США, Германии… А что у нас? Состояние кролиководства оставляет желать лучшего. Если судить по ситуации в Узденском районе, то у населения наблюдается значительное снижение интереса к приусадебному кролиководству. Даже, подметил я, опаска насчет разведения кроликов появилась. Ну не нонсенс ли? Ведь, по идее, для сельского населения, особенно пенсионеров, и для молодежи тоже — потенциальный источник дополнительного дохода, интересная и полезная форма занятости.

Нередко можно слышать о том, что есть у нас поддержка ЛПХ на самых разных уровнях. А по кролиководству?.. Из-за отсутствия в республике надлежащего рынка по сбыту шкурок кролиководы вынуждены по тридцать процентов своей прибыли выбрасывать в мусорные баки, сжигать… А если и удается сейчас что-то реализовать, то, как правило, за бесценок и сомнительным скупщикам, которые перепродают  ценное сырье в Россию… А сами разве не можем экспортировать?! В конце прошлого года на постоянно действующем семинаре руководящих работников Президент Беларуси Александр Лукашенко правильно обратил внимание на необходимость более эффективного использования местных видов сырья, в том числе кожевенного, пушнины. Полностью соглашаюсь с мнением главы государства, который заметил, что «огромные объемы сырья вывозятся за рубеж по низким ценам, а затем возвращаются в нашу страну уже в виде готовой продукции, в том числе шуб».

Михаил Михайлович отыскал статданные за 1995 год — тогда на белорусских подворьях содержалось 382 тысячи кроликов. Теперь же, судя по ситуации со «шкурным вопросом», рискуем занести кролика в своеобразную «красную книгу» вымирающих подворных животных?

— Не сгущаете ли краски, уважаемый Михаил Михайлович? — полюбопытствовала я при встрече с кролиководом-энтузиастом. — Чисто навскидку кажется — неплохо «живется» кролиководческому промыслу в Беларуси. И то же мясо диетическое неплохо востребовано, вон какая стабильно высокая цена на него держится!

— Это лишь на взгляд неглубокий, поверхностный! — парирует собеседник. — Со сбытом мяса дела идут еще более-менее, но две другие проблемы волнуют кролиководов, думаю, не только на Узденщине. Кроме сбыта шкурок, нас сильно беспокоит, что не на должном уровне решаются вопросы обеспечения частных кролиководческих хозяйств ветеринарными препаратами. Во многом из-за этого не удалось избежать в прошлом году, когда, по иронии судьбы, именно кролик был символом 2011-го, вспышки миксоматоза. Эпизоотия этого опаснейшего заболевания завершилась печально — массовой гибелью поголовья. Во многом потому, что завозимая из России вакцина малоэффективна, слабо «держит» иммунитет. А ведь у нас в республике есть Институт экспериментальной ветеринарии имени Вышелесского, Витебская государственная академия ветеринарной медицины, другие научно-исследовательские центры, структуры. Пусть бы разработали современную, действенную вакцину против миксоматоза! Я опасаюсь, что скоро кролики «уйдут с концами» — вслед за нутриями, которых сегодня на белорусских подворьях, в отличие от советских лет, практически не осталось...

Зачем «пиарить» кролика

А может, и не нужно спасать сегодня ушастого «кладезя» мяса, меха и пуха? От болячек многочисленных, проблем, которые одолевают исконный, типичный для Беларуси подворный промысел? Что, по большому счету, может дать кролиководство сегодня сельской глубинке, небольшим городам?

— Вот сейчас морозы чувствительные — неужто все белоруски разом облачились в норковые манто?! — слегка горячится Михаил Лапотко. — Понятно ведь, что покупательская способность не та, чтобы взять да и позабыть про кроличий мех. А на селе, считаю, первый аргумент за кролиководство — это реальный шанс с его помощью дать людям: кому — приработок, а кому — и основной бизнес. Чтобы втянуться в него, к слову, большого первоначального капитала не требуется. Кролиководство — выгодное, прибыльное, а главное — скороспелое, в плане реальной отдачи, дело!

Оказывается, то же местечко Узда до Великой Отечественной славилось своими мастерами-татарами. Они так искусно выделывали кожи, что до сих пор слава про мастеровых людей не заглохла окончательно. Но почему бы, рассуждает Михаил Лапотко, ремесленническую традицию не возродить, но только в несколько ином, современном, ракурсе?

— Есть же пустующие помещения, земельные участки, на которых можно кормовую базу строить, — говорит Михаил Михайлович. — Прежде по всей Беларуси во многих школах ребят сызмальства приучали за кроликами «ходить». Вот вам и приобщение к азам сельского бизнеса. Глядишь, потом молодой человек не в город подастся, а на малой родине осядет. Свое дело откроет!

Это — на будущее задел. А теперь... Не так много желающих приобщиться к разведению кроликов для собственного потребления, не говоря уже про налаживание небольшого бизнеса. Отчего так?

Кооператор ушастому не товарищ?

— Буквально с конца 2010-го и весь прошлый год маемся с этими самыми, как я их называю, «кожечками», — сетует Михаил Лапотко. — Прежде районные заготконторы отвечали за «собирание» с подворий кроличьего меха. Теперь эти структуры — в ведении райпо. И, на мой субъективный взгляд, судя по ситуации на Узденщине, фактически устранились заготовители от сотрудничества с частными кролиководами. Работают лишь на заготовку шкур КРС, не более.

В структуре доходов от ведения кролиководческого бизнеса «шкурная составляющая» — около 30 процентов. Нельзя сказать, что прежде, когда узденские заготовители еще брали шкурки у местных кролиководов, последние имели суперденьги на каждой «кожечке». Цена была всегда небольшая, но хоть какой-то стабильный сбыт. Впрочем, не скрывает Михаил Лапотко, и тогда находились хозяева, которые считали за лучшее просто выбрасывать шкурки, а не сдавать их по «смешной» цене. Не в этом ли корень нынешней проблемы? Не хотели сдавать — зачем тогда тем же кооператорам заниматься кроличьим вопросом?

— Мне, когда обращался в разные инстанции, приходилось слышать версии-мотивировки, почему не принимают у нас заготовители ценное меховое сырье, — рассуждает Михаил Лапотко. — И  что плохо принимает Витебский меховой комбинат, и что кооператорам невыгодно по экономическим соображениям заниматься именно закупом шкурок… Но уверен, выход найти можно! Простимулировать как-то сдатчиков, дать объявление, допустим, в районную газету с указанием всех требований к заготавливаемой продукции. Тогда и сотрудничество наладится…

А вот что отвечает на такое мнение кроликовода Галина ЛАМАКА, начальник отдела заготовок Узденского райпо:

— Да, действительно, в последнее время стало сложнее работать с кроличьими шкурками, но не потому, что кооператоры не хотят! Сложность — в высоких требованиях, которые предъявляются к качеству сырья на том же Витебском меховом комбинате. Они хотели бы брать сортовые шкурки, лучше вообще первого сорта. А у наших кролиководов такого товара не очень много. Второй, третий сорт, немало и так называемого фетра — фактически нестандартной шкурки. Она мало интересует меховщиков, их можно понять. Но и нам не очень-то выгодно насобирать сырья, которое потом очень трудно куда-то пристроить...

Галина Николаевна утверждает: Витебский меховой комбинат сегодня не берет фетр вовсе. Где же выход, кто поможет со сбытом узденским кролиководам?

— Уважаемый Михаил Михайлович вопрос проблемный ставит верно, но хотелось бы, чтобы он обращался сначала к нам, а не в газету, — дальше комментирует ситуацию Галина Ламака. — Мы же не отмахиваемся совсем от необходимости закупать такое сырье с частных подворий. Несколько лет назад работали по шкуркам, в том числе фетру, с коммерсантами, а также с гомельским ОАО «Снежинка». Но на нем, к примеру, тоже в последнее время нестандартные шкурки не принимали. Буквально недавно мы созвонились, вроде бы «Снежинка» снова заинтересована в поставках фетра. Будем стараться, одним словом, возобновить работу с кролиководами. Понимаем, что заготавливать местное сырье важно, но не все и всегда от нас зависит. В основном ведь наши кролиководы стремятся сбывать летние шкурки, то есть от животных не зимнего, более приемлемого с точки зрения мехового качества, убоя. И выделка тоже должна быть на уровне...

— Соглашусь, что проблема со сбытом шкурок есть, но то, что наши  не устраивают по качеству меховщиков, мягко говоря, не совсем верно, — высказывается другой узденский кроликовод Александр Вайцехович. — Хотелось бы большей ясности: кто и по каким требованиям должен забирать у нас шкурки? Я-то уже давно их не выделываю — бесполезно, раньше хоть и принимали, но цена никак не стимулировала. Если бы кооператоры настроились решительно, заинтересованы были брать у нас товар, то вместе с меховщиками поставили бы кролиководам жесткие условия. Будьте добры, товарищи, в лепешку расшибитесь, но обеспечьте основной «шкурный вал» первым сортом! А мы уж подумаем, как вас простимулировать. Согласитесь, копеечная цена за одну шкурку мало кого заинтересует...

Под жестким оком контролера-оценщика

На интернет-сайте Витебского мехового комбината в разделе «Каталог» перечислено немало мехов — дорогих и подешевле. Из них сделано много всяких одежек, головных уборов. Кролика нет. Неужели не в чести у витебских меховщиков?

— Наоборот, нам желательно бы кроличьих шкурок иметь еще больше, но если откровенно, лучшего качества, — поясняет «БН» Александр Пчелкин, экономист отдела снабжения РПУП «Витебский меховой комбинат». — Из кролика сейчас делаем шапки, полушубки. Скажу, быть может, жестко, но далеко не всякая шкурка пройдет строгую оценку наших контролеров. Видите ли, не каждый хозяин ЛПХ может «выйти» на продажу шкурки первым сортом. Для этого нужно правильно ее подготовить, особенно важно — грамотное прохождение периода сразу после убоя.

Тем не менее, пояснил Александр Пчелкин, комбинат сейчас напрямую работает с поставщиками сырья, но только с юридическими лицами. А хозяева ЛПХ к таковым не относятся, известное дело.

— Не берусь утверждать, что система потребкооперации совсем устранилась от заготовки шкурок кроликов, — рассуждает экономист. — Недавно Витебское райпо на нас выходило с этим предложением, Чашникская межрайонная база тоже заинтересована... Через какую-либо централизованную систему, вроде потребкооперации, меховому комбинату, конечно, сырье заготавливать удобнее...

Авторское резюме

Изучая ситуацию, не могла избавиться от стойкого ощущения... наличия разобщенности, несогласованности, несовпадения интересов. Вроде бы всем нужно, все хотят заниматься, но у каждого своя колея. Пересечься бы этим путям-дорожкам! Чтобы и кролики на подворьях не перевелись, и сельчанину было чем заняться, и шубы китайские из белорусского кролика потом не приходилось покупать. Между прочим, не рекламы ради — сама ношу с десяток (!)  зимних сезонов изделие отечественных меховщиков. Из оригинально выкрашенного кролика, который и греет неплохо, и с годами не лезет, не линяет...

Но для исправления описанной выше проблемной ситуации мало традиционного призыва — «купляйце беларускае!». Нужно заново отлаживать систему выращивания, заготовки, сбыта мехового сырья — по части кролиководства, во всяком случае. Может даже потребоваться мощная пиар-кампания доморощенных недорогих мехов типа кроличьего. Принес же определенный эффект аналогичный ход в отношении белорусского льна. Почему бы не раскрутить всем вместе кролика с его ценными пухом да мехом?..

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН».

Фото автора и Павла ЧУЙКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости