Где одинокому есть сердцу уголок

В Оршанском районе для пожилых людей создаются дома совместного проживания

В Оршанском районе  для пожилых людей создаются дома совместного проживания
БЕЛАРУСЬ была и остается социально ориентированным государством.  Это еще раз подчеркнул Президент на рождественском богослужении в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска: «Сутью политики станут дети и старики. Мы будем делать все, чтобы защитить человека, сделать его жизнь как можно более долгой и комфортной. За все время существования независимой Беларуси государство не отступало от этого постулата ни на шаг. Свидетельство тому — открывающиеся детские сады и школы, больницы и реабилитационные центры, внедрение все новых и новых форм семейной и социальной поддержки. Сегодня мы открываем рубрику «Государственная забота», где покажем это на ярких примерах. 

Социальные работники Лариса АНИКЕЕВА и Наталья МАРКЕВИЧ со своими
подопечными— Владимиром БЕЛЯНКО и Николаем ЖАДЬКО.

МАШИНА Оршанского территориального центра социального обслуживания населения мотает километры по проселочным дорогам. Пробегают мимо небольшие деревушки. Мы забираемся все дальше и дальше от Орши. Вместе с заведующей отделением социальной помощи на дому Оксаной БАБЕЕВОЙ и инспектором по основной деятельности отделения Ириной КУЛИК едем  знакомиться с организацией сравнительно новой формы социальной помощи одиноким пожилым людям — домами зимовки. 

НЕСМОТРЯ на то что соцзащита только апробирует этот вид работы, в Оршанском районе дома зимовки появились одними из первых в республике — еще в 2008 году. С тех пор благодаря им в районе вместе пережили холода 18 человек. Этой зимой открыто два таких дома — в каждом проживают по два человека. 

Вот и пункт нашего назначения — деревня Мацново, что в 30 километрах от города. Здесь вместе коротают зиму Владимир Белянко и Николай Жадько. Оба одинокие — ни семей, ни детей. Хозяева с соцработником Ларисой Аникеевой встречают нас на пороге. Гости в такую пору здесь редкость. 

— Это раньше Мацново была деревня хоть куда! Сейчас пустует. На лето приезжают дачники — дети местных, кому после смерти родителей дома в наследство остались. На праздники религиозные — на могилы к родителям. Я со всеми дружу, всех ведь с детства знаю. Чужие люди дома в таких местах не покупают — им поближе к цивилизации надо, — докладывает обстановку Владимир Белянко. 

А зимой на всю округу — лишь Владимир Алексеевич с Николаем  Григорьевичем. И за сторожей, и за старост деревни.  

Как возникла идея на зиму объединяться? Так случилось, что Николай Григорьевич живет в квартире без отопления. Прежде его дом отапливался благодаря котельной. Потом она вышла из строя. Газом из баллона квартиру не согреешь, печку на втором этаже не установишь. Вот и приходится на время холодов искать прибежище, а с наступлением тепла перебираться к себе в соседнюю деревню Лесуны. 

А в доме у Владимира Алексеевича и печка, и телевизор, и холодильник — все условия для жизни. Только вот он один на всю деревню — и поговорить не с кем. Так что компаньон просто необходим. Так и коротают старики вместе уже вторую зиму. Сдружились. Поэтому и летом нет-нет да и придут друг к другу в гости, приветы через соцработников передают, справляются о здоровье.  

Оба — коренные сельчане, трудовые люди. Владимир Белянко работал в Толочине трактористом — занимался мелиорацией. Николай Жадько — животноводом в совхозе. И сейчас без дела сидеть ой как не любят. И не сидят. Конечно, поспать зимой можно подольше, делятся мужики, но потом и печь натопи, и еду приготовь. По возможности стараются все делать сами, не сваливать самое сложное на женские плечи соцработников: «Лопату в руки — и снег чистим. Дрова потихоньку колем, из поленницы перетаскиваем на веранду, но без напряжения, чтобы здоровье не подвело. Воду из колодца носим». 

Если погода хорошая, вместе можно прогуляться до развилки, где начало деревни, — сюда приезжает автолавка. Для нее сельсовет и дорогу чистит. Но это, если чего-то вдруг захочется, а соцработнику не заказали. Да и с продавцами не преминут пообщаться. 

Вечера коротают перед телевизором. Кроссворды разгадывают, газеты просматривают. Еще одно развлечение — покормить куропаток, которые в этих местах, как куры, почти одомашнились. Птица осторожная, но деревня тихая, машины редко заезжают, так что двоих мужчин, зимующих здесь, куропатки за своих держат. Могут и в хату прийти. Да и зайцы усадьбу не обминают. Иногда прискакивают погреться на веранду, полакомиться, чем хозяева угостят. Как-то приохотились к хозяйской капусте — насилу отвадили.

Места здесь удивительные, гордятся местные жители, считай, заповедные. Осенью можно охотников встретить. Речка рядом. Раньше криница была, сейчас заросла — людей-то нет, некому к ней ходить.  

Еще один немаловажный плюс от совместной зимовки — экономия. Дрова в складчину закупают. Обычно прицеп дров обходится в 600—800 тысяч рублей, но на местной лесопилке соцработники договорились брать обрезки, они дешевле более чем в два раза. Питание — тоже на двоих. И соцработник один. Дважды в неделю приходит. Продукты приносит, убирает в хате, другую необходимую помощь по хозяйству оказывает. 

Если нужны еще руки, например, дрова из машины выгрузить, ремонт нехитрый выполнить — из соцработников собирают мобильную бригаду. На «подхвате» всегда Наталья Маркевич, другие коллеги — вот такая взаимопомощь. 

– МУЖИКИ непьющие, работящие, правда, «в возрасте», здоровье пошаливает: то давление подскочит, то еще что. Раньше Владимир Алексеевич курил, а теперь бросил — вредно. Уже пять лет как сигаретами не балуется, — улыбается соцработник Лариса Карловна. — Продукты заказывают — деньги пополам. А вообще, они в еде неприхотливые: батон, хлеб, колбаса. В погребе закатки собственного производства, со своего огорода, картошка опять же.

Самые переборчивые из «зимовщиков» — коты, которых здесь два. Один — хозяйский, Владимира Алексеевича, другой — соседский. Поселился здесь, когда его хозяйка умерла. Коты между собой, как и люди, живут мирно. Мышей ловят. А вот колбасу не всякую есть станут, предпочитают кровяную. 

— Добавки везде, химия, — вздыхают мужики, — лучше свои продукты есть, собственного производства. 

В общем, совместное ведение хозяйства пришлось сельчанам по вкусу. И веселее так, и помощи есть от кого ждать. Уже подумывают Владимир Алексеевич с Николаем Григорьевичем козу вместе купить — молоко у нее для здоровья полезное. 

— Такие формы работы востребованы в основном в отдаленных деревнях, — объясняет Оксана Бабеева. — Все вопросы по организации домов зимовки берут на себя соцработники. Они находят кандидатов — кому как не социальным работникам знать условия проживания пожилых людей, их физические возможности? Договариваются, агитируют, рассказывают о плюсах и минусах. Но многих и уговаривать не надо: сарафанное радио работает.

Сразу, вспоминают, как и в любом начинании, было тяжело: набрать людей, уговорить. Стеснялись некоторые. Сейчас многие сами хотят. И не только одинокие. Даже если у детей есть возможность приезжать к родителям раз в неделю, остальные дни они проводят в одиночестве. А так всегда рядом живая душа. 

— Мы постепенно приучаем людей к мысли, что соцработник — нормальное явление даже в семьях, где старики живут с детьми, — продолжает Оксана Аркадьевна. — Ну сами подумайте: дети целый день на работе. А если пожилому человеку помощь нужна? Например, покормить, или на пол человек что-то пролил? А для одиноких пожилых людей, кроме домов зимовки, у нас есть и другие формы работы — это и патронатные семьи, которые помогают старикам по хозяйству, и приемные, когда пожилые люди перебираются на постоянное место жительства в семью, где их рады принять. И гостевые семьи — куда стариков приглашают в гости, на праздники.

Старики не очень любят переезжать к детям в городские квартиры, даже просто на зиму. Куда приятнее им жить или в своей же деревне, или по соседству. Можно при необходимости и дом свой проведать, да и вокруг все родное, привычное.  Один дом зимовки в Высоковском сельском Совете работал четыре года, пока одна из бабушек не умерла. Старушки сдружились крепко, очень были довольны этой формой работы. 

Вот и Владимир Белянко, несмотря на то, что один в деревне, перебираться никуда не думает. Лучше своей хаты и быть ничего не может. «Пока сила есть, ноги ходят — никуда меня из моей деревни не сдвинешь», — непреклонен он. 

Именно поэтому и стараются соцработники пропагандировать такую форму совместной зимовки. Чтобы пенсионерам комфортнее было, чтобы не срывались они с насиженных мест.

В ТЕМУ

Сегодня в территориальных центрах социального обслуживания населения страны на учете состоит более 1,8 миллиона человек. Наиболее востребована социальная помощь на дому, которую оказывают почти 88 тысячам пожилых людей. 

Все чаще появляются новые формы социальной защиты нетрудоспособных, особенно одиноких. В 2015 году в республике действовали 73 дома зимовки, 52 дома самостоятельного и сезонного проживания, 87 приемных или гостевых семей для пожилых людей, 161 патронатная  семья. Продолжают развиваться такие услуги как помощь сиделок, санаторий на дому, социальные услуги по месту краткосрочного проживания пенсионеров, возможность социальной передышки для семей, где проживают инвалиды. 

bolshakova@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости