Где обитает дух здравого смысла?

Нынешнее состояние политической философии на постсоветском пространстве проникнуто духом здравого смысла...

Нынешнее состояние политической философии на постсоветском пространстве проникнуто духом здравого смысла. Никаких тебе идеалистических конструкций вроде приснопамятной "дружбы народов" или "пролетарского интернационализма". Все должно быть оценено, рассмотрено и подано в категориях ясных и недвусмысленных, на основе прагматического подхода. Этот самый прагматический подход превратился в новые теоретические святцы, куда заглядывают всякий раз, когда надо определиться с тем или иным вопросом. Такое чувство, что тень великого европейского прагматика князя Бисмарка встала во весь свой гигантский рост и над Восточной Европой.


Сам по себе прагматизм, если упрощенно, это единственная оригинальная американская философская конструкция, призванная дать предпринимательским США собственное теоретическое обоснование. Дух здравого смысла, практицизма, отказ от ненужных умствований вроде экзистенциальных поисков самого себя и своей сущности, утилитаризм, то есть выдвижение на первый план соображений практической пользы, ясно видимого, ощущаемого результата, - вот особенности этого подхода в сфере сознания.


Не надо, конечно, думать, что прагматизм сам по себе - изобретение и принадлежность исключительно американцев. Как политическая философия он был широко распространен и в Европе. Упомянутый Отто фон Бисмарк, немецкий канцлер, его деятельность - тому блестящее подтверждение. Именно он, прусский юнкер, замечал, что интересы Пруссии - превыше всего и ему глубоко наплевать на иные точки зрения, иные позиции и аргументы иных сторон. Когда его спрашивали во время того или иного конфликта, на чьей он стороне, он всегда говорил: "Я на стороне Пруссии, а эти ребята пусть убивают друг друга как можно больше и дольше".


Российская и белорусская политическая философия традиционно основывалась на иных, не прагматических ценностях. Перелистайте еще раз Достоевского, Толстого, Чехова, Тургенева, Розанова, Соловьева - прагматизма и близко нет. В основе умствований все те же прекраснодушные, отвлеченные категории вроде истины, красоты (которая, как известно, спасет мир), добра, правды.


Советская политическая практика при всей ее скованности марксистско-ленинскими теоретическими скрепами была идеальной по духу и сути. Одна идея коммунизма чего стоит, да еще мир во всем мире. А вспомните, как вытирал слезы генсек Леонид Брежнев, принимая вызволенного из тюрьмы чилийца Луиса Корвалана. А как советская детвора жалела бедных, загибающихся от эксплуатации негров? Скажут: вот она, "совковость", вот оно, следствие оболванивания широких народных масс. Не все так просто. Да, была манипуляция общественным сознанием (а где и когда ее не было?), да, идеализм был специфическим, встроенным в систему идеологических предпочтений (а где было и есть по-другому?), но была искренность, была та правда чувств и поступков, о которых мечтали и Достоевский, и Толстой. И советский народ, кстати, был вовсе не абстракцией, а высоким продуктом этой самой идеальной системы взглядов.


Нынче, когда наш мир в очередной раз перевернулся и этот процесс назвали искусственным словом "перестройка", идеальные конструкции советского времени (и не только его) преданы забвению, признано, что спасти мир и нас всех может все тот же прагматизм. Политика выстраивается соответствующая, лозунги формулируются на основе все того же здравого смысла. В карьерную гору пошли воспитанники Кембриджа, Оксфорда, и не потому, что там образование качественнее, а в связи с философией прагматизма, господствующей в этих стенах. И на отечественном телевидении задают тон передачи, интервью, нацеленные на то, чтобы научить непрагматичных белорусов "считать время", "делать деньги" и т.д. Господствует желание строить отношения по западным лекалам, на основе достижений западноевропейской, американской политической философии, и, учитывая кризис национальной мысли все с той же правдой и красотой во главе иерархии ценностей, это на первый взгляд правильно.


Помните, как известного футбольного тренера Э.Малофеева упрекали за непонятное словосочетание "искренний футбол"? А наш известнейший политик, который упорно выстраивает свое понимание ценностей на основе все той же искренности, приоритета моральных критериев, разве не противоречит этому общему прагматическому подходу? Скажут: а что общего между футболом и политикой? Одно можно назвать с ходу: ментальность, которую не выкорчуешь никакими заокеанскими теоретическими стандартами. Вспоминается американский профессор, читавший лекции нашим студентам по праву. Его пригласили в Брестскую крепость, и он стал там традиционно фотографироваться. Возле памятника "Жажда" - улыбка во весь рот и поднятая рука в приветствии. Возле Холмских ворот - улыбка еще шире и радостные восклицания в видеокамеру. Но ведь это - мемориал, по сути, кладбище. Чего ж улыбаться, глядя на ту же каску, с которой боец ползет за водой? Осталось спросить, сколько стоит и мемориал, и эта каска. Спасибо, что не спросил. Специфика нашей исторической памяти, нашей ментальности, наших традиций формирует определенное (национальное) понимание не только прошлого, но и настоящего. Оно не лучше и не хуже иного восприятия, но оно - иное. Но дело не только в ментальности.


Недавно Президент после просмотра фильма "Брестская крепость" рекомендовал авторам подарить копию картины политическому руководству России. Жест понятен: общая борьба против врага - это не только историческое полотно в музее или в кинозале, не скучные манускрипты, не академические словопрения. Это - живая ткань современности, в которую вплетены и те, кто ушел, и те, кто живет ныне. Да и будущим поколениям не избежать того же отношения к этому трагическому предмету. В контексте событий прошлого, как отдаленного, так и вчерашнего дня, нынешние призывы из Москвы к выстраиванию отношений исключительно на прагматической основе вряд ли осуществимы.


Скажут: жизнь жестока, и те, кто в основу угла ставит не идеальные, а вполне реальные, конструктивные идеологемы, всегда выигрывают. Полагаю, что все же прагматизму принадлежит  пусть и важное, но не исключительное место в системе отношений между людьми и государствами. Вспомните Махатму Ганди, его "соляной поход", его борьбу за независимость Индии, ее объединение. Он осуществил то же, что и Бисмарк, объединил, освободил страну. Но принципиально иными средствами, вовсе не "железом и кровью", а все той же "правдой и истиной", лишь в иной национальной транскрипции. А Конфуций? Разве его и нынешнего "главного идеолога" великой страны можно назвать прагматиками? Да и Эдуард Малофеев добился своим "искренним футболом" выдающихся успехов, несмотря на весь скепсис прагматиков. Это и к тому, что пусть будет прагматизм - как без него. Но одним прагматизмом исчерпать все богатство и нашего общего прошлого, и нашего настоящего нельзя. Нет таких весов, которыми можно было бы взвесить пролитую нашими предками кровь, нет таких весов, где можно было бы уместить такие наши общие достижения, как культура, язык. Вообще говоря, быть прагматичным - это вовсе не значит ходить с калькулятором и все время справляться с таблицей умножения. Тот прагматик, который в программу своих действий внесет факторы и иного, пусть идеального порядка, только выиграет. В противном случае проиграем все мы.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...