Где лежат деньги

Покупатель сегодня очень неохотно расстается с деньгами. Привередничает. Не бросает, как еще год назад, в корзину все, что попалось на глаза, а сверлит взглядом каждый ярлык, соизмеряя цену и качество товара с содержимым своего кошелька. Примерно то же происходит и на международных рынках. Первые звоночки с российского прозвенели еще в прошлом году, когда Россельхознадзор проверил белорусские пищевые предприятия и предъявил новые, более жесткие требования к качеству продукции...

Покупатель сегодня очень неохотно расстается с деньгами. Привередничает. Не бросает, как еще год назад, в корзину все, что попалось на глаза, а сверлит взглядом каждый ярлык, соизмеряя цену и качество товара с содержимым своего кошелька. Примерно то же происходит и на международных рынках. Первые звоночки с российского прозвенели еще в прошлом году, когда Россельхознадзор проверил белорусские пищевые предприятия и предъявил новые, более жесткие требования к качеству продукции. На многих предприятиях поняли: иные реалии стучат в дверь, нужно соответствовать. Молочные заводы и мясокомбинаты закупили тестовое оборудование, стали тщательнее подбирать сырье. Более жесткие требования деловых партнеров фактически послужили хорошим стимулом для развития. Стратегия правильная. Через несколько лет страна станет получать 7 миллионов тонн молока в год. Это почти вдвое больше, чем нужно нам самим. Спрос на продовольствие в мире будет только расти, но вместе с ним — и конкуренция. Выиграет тот, кто предложит безупречное качество по разумной цене. Важно, чтобы это понимали не только в Министерстве сельского хозяйства и продовольствия, в коллективах предприятий–экспортеров, но и на каждой ферме. Только кажется, что халатность одной отдельно взятой доярки никто и не заметит.


Заметят! И аукнется она не лучшим образом. Возьмем, к примеру, ситуацию конца апреля, когда 6 молочных заводов приостановили экспорт в Россию. В Москве протестировали партию наших сыров, масла, сухого молока: нашли следы тетрациклинов. Остатки антибиотиков в пищевых продуктах — грубейшее нарушение санитарных регламентов. В итоге на «скамейке запасных» оказались березинские, клецкие, слуцкие, светлогорские, калинковичские и мстиславские молочники, отгружавшие соседям от 35 до 70 процентов своей продукции. Нам столько не съесть. И склады лопнут. Сейчас Минсельхозпрод экстренно ищет дополнительные рынки сбыта в Украине, Казахстане, Молдове, Узбекистане, Грузии, Азербайджане и в дальнем зарубежье.


И все же: наши молочники стали жертвой «торговой войны» или нет дыма без огня?


Атака рейдом


На фермы и молочные заводы по приказу министра сельского хозяйства и продовольствия С.Шапиро отправились рейдовые группы. Проверяют все: от качества мойки цистерн и молокопроводов до содержимого аптечки ветврачей. Предварительные результаты — живая картинка к словам Президента в Послании белорусскому народу и Парламенту о том, что только дисциплина и порядок, самоотверженный и вдумчивый труд каждого на своем рабочем месте помогут нам выйти из кризиса и обеспечить благополучие страны.


Из 120 поставщиков сырья на Калинковичский завод сухого обезжиренного молока и Светлогорский молочный три вводили больным коровам антибиотики и при этом нарушили правила содержания и дойки хворающих животных. Молоко сливали в общий котел. Оправдание: в одном из хозяйств не было ветврача, в двух других — элементарной дисциплины. Всех наказали, контроль ужесточили. Но результат не перепишешь: два крупнейших экспортера молокопродуктов Гомельщины спешно ищут новые рынки сбыта. На восстановление репутации в России уйдет не один месяц.


На Минщине следа антибиотиков в молочных продуктах эксперты не обнаружили. По словам директора Миноблмясомолпрома Сергея Криштафовича, продукцию слуцких, березинских и клецких переработчиков беспрепятственно пропустили ветслужбы на границе. Имеются протоколы тестовых испытаний. На повторные проверки в Москву заводы не приглашали. Это, конечно, некорректно. Однако то, что увидели проверяющие Минсельхозпрода в СПК Минщины, тоже дает мало поводов для оптимизма.


Слабое звено


В день, когда эксперты приехали на Борисовский молочный комбинат, почти три тонны сырья одному хозяйству района вернули: лаборанты обнаружили в молоке остатки средств, которыми промывают молокопроводы, от другого приняли продукцию вторым сортом. На языке цифр это означает, что в одном случае сельхозпредприятие в одночасье потеряло несколько миллионов рублей, другое заработало на 150 рублей меньше на каждом отгруженном на завод килограмме продукции. Причем для Минского областного унитарного сельхозпредприятия «Старо–Борисов» (именно в его партии молока нашли следы моющих средств) это уже шестой возврат продукции за месяц!


У нас частенько сетуют, мол, молоко, добытое ценой титанических усилий, стоит, как литр минералки. Но, право слово, нынче для сельчан созданы максимально выгодные условия. Литр молока высшего сорта стоит почти на треть больше, чем в России. 650 рублей против 450. Лучшие СПК при этой цене имеют до 30 процентов рентабельности. Такие барыши промышленникам только снятся. Не секрет: сыры и масло у нас почти вдвое дороже, чем в России. Но, покупая эти продукты, мы осознаем: надо поддержать отечественного производителя. Он нынче главный. Настораживает другое: в отдельных случаях наша любовь к аграриям безответна.


Так или иначе, но в «Старо–Борисове» не сделали никаких поправок на кризис. Качество молока снизилось вдвое. На ферме Житьково в «Старо–Борисове» слесаря, который должен неусыпно следить за состоянием молокопровода, замещает... тракторист. Вместо 10 доярок работают 8, да и на тех трудно положиться. Особенно в первую неделю после зарплаты... А фермам уже больше двух десятков лет. Обслуживание устаревшего оборудования требует особого усердия. Но вот один из примеров такого «усердия»: моющее вещество, предназначенное для наружных работ, доярки использовали для промывки молокопровода. Объяснили, что невнимательно прочитали инструкцию. Шрифт был мелкий... А на ферме титаны для подачи горячей воды работают на дровах. То есть качественно промыть молокопровод после такой оплошности невозможно. Молоко ферме вернули. В итоге хозяйство с начала года недосчиталось 30 миллионов рублей. Месячной зарплаты трех ферм. Кто виноват?


Хорошо б уметь считать


В другом хозяйстве Борисовского района, оказавшемся в числе аутсайдеров, в СПК «Замошье», по мнению Александра Мазалева, главного зоотехника отдела животноводства Минсельхозпрода, есть все условия для получения молока высшего качества. Пастбища тучные, оборудование ухоженное. И тем не менее в день проверки партию продукции сдали вторым сортом, выручив вместо 650 рублей за килограмм всего 327. А хозяйству этому, к слову, каждый литр обходится в 763 рубля. С такой экономикой сельхозпредприятие уже задолжало заводу с начала года более 300 миллионов рублей. Теперь и «Замошье», и «Старо–Борисов» заставят дела поправить. Однако виданное ли дело — рулить каждым нерадивым хозяйством из Минска?

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
I.M.
Российский Минсельхоз получил задачу развивать собственное сельское хозяйство. И первым шагом на пути реализации этой задачи стала как раз "зачистка" своего рынка от сильных конкурентов. Зайдешь в московский магазин, и тебя сразу неприятно удивляет цена на импортный сыр или молоко, которая вдвое больше чем на российский. Даже в "Пятерочке", дискаунтере, рассчитаном на граждан со средним достатком цены на импортную "молочку" достаточно высокие. Я не говорю о других продуктовых сетях. <br /><br />Но тут есть, над чем задуматься, и самим белорусам. Судя по репортажу, не каждое белорусское хозяйство стремиться улучшить качество своей продукции, зарекомендовать себя, как надежного поставщика продуктов на внутренние и внешние рынки. Возможно, стоило бы ужесточить контроль за поставляемым молоком, прочими продуктами из хозяйств, но при этом, повысить закупочные цены. Тем, кто достоин, нужно платить много. Пускай увеличивают оборотный капитал, больше денег дояркам, зоотехникам платят, улучшают жилищные условия работников, премиируют достойных, наконец. <br /><br />700 белорусских рублей - это ничтожно малая цена за качественный продукт. Но опять же, продукт должен быть первосортным и отличным. Тогда за него нужно намного больше платить. Уверен, что и потребители к этому отнесутся с пониманием. За качество нужно платить. На то оно и качество:)
Влад
Обычное вытеснение конкуренов с рынка! Война не объявленная шла и идет, и будет идти дальше, В России молокопродукты сплош фальсификат. А на Украине 90 процентов фальши. Никто свое не смотрит не проверяет, потому что все проверяющие своё - куплены. Полный бардак!  Хотя согласен надо стремиться к лучшему, и туту война России против Беларуси это благо потребителям всех стран. Беларусская молчка самая лучшая в восточной европе. Даже Эстонцев побили на мой взгляд
Елена
Боже, какая наивность! :)
АЮВ
Аэлита! Вы так хорошо всё описали в статье. Прям Шолохов с его "Тихим доном" отдыхает. Воочию вижу как Вы в 4 утра идете на первую дойку. Потом за статью. Затем в 12 идете за 4-6 км. на вторую дойку. Потом опять к компьютеру. Потом в лабораторию - проконтролировать качество того, что надоили. И опять за статью. Не жалея себя. Ни минуты отдыха. Куда там Павке Корчагину. Главное дело. Которому служишь. Ну это я так, к смеху. А и вправду - были ли вы хоть раз на молочной ферме? Ну ни доили, конечно, а просто присутствовали? От начала и до окончания? Или журналистская профессия этого не придусматривает? Вот вам вопрос. Ни о цене. Ни о качестве молока. Там впросов больше чем надо. Это предмет отдельного разговора. Хорошо б уметь считать. Правда? Сдавая 30 тонн молока в день даже по 327 руб. я должен получить от молокозавода около 10 млн. руб. Вопрос - я их получу? Ну, знатоки. Минута обсуждения пошла. Ответ - нет. Может быть я их получу на следующий день? Ещё минута пошла. Ответ - нет. Уже 20 млн. руб. мне должен молзавод. Вопрос знатокам. Когда я получу СВОИ деньги? Ладно, пусть Волянюк разбирается. Я беру кредит на выплату зарплаты или ещё на что, плачу по нему проценты. В тоже время молзавод кормит меня завтраками. Месяцами. Волянюк! А не логичнее чтоб мол (мясо) комбинат брал кредит, платил по нему проценты но расчитался со мной. Или 28 хозяйств берет кредит или один. Во-первых развязывается цепочка неплатежей. Во-вторых почему Я (молокосдатчик) должен лезть в долговую петлю, а не тот кто мне должен? Расчитайтесь со мной. Я что требую чего-то из ряда вон. Незаконного? То-то. Политика, однако.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?