Гандбол – не шахматы, а игра на выживание

Интервью с Александром КАРШАКЕВИЧЕМ

В минувшем сезоне гандболисты столичного СКА выиграли Кубок вызова, третий по значимости трофей в европейских турнирах. Сейчас минчане близки к очередному прорыву, но уже в Кубке ЕГФ, где им остался всего один шаг до выхода в групповой этап. Об этом и не только мы беседуем со старшим тренером армейцев, олимпийским чемпионом Александром КАРШАКЕВИЧЕМ.

Интервью с Александром КАРШАКЕВИЧЕМ


— Можно ли сказать, что недавняя победа над опытнейшим польским «Гурником» стала для молодого СКА знаковой?


— Однозначно не отвечу, но то, что работа тренерского штаба в новом сезоне уже дает результат и наша молодежь мужает, очевидно. Ведь в прошлом году нас покинули три бесспорных лидера: Пуховский, Шилович и Титов. Без них, признаю честно, пройти очень сильного «Гурника» было не так-то просто.


— А как ты охарактеризуешь следующего соперника — сербскую «Войводину»?


— Слабых клубов на этом этапе не бывает. И то, что брестский БГК им. Мешкова недавно разгромил «Войводину» в sena-лиге, еще ни о чем не говорит. У сербов могла не пойти игра, это был не их день, были травмированы лидеры и т.д. Могло быть множество разных обстоятельств, поэтому нельзя судить об истинном потенциале этой команды по одному матчу. К тому же Кубок ЕГФ — это куда более ответственный турнир, чем sena-лига: здесь все выкладываются по полной, идут, как на последний бой. Выход в групповой раунд кубка — это и престиж, и гарантированный календарь, и вообще европейские смотрины. Поэтому шансы в игре с балканцами оцениваю как пятьдесят на пятьдесят.


— А есть ли у нашей сборной, выступившей на двух подряд топ-турнирах, шансы дебютировать и на Олимпиаде в Рио?


— Они есть всегда, но их нужно реализовать. И тут очень многое будет зависеть от состава отборочной подгруппы, от умения тренерского штаба подвести подопечных к пику формы, от состояния лидеров, в первую очередь Сергея Рутенко, которого в последнее время постоянно донимали травмы.


— Не рановато ли завязал с гандболом твой сын Максим, ведь был на первых ролях в СКА, да и в сборной не затерялся?


— Человек – хозяин своей судьбы. У него были личные причины, да и травма спины беспокоила. Но гандбол – не шахматы, это очень травматичный вид спорта. На нашем уровне абсолютно здоровых игроков не бывает.


— И твоя прогрессирующая хромота тому доказательство. Не жалеешь, что в свое время отказался от операции, в чем тебе, кажется, была готова помочь вся спортивная общественность страны?


— У меня сейчас воспалился ахилл. Ходил на днях по этому поводу в НИИ травматологии и ортопедии. А в ближайшие месяцы имплантат все-таки поставлю, уже решился на эту операцию.


— С супругой Светланой, бывшей гандболисткой, не делишься своими проблемами по работе?


— Она всегда в курсе моих дел, ходит на игры. Иногда мы спорим, ругаемся, но всегда приходим к консенсусу. Правда, теперь Света в недоумении от того, что ее супруга перестали брать на зарубежные матчи армейцев в Кубке ЕГФ и Балтийской лиги. Меня уже и игроки подначивают. Говорю всем, что руководству клуба виднее, кого посылать на игры — тренера или чиновника…


— С удивлением узнал, что лучший левый крайний игрок планеты двадцатого века, порой вытворявший на площадке цирковые номера, не умеет плавать…


— Просто в детстве судороги сводили в воде ноги. А однажды на моих глазах утонул парень, и, как позже выяснилось, именно по этой причине, из-за судорог. Возможно, это чисто психологический барьер. Хотя под водой, топором, передвигаюсь очень быстро — шучу, конечно.


— Если б не гандбол, где бы еще мог проявиться талант Каршакевича?


— Скорее всего, в футболе. В школе занимался в секции. СКА, к слову, дружил с золотым «Динамо», с которым постоянно пересекались в «Стайках». Как-то к нам заглянул на тренировку Эдуард Малофеев, а мы в это время играли в футбол. Посмотрел на мой дриблинг и вполне серьезно предложил перейти в его команду. Но я отказался, к тому времени уже был чемпионом мира и серебряным призером Олимпиады в Москве-80.


— Со Спартаком Мироновичем ты уже вместе как игрок и тренер 38 лет. В чем все-таки секрет спортивного долголетия мэтра мирового гандбола, воспитавшего восемь олимпийских чемпионов?


— В трудолюбии и самозабвенной любви к своему делу. Для него пропустить тренировку равносильно катастрофе. Спартака Петровича даже тяжелые хвори если и останавливали, то лишь на время. К тому же, как он говорит, молодежь еще больше аккумулирует его силы.


— Без двух лет двадцать «под крылом» Мироновича, два года — главный, пять лет — старший тренер национальной сборной. А нет ли желания возглавить какой-нибудь клуб зарубежья?


— Нужно было оставаться в Германии, когда играл там в 1991—1993 годах. Хотя и в 55 лет, думаю, еще не поздно. Опыта предостаточно, но пока нет предложений. Причем необязательно из-за границы и не главное — финансовая сторона контракта.


— О безденежье армейцев в советские года ходили разные истории, не расскажешь хотя бы парочку?


— Да, лучший клуб мира приезжал в «Стайки» на добитом пазике. А на матчи чемпионата СССР в Каунас мы и вовсе добирались на автобусе из «каменного века». Затрудняюсь назвать его марку, но сзади около мотора постоянно сидел второй водитель со шлангом и ведром, то ли солярки, то ли воды.


— Затянувшаяся до неприличия реконструкция спортивного манежа в Уручье — это, как я понимаю, своего рода отголосок тех лет и той несостоятельности?


— Как нам пообещали, в мае 2015 года наш родной дом будет введен в эксплуатацию. Хочется верить, что этот срок окончательный.


— До сих пор не пойму, почему шесть лет назад на ровном месте было создано минское «Динамо», почившее в прошлом сезоне, а не раскручен самый брэндовый игровой клуб всех времен и народов — СКА?


— Нам хотя бы половину или треть вложенных в его легионеров миллионов долларов, мы бы и в Лиге чемпионов уже «пошумели». Но этот вопрос лучше адресовать тогдашнему руководству Минспорта, спортобществ «Динамо» и Вооруженных Сил.

Константин БЕЛОУС

kbelous@mail.ru


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...