Футбол у «Ручья»

Зачем футбольному Минску столько команд?

Где–то из–за туй слышалось фанатское скандирование: «Белшина» — жемчужина футбола». Девушка с папкой в руках металась вдоль общежитий и колледжей с заборами, не понимая, как попасть на стадион РЦОР между бесчисленными площадками на Семашко, где юные курсанты делают свой последний шаг на пути к получению автомобильных прав, и замершим в вечности долгостроем–паркингом на переулке Софьи Ковалевской. «Пойду на голоса», — резюмировала она, то же пришлось делать и мне. Каких–либо заметных обозначений стадиона попросту не было.

В субботу на улице Семашко, 9 в Минске давали перволиговый блокбастер. Рвущийся в элитный дивизион «Энергетик–БГУ» принимал «Белшину». Примерно 220 человек жарились в 14.00 на трибунах стадиона, который знавал лучшие времена. По пасторальным видам с трибуны на многочисленные заросли «Ручья» (соседняя остановка так и называется) и когда–то футлярного цеха «Горизонта», где в 1972 году случилась одна из наиболее печальных минских катастроф в послевоенные годы, стадиончик мог бы посоперничать с «Трактором». Футбол смотрели тихо, лишь пятерка ребятишек, пища, поддерживала «Энергетик–БГУ», да сотня ультрас «Белшины» заводила не всегда политкорректные кричалки. Вдали задумчиво тянулись грузовые железнодорожные составы на Брест.

Сыграли 2:2, и трио претендентов, включающее также мозырьскую «Славию», осталось стоять в таблице плечом к плечу. И вот что подумалось, глядя на стадион, мяч с которого улетал то в овраг, то в кусты: наверное, хватит Минску команд в высшей лиге. Нет, ничего не имею против «Энергетика», который показал более осмысленный, чем гости, футбол, веером разворачивая контратаки на глазах VIP–посетителей: Сергея Боровского и Виталия Родионова. Но, к сожалению, это очередная команда без роду, без племени, без поклонников. Да, в Лондоне, Валенсии или Лиссабоне есть и маленькие команды, которые находятся в тени больших: «Миллуолл», «Леванте», «Белененсеш». Но все же каждая из них имеет свою богатую историю и многие тысячи своих болельщиков. А вот постсоветская история знает примеры печальнее. «Да, у нас в клубе, может, и бардак. Та же памятная агентская история бесследно не прошла, — говорит один из фанатов бобруйского клуба. — Но у нас город с традициями, и поверьте, как только команда начнет играть, народ подтянется».

«Энергетику» похвастаться нечем. На стадионе не было даже примитивной лавки с кофе, не говоря уже о кафе (а вода в тридцатиградусную жару была бы очень кстати) и развлечениях. «Это вам нужно пройти аж до больницы (метров 400), там кафетерий», — любезно ответил охранник маме с ребенком. В перерыве стало понятно, что половина присутствующих — друзья и родственники игроков. Через 10 минут после финального свистка ничто не напоминало о футболе. Жужжали шмели, стрекотали кузнечики, в овраге шелестела высокая трава. За забором стадиона неопытная девушка в ходе экзамена пыталась совладать со «змейкой». Немногочисленные зрители шагали к остановке с видом на выросший район Брилевичи, где проживает не один десяток тысяч человек и которым в этот день (как и всему городу) было все равно, что претенденты на повышение в классе бились не щадя живота своего. Антураж первенства коллективов физкультуры на немолодом крохе стадионе или скитания команды по чужим, но лицензированным аренам: то, чем прирастет столица в следующем году в случае успешного выступления «Энергетика» в первой лиге. И это печально.

Иван КАРАИЧЕВ, специалист по связям с общественностью, преподаватель спецкурса по спортивному PR в БГУ.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...