Французы ушли с фронта

Один из самых известных политических брендов в ЕС — французский «Национальный фронт» — уходит в историю. На конгрессе этой старейшей националистической партии одобрена инициатива по смене названия. Ее лидер Марин Ле Пен предложила переименовать фронт в «Национальное объединение» (или союз). Таким образом, это уже второй ребрендинг французских правых сил. Первый раз обновление случилось в 2011 году, когда основатель партии Жан–Мари Ле Пен уступил председательский пост дочери. Это было вызвано необходимостью улучшить имидж внутри страны, отойти от образа непримиримых фронтовиков и приобрести большую респектабельность, в чем лично молодая преемница преуспела. Но сегодня задача расширяется и усложняется. Марин Лен Пен на конгрессе в Лилле сказала, что теперь партии нужно будет переменить стратегию и начать строить альянсы на выборах. В целом это хорошая новость как для самой Франции, так и для Евросоюза, что следует даже из предложенного нового названия — «Национальное объединение».

К объединению, а не конфронтации призывает отныне своих сторонников Марин Ле Пен, имя которой тоже является своего рода брендом. В отличие от своего отца, националистическая звезда которого взошла в далеком 1972 году и который сегодня в штыки воспринимает любые изменения, дочь прислушивается к требованиям своей эпохи.

За те семь лет, что Марин Ле Пен находится у руля партии, она успела «отработать» все популярные лозунги, которые объединяют ее ядерный электорат. Своим успехом «Национальный фронт» во многом обязан антииммигрантской риторике, присутствовавшей в его программе с первых лет существования. А также идеям восстановления примата национального законодательства над европейским, пересмотра договоров с Евросоюзом и сохранения французской национальной идентичности.

В целом эти идеи популярны в обществе и сейчас. Весь вопрос в том, что понимать под идентичностью в условиях, когда значительное количество выходцев из арабских стран являются французами по паспорту. И как заниматься сохранением национального достояния, когда многие французские граждане тем не менее в быту следуют мусульманским традициям.

Последние президентские выборы во Франции показали, что французское общество не готово на жесткую обструкцию в этом вопросе. Президент Макрон и его движение «Республика на марше» довольно активно эксплуатировали патриотические настроения французов, не отказываясь при этом от интеграции с ЕС и «основополагающих ценностей», читай — интеграции мигрантов.

И наоборот, Марин Ле Пен, поначалу активно завоевавшая позиции на местных выборах и набравшая на президентских выборах в 2017 году 10 миллионов голосов, стала потихоньку утрачивать позиции. И это в то время, когда фактически повсеместно правые партии в других европейских странах начали приходить к власти. Это заставило задуматься: почему в стране, где правое движение — «Национальный фронт» — началось раньше всех, теперь оказалось позади?

Собственно, именно ответом на этот вопрос и стало изменение названия, за которым стоит необходимость объединения не только самих французов, но и Евросоюза. «Национальный фронт» продемонстрировал намерение смягчить повестку, касающуюся институтов ЕС, еще во время предвыборной кампании 2017 года. Лидер партии обещала вернуться к расчетам в национальной валюте, но сохраняя при этом евро. Прошлогодние теледебаты Ле Пен с Макроном еще больше продемонстрировали превосходство стратегии, нацеленной на усиление связей с ЕС. В вопросах экономики Марин Ле Пен откровенно плавала... И сегодня она уже прямо говорит, что не занимает антиевропейскую позицию, но выступает против Европейского союза как института федеральной власти в Европе. От этих слов до признания необходимости реформирования Евросоюза — один шаг. А это значит, что партия Марин Ле Пен медленно, но верно дрейфует от фронтовиков, борющихся против самого существования ЕС, к политикам, которые будут способствовать модернизации ЕС.

Что ж, именно в эту сторону идут все правые силы, которые смогли завоевать власть в своих странах. В Австрии, Венгрии, Нидерландах похожие на «Национальный фронт» партии победили потому, что перестали отрицать ЕС, но придали ему новые идеи развития.

По тому же пути идет и старейшая французская националистическая партия. «Сначала мы были партией протеста, затем партией оппозиции, а завтра станем партией правящей», — провозгласила Марин Лен Пен под аплодисменты ее единомышленников. В отличие от отца дочь понимает главное правило политика: если не можешь изменить процесс — возглавь его. Французский крайне правый «Национальный фронт» станет «Национальным союзом», не противореча союзу Европейскому. Новое название будет вынесено на внутрипартийный референдум, который состоится уже в ближайшие недели. Глядя из Минска, этот процесс можно только приветствовать. Ведь он означает, что в нашем европейском доме будет больше многообразия и диалога всех политических сил как внутри, так и за пределами ЕС.

romanova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...