Франциск и Маргарита

История Франциска Скорины и Маргариты

Первые белорусские книги издал Франциск Скорина. И все — за пределами нынешней Беларуси. Вначале в Праге — с 1517 по 1519 год. Затем продолжил дело в Вильне — в 1522 — 1525–м. 

Улица Диджёйи, 19, 19а. 
Здесь установлена мемориальная доска 
в честь Скорины

Финансировал издание Скориной Библии в Праге богатый купец Богдан Онкович Грицевич, владелец земель в Виленском повете, член виленской городской рады. О его спонсорской помощи мы знаем по надписям на книгах 1517 года, например: «А то ся стало накладом Богдана Онкова сына радци места виленского».

Первое виленское издание «Малая подорожная книжка» (собрание церковных книг небольшого формата, предназначенных для путешественников: «Псалтырь», «Часословец», «Шестидневец», «Соборник», акафисты, каноны) увидело свет около 1522 года, последнее — «Апостол» — 25 марта 1525–го. 

Скорина в типографии — таким 
его представил вильнюсский 
художник Петр Сергиевич в 1957 году

В послесловии к «Часословцу» первопечатник подчеркивает значение Вильны в своей деятельности: «Доконанъ ест Часословець працею и пилностию доктора Франциска Скорины с Полоцка, оу великославном месте Виленскомъ».

Общий объем напечатанного великим полочанином в Вильне — свыше 780 листов.

1525 годом творческая биография Скорины заканчивается. Он с головой уходит в дела семейные, а затем его поглощают судебные тяжбы.

Между 1525 — 1529 годами Франциск женится на Маргарите (по–старобелорусски Маркгорета), вдове виленского зажиточного купца, члена городской рады Юрия Одверника. Брак мог быть по любви, но очевидно, что не обошлось и без расчета: у Скорины сразу же улучшается материальное положение. Вместе с женой он включается в бизнес своего старшего брата Ивана, который вел оптовую торговлю кожей. 

Адам Мальдис и Янка Богданович, бывший сотрудник Белорусской типографии имени Франциска Скорины, 
у скульптуры «Летописец» во дворе дома на ул. Стиклю, 4. 1990 год

Но в 1529 году из Познани вдруг приходит весть о смерти Ивана. Франциск едет в Польшу, чтобы решить вопросы с наследством покойного. Вскоре его постигает еще одна печальная весть — в том же году уходит из жизни Маргарита. У вдовца остается сын Симеон...

В 1530 году Скорина ни с того ни с сего уезжает в Пруссию. Побыв некоторое время в Кенигсберге, при дворе герцога Альбрехта Гогенцоллерна, он в мае того же года возвращается в Вильну. На руках у Франциска была охранная грамота от Альбрехта, которой он передавал белоруса под опеку своего тезки — виленского воеводы Альбрехта Гаштовта. Также прусский властитель в грамоте от 16 мая просил виленский магистрат решить все споры со Скориной в его пользу. Однако 26 мая кенигсбергский Альбрехт круто меняет свое отношение к белорусу. Жалуется виленскому тезке, что Франциск, уезжая, взял с собой лекаря, из–за чего в городе остались «обессиленные и не вылеченные», да печатника, с которым Скорина собирался что–то издавать в Кенигсберге: «Не ожидали мы от него такого незаслуженного поступка. Мы относимся к нему с недовольством и неблагосклонностью».

Титульный лист «Апостола»

Неприятности вдруг навалились на Франциска со всех сторон. В феврале 1532 года варшавские купцы добились декрета короля Жигимонта Старого, которым Скорина был арестован за долги брата Ивана и посажен на 10 недель в познаньскую тюрьму. Купцы, между прочим, сообщали, что «доктор Франциск сбежал из города Вильны, переезжает с одного места в другое, бродяжничает и расплачиваться не желает».

Удивительна судьба нашего земляка, которая бросала его из огня да в полымя, а потом обдавала холодным душем. В мае 1532–го король освобождает Франциска из заточения: «Пусть никто, кроме Нас самих или преемников Наших, как в Королевстве (Польском. — В.К.), так и в Великом княжестве Литовском, на землях Пруссии и Жямайтии и в прочих владениях наших не имеет права привлекать его к суду...

Оказывая доктору Франциску такую милость, мы отвечаем за его полную безопасность и берем под нашу охрану и опеку... 

И пусть упомянутый доктор Франциск в том городе и в том месте, которые он себе выберет для жительства, будет освобожден от всяких повинностей и городских служб». 

Фрагмент сграффито на здании 
по улице Доминикону, 6

Как же так легко решился вопрос жизни и смерти? Просто племянник первопечатника Роман добился аудиенции у Его Величества и доказал невиновность дяди. Представьте себе, какими связями нужно было обладать!

Не зря в послесловии к «Апостолу» Франциск отдавал должное королю: «Доконана ест сия книга, зовемая Апостол, лета по нарожении нашего спасителя Исуса Христа, сына Божия, тысещнаго пятсотаго и двадесеть пятого, месеца марта, при держании наласкавшего господаря Жикгымонта Казимировича, короля польского и великого князя литовского, и рускаго, и жомоитъскаго и иных во славном месте виленском выложена и вытиснена працею и великою пилъностию доктора Франциска Скорины с Полоцка богу во троици единому и пречистой матери его Марии со всеми светыми ко чьти и людем посполитым к доброму навчению». Интересно и то в этой цитате, что Скорина посвящает свой труд «пречистой матери Марии», как именовали Богородицу католики, также любопытно, что в отличие от православных отца и брата Франциск имел католическое имя, хотя издававшиеся книги адресовал православным. До сих пор ученые бьются над разрешением этого парадокса.

Финансировал виленское предприятие первопечатника православный глава магистрата Вильны Якуб Бабич. Об этом говорится на 188–м листе «Апостола»: «Совершися в дому почтивого мужа Якуба Бабича найстаршего бурмистра славного и великого места виленского». Эта информация тем еще ценна, что указывает на месторасположение типографии Скорины.

Но где стоял дом Бабича? По предположению, высказанному некоторыми исследователями, это здание на улице Диджёйи, 19, 19а. Корпус номер 19 угловой, с двойным адресом: Стиклю, 2. Не случайно по соседству, во дворе дома на Стиклю, 4, в 1973 году установили скульптуру работы Вацловаса Крутиниса «Летописец», которую иногда принимают за фигуру Скорины, что, однако, не так.

На здании по Диджёйи, 19а в 1990 году появилась мемориальная доска с профилем белорусского первопечатника и надписью: «З 1522 да 1525 году тут, у горадзе Вiльнi, беларускi асьветнiк Францiшак Скарына выдаў у Вялiкiм Княстве Лiтоўскiм першыя друкаваныя кнiгi». Проблема, однако, в том, что нет бесспорных данных, что именно в этом доме жил Бабич и работал Скорина. Да и построен он в лучшем случае в конце XVI века...

Хотя нет сомнений, что типография действовала где–то здесь, у рыночной площади, недалеко от ратуши. Как выяснил минский исследователь Георгий Голенченко, Бабичи в XVII веке жили на улице Великой (нынешней Диджёйи), «за святым Петром русским», то есть за православной церковью Святого Петра.

Где–то рядом стоял дом Маргариты. Об этом мы узнаем из документа от января 1529 года — претензиях виленского мещанина Мартина Субочовича «на Малкгорету, жону доктора Францышъка Скоринину, о том, што ж жона держыть дом в месте виленьском, которыи лежыт на рынку подле дому Иванова Плешывцова и Василева Воропанева». «На рынку» — это на той же Диджёйи, рядом с ратушей. Но за полтысячелетия память о точных адресах стерлась из анналов истории.

И только Скорина вечен, так же как и Вильнюс. В 1945 году поэт Максим Танк, посетив этот город, с которым связана была его творческая жизнь в 1930–е, оставил такие строки:

Я гэты горад знаю з даўных дзён.
I кожны раз мне новыя старонкi
Суровай былi адкрывае ён,
Запiсанай на камнi вежаў звонкiх.
I я чытаю пыльныя радкi,
У якiх вiтае светлы дух Скарыны,
I устаюць мiнулыя вякi
I слаўныя краiны гадавiны.

Туристу на заметку

  • В библиотеке Вильнюсского университета хранится экземпляр «Апостола», а в библиотеке Академии наук Литвы имени Врублевских находится книга «Цифры» из пражской Библии Скорины, до 1944 года принадлежавшая Виленскому белорусскому музею.

  • «Скарынiя» — так называлось объединение белорусских студентов Виленского университета Стефана Батория, созданное в 1931 году.

  • В Вильнюсе в честь Скорины названа улица — Пранцишкаус Скоринос, расположенная в старостве Науяместис (первоначальное название — Добрая).

  • В 1926 — 1940 годах в Вильно работала Белорусская типография имени Франциска Скорины, основанная ксендзом Адамом Станкевичем. В 1926 — 1930 годах она находилась в одноэтажном строении во дворе дома на улице Лейиклос, 1, затем переехала на улицу Пилимо, 6а (до 1936 года), а потом на Пилимо, 1 (этот дом разрушен во время немецкой оккупации).

  • Сграффито с изображением солнца и луны — символов Скорины — украшает фасад здания на улице Доминикону, 6, бывшего монастыря доминиканцев.

  • На улице Сетино, 21 с 1994 года работает вильнюсская СШ № 68 с белорусским языком преподавания, в 1997–м получившая имя Франциска Скорины, а с 2012/2013 учебного года – статус гимназии.

vk@sb.by

Советская Белоруссия №233 (24614). Cуббота, 6 декабря 2014

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости