Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Семейные альбомы хранят личные фронтовые истории

Фотография на память

Чем дальше события с фото, тем интереснее листать пожелтевшие страницы истории. Мы заглянули в архивы ветерана Великой Отечественной войны, династии сельских учителей и преподавателя вуза.



Форсировал Днепр

95-летний Михаил Дмитриевич Рычков, гомельский ветеран Великой Отечественной войны, взял папки и альбомы, которые всегда под рукой — детвора к нему частенько заглядывает, сам охотно встречается со школьниками:

— К сожалению, из фотографий мало что осталось. Передал в музеи, школы, внукам и правнукам. Но чем богат, тем и рад…

На фотокарточке 40-х прошлого века, единственно хорошо сохранившейся, Михаил Рычков — бравый боец. Совсем мальчишка. Рядом супруга Кира.

— Как увидел Киру, пропал, — со светлой грустью вспоминает ветеран. — Любовь на всю жизнь. Ее уже нет рядом, но, знаете, она все равно со мной.

Михаил Рычков говорит, что Кира — это любовь всей его жизни, а одно из главных дел — создание обелиска погибшим землякам в родной деревне.

Рассказывает, его детство и юность — это Вологодский край России. Корни — в деревне Давыдиха. Как исполнилось 18 лет, в 1943 году отправился постигать боевые азы в Великий Устюг, куда перебазировалось Пуховичское военное пехотное училище, а после — на фронт.

Бои на Курской дуге. Освобождение Украины. За райцентр Глухов и получил свою первую награду — орден Красной Звезды — тогда 19-летний лейтенант, командир стрелкового взвода. Очередная памятная позиция — берег Днепра, где при форсировании реки был тяжело ранен. Через десятилетия ветеран узнал, что за тот бой на Днепре был удостоен медали «За отвагу», которая нашла его только в 2016 году... Фронтовик вынимает из папки выцветший снимок:

— Вот самая дорогая фотография! Обелиск погибшим землякам, который удалось установить в родной деревне Давыдиха. Стоило это немалых трудов. Но по-настоящему горжусь тем, что получилось увековечить память почти 300 односельчан, которые не вернулись с войны, поставить им обелиск, чтобы местная молодежь не теряла связь с прошлым и своими прадедами.

Уроки мужества

Жителям агрогородка Радуга Ветковского района имя Героя Советского Союза Михаила Батракова, местного уроженца, не просто знакомо с детства. Для многих знаменитый фронтовик, посмертно овеянный славой, родной человек. Например, для династии сельских педагогов Самковых — Красяковых он двоюродный дед и прадед.

Начальные классы Радужской средней школы имени Михаила Батракова. Именно здесь работают прямые родственницы героя: Юлия Красякова и ее мама Ирина Самкова. Юлия выкладывает на стол огромный альбом. 

Юлия Красякова преподает в школе имени своего прадеда — Героя Советского Союза Михаила Батракова: «Он прислал фотокарточку с фронта, здесь он с девушкой Надеждой, она спасла его, раненого вынесла с поля боя».

— Это Герой Советского Союза — танкист Батраков. К сожалению, это единственный снимок Михаила Григорьевича, который сохранился в семье, — обращается ко мне и детям одновременно. — Прадед прислал фотокарточку с фронта, когда его танковая часть освобождала Беларусь. Здесь он с девушкой Надеждой, она спасла его, раненого вынесла с поля боя. Надежда потом писала в Радугу, разыскивала Михаила, не зная, что он погиб в Восточной Пруссии в январе 1945 года. Звание Героя Советского Союза прадед получил посмертно. 

Юлия рассказывает о памятном бое. В одной из баталий немцы подбили танк Батракова. Экипаж выждал, когда фашисты покинули свою машину, уничтожил их, занял немецкий «тигр» и на нем вернулся в расположение советской части: 



— Каждый год приношу семейную летопись в класс. И каждый год ребята воспринимают историю по-новому, потому что становятся старше и понимают уже гораздо больше. Главное, не только узнают что-то новое о своих земляках, но и начинают спрашивать о войне родителей, интересоваться фронтовой судьбой своих прапрадедушек.

Легендарные беглецы 

О фантастическом побеге советских узников с фашистского острова Узедом зимой 1945 года, где проводились секретные испытания первых в мире баллистических ракет «ФАУ-2», стало известно только в конце 1950-х годов. Тогда же для родных прояснилась судьба гомельчанина Владимира Немченко, который был в легендарной десятке беглецов.

Племянник героя-фронтовика Владислав Коновалов собирает по крупицам сведения о своем родственнике: «Все, что сохранилось в память о Владимире Романовиче Немченко,  — эта детская фотокарточка, где он стоит слева».

Племянник героя-фронтовика Владислав Коновалов, преподаватель Белорусского торгово-экономического университета потребительской кооперации, готов делиться тем немногим, что накопил за годы. В альбоме — лишь одна прижизненная фотография Владимира Немченко:

— Так получилось, что во время бомбежки Гомеля, когда немцы уже отступали, сгорел дом. Все, что сохранилось в память о Владимире Романовиче Немченко — родном брате моей матери, — вот эта детская фотокарточка, где он стоит первым слева. В их семье было трое детей. Володя — средний. Родился 10 июля 1925 года. Учился в гомельской школе № 4. В июне 1941-го окончил семилетку. Когда началась война, пошел в народное ополчение. Больше родные его не видели. После войны получили похоронку: погиб 26 апреля 1945 года неподалеку от Берлина. Был награжден орденом Красной Звезды за то, что в одной из атак уничтожил 25 гитлеровцев. Подтверждение и описание подвига я уже нашел в архивах.

Тем временем про побег с острова Узедом семья узнала гораздо позже. Владислав Михайлович показывает сохранившуюся переписку:

— Сначала пришло письмо от одного из участников побега — Ивана Кривоногова. После него на нас вышел летчик Михаил Девятаев, который и поднял в воздух немецкий самолет с беглецами на борту. Приезжал к нам. Оба, кстати, написали книги, потом были сняты фильмы. 

Каждый из десяти беглецов по-разному попал в концлагерь на засекреченный остров Узедом, где велись испытания оружия и откуда ракеты уже направлялись на города Европы. Однако разведке никак не удавалось вычислить полигон. Узников, которые оказались здесь, ждала только смерть. Михаил Девятаев, будучи летчиком, предложил бежать на бомбардировщике «Хейнкель». Владислав Коновалов вспоминает встречу с этим человеком:

— Девятаев рассказывал, как все готовилось. Среди тех, кто участвовал в разработке плана побега, было пять человек, в том числе и мой дядя. 

8 февраля 1945 года они смогли угнать немецкий самолет и приземлиться на территории, находившейся под контролем советской армии. Через несколько дней секретная база была разгромлена. Впоследствии информационная помощь Михаила Девятаева, хорошо разбиравшегося в авиационной технике, послужила будущему конструктору космических ракет Сергею Королеву. Спустя несколько лет летчик был удостоен звания Героя Советского Союза за вклад в развитие ракетостроения… Владислав Михайлович перебирает семейные фотографии разного времени:

— Да, жаль, не осталось фронтового снимка дяди.

draluk@sb.by

Фото Марии АМЕЛИНОЙ и Ивана ЯРИВАНОВИЧА.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...