Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.07
EUR: 2.33

Что поможет российскому хоккею вернуть победные традиции советского?

Формула любви

Чемпионат мира в Москве и Питере начнется только через несколько месяцев, а его эхо уже звучит. Днями главный тренер нижнекамского «Нефтехимика» Владимир Крикунов разжег дискуссию о необходимости плей–офф в Континентальной хоккейной лиге. А все потому, что в настоящее время ни хоккеисты, ни штаб российской сборной не могут гарантировать победу на домашнем чемпионате мира. Значит, надо что–то делать. Или менять.

«Мы увлеклись слепым копированием, забыли о своих традициях, — почти кричит Крикунов. — Вот почему те, кто моду в хоккее диктует, нас и угнетают. Вы посмотрите наш календарь. 18 февраля 12 команд КХЛ — почти половина всей лиги! — уходят на каникулы. Еще морозы трещат, на дворе самое хоккейное время — а у нас многие города с «шайбой» прощаются до следующей осени. Абсурд! Нужно перестать обезьянничать, вернуться к здравому смыслу».

А в чем он?

И где его искать? Где тот священный Грааль, который поможет российскому хоккею вернуть себе победные традиции советского? Ну или хотя бы не проигрывать канадцам 1:6, как в финале последнего чемпионата мира.

Предложение Крикунова в очередной раз столкнуло лицом к лицу апологетов двух разных версий, для чего, собственно, существует Континентальная хоккейная лига. Одни говорят, что это проект, направленный на популяризацию хоккея, на развитие клубных структур, ну и, конечно, на получение прибыли. Другие в противовес заявляют, что клубы — ничто, когда главное — сборная и только по ее результатам следует мерить все.

Владимир Крикунов, сделавший себе имя работой в Минске, словенском Есенице, российских Нижнекамске и Москве, человек, руководивший сборной нашей страны на Олимпиаде в Солт–Лейк–Сити, а сборной России — на Играх в Турине, одним высказанным вслух предложением обнажил нерв старой, почти дремавшей дискуссии. Так что, собственно, первично: клубы или сборная?

Хочется верить, что все принимающие участие в дискуссии по мотивам выступления в прессе умудренного сединами наставника считают все–таки, что первичны не клубы и не сборные, а сам его величество Хоккей. Ведь любовь к игре — она же не из–за денег и не из–за страны. Она либо есть — и ты несешься по льду, жадно ловишь холодный воздух, чувствуешь плечо товарища, пасуешь, бросаешь, ты стремишься быть похожим на Боброва, Харламова, Ларионова, Овечкина, Калюжного, ты играешь и счастлив только от этого. Либо любви нет — и ты просто считаешь хоккей источником пресловутых премий и приснопамятных званий, ты, быть может, молод телом, но стар душой.

Фото  Александра  КУЛЕВСКОГО

Разобраться, чего в современном хоккейном нагромождении больше — любви или меркантильных интересов, действительно трудно. Вот горячо поддержавший Крикунова прославленный Борис Майоров предлагает подвести итоги последних двух десятилетий, «когда мы так увлеклись плей–офф. Что, за это время мы воспитали плеяду звездных игроков? У нас сборная, как в советские годы, является лидером мирового хоккея? Посещаемость матчей чемпионата резко выросла, хоккей в стране вернул себе титул вида спорта номер один?» А ведь если вдуматься в звучащие вопросы, легко понять, что отношение к плей–офф имеет лишь тот, где говорится о сборной. И то только в том случае, если финальные стадии Кубка Гагарина мешают подготовке сборной к чемпионатам мира. Но в этом году сезон в КХЛ начали на две недели раньше обычного — только для того, чтобы ничто не мешало подготовке сборной России к чемпионату мира. Так при чем здесь плей–офф?

Если посмотреть на ситуацию не поверхностно, а глубже, то, конечно, следует признать, что окончание хоккейного сезона в феврале — это нонсенс. Тех, кто пролоббировал такой календарь, иначе как вредителями действительно не назовешь. Но они же действовали в интересах сборной?! Конечно, следует признать и то, что четыре раунда серий на выбывание серьезно выматывают хоккеистов. Сильнейшие игроки (а побеждают в плей–офф действительно сильнейшие) к концу Кубка Гагарина бывают настолько истощены физически, что частенько попросту отказываются от выступления за сборную. Владимир Крикунов, конечно, имеет право на воспоминания о том, как он готовил к Олимпиаде–2002 белорусских «сборников». Как получил возможность тренировать игроков даже по ночам (для лучшей акклиматизации в США) и достиг с командой наивысшего для нее олимпийского результата. Но давайте признаем, таким образом команда готовилась прежде всего для того, чтобы выйти во второй этап Игр, а вовсе не для эпического прорыва в четвертьфинале. Зато, когда позже Крикунов и его тренерский штаб получили полный карт–бланш на эксперименты в сборной (в том числе на смену поколений), команда вылетела из дивизиона «А» чемпионата мира. Не сильно получилось у Владимира Васильевича и в сборной России, и в сборной Казахстана, где тоже постоянно ставят большие задачи, а команда, будто на лифте, курсирует между дивизионами мирового хоккея.

Сомневаюсь, что в современных реалиях России, Беларуси, Казахстана у кого–то появится возможность создать новую «Красную машину», о которой столь много грезят в Москве и Санкт–Петербурге. Это в Советском Союзе ЦСКА было позволено собирать лучших игроков со всей страны, 11 месяцев их муштровать–тренировать, чтобы на чемпионате мира советская команда не знала себе равных. Сегодня Крикунов говорит «хватит обезьянничать», имея в виду слепое внедрение заокеанских правил в наш хоккей. Но наверняка имеет право на жизнь и та точка зрения, которая стоит на том, что КХЛ еще только в начале погони за НХЛ. Пока она еще не избавилась от влияния админресурсов, не навела порядок с зарплатами, не добилась подлинного равенства среди клубов–участников. А ведь это основа основ заокеанской системы. В НХЛ побеждает тот, кто больше работает, а не тот, кто больше платит. За океаном с помощью драфта недавний аутсайдер может выбиться в лидеры, а в КХЛ клубы типа новокузнецкого «Металлурга» при современных порядках никогда не выйдут даже в пресловутый плей–офф. В НХЛ турнирную интригу подпитывает само устройство лиги, там трибуны ломятся от желающих увидеть шоу, а нам устами Владимира Крикунова и Бориса Майорова предлагают смотреть длинную «мыльную оперу» в общем–то с известным концом. И все это ради сборной?

Нет, не согласен. Плей–офф — это всего лишь форма, которая позволяет хоккею держать высоким градус интереса к себе до самого конца соревнований. Благодаря в том числе и тому, что турнирных интриг в хоккее больше, чем во многих других видах спорта, московское хоккейное «Динамо» недавно обошло по средней посещаемости московское футбольное «Динамо». В Минске аналогичное положение — уже вовсе не новость. И общипывать курицу, которая несет золотые яйца, наверняка не стоит.

Другой вопрос, что плей–офф — это форма, но вовсе не содержание. И улучшить его — задача всех, кто любит игру на льду. С помощью формул соревнований, с помощью развития детского хоккея, с помощью строительства дворцов и привлечения телевидения. С помощью тренеров, менеджеров, маркетологов и пиарщиков. И только тогда, когда удастся подтянуть содержание, в Нижнекамске, Минске, Москве, Риге, Астане — везде вам обязательно скажут, как здорово жить, когда все любят хоккей в себе, а не себя в хоккее.

Кстати

Две шайбы Джеффа Платта предопределили исход встречи минского «Динамо» с ЦСКА в чемпионате КХЛ. Счет нападающий сборной Беларуси открыл уже на 2–й минуте матча, а во втором периоде удвоил преимущество москвичей. За две минуты до сирены Джонатан Чичу сумел сократить отставание, реализовав численное преимущество, однако практически сразу армейцы «наказали» соперника, заменившего вратаря на шестого полевого игрока. Александр Радулов отправил шайбу в пустые ворота, установив окончательный счет — 3:1. Матч против ЦСКА стал для занимающего 10–е место в Западной конференции «Динамо» последним в домашней серии. В следующем туре сегодня «зубры» сыграют в гостях против череповецкой «Северстали».

gord@sb.by

Советская Белоруссия № 240 (24870). Пятница, 11 декабря 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи