Формула гармонии мира

На Всемирном саммите в Нью-Йорке Президент Беларуси А.Лукашенко выступил с рядом важных инициатив
На Всемирном саммите в Нью-Йорке Президент Беларуси А.Лукашенко выступил с рядом важных инициатив

В пресс–центре ООН атмосфера царила совсем не та, что в зале заседаний. Там — сухой протокол. Здесь — живые человеческие эмоции. Журналисты все транслируемые сюда напрямую выступления глав государств неизменно сопровождали краткими репликами — неформальными комментариями. Суть большинства из них — ну, коллеги, и что я передам в редакцию? В сухом остатке — набор дипломатических клише... Однако уже после первых фраз выступления белорусского Президента становившийся привычным шелест упаковок с чипсами как–то сразу стих. Репортеры насторожились, почувствовав, что этот спич будет заметно отличаться от предыдущих. И профессиональное чутье не обмануло. Последняя фраза Александра Лукашенко подействовала на пресс–центр оживляюще. На ленты полетели цитаты. Собственно, ясно, почему. Президент Беларуси сказал то, о чем думали если не все собравшиеся в зале заседаний и помещении для журналистов, то многие. Сказал деликатно, но прямо, без лишних дипломатических «объездов» острых формулировок.

В здании ООН, где консерватизм чувствуется даже во внутреннем убранстве, выступление Александра Лукашенко прозвучало особенно. Здесь легко провести параллели между зримыми образами и неосязаемым, но ощутимым духом. Построенный по проекту 1947 года комплекс зданий ООН для своего времени был революционным словом в архитектуре. Но сегодня параллелепипед высотки главного строения уже теряется на фоне более внушительных билдингов Манхэттена. Это бросается в глаза, если смотреть с ближайшего моста через Гудзон. Невольно возникает мысль, что точно так же и само уникальное изобретение человечества — Организация Объединенных Наций — не сумело пройти путь в 60 лет к новым мировым реалиям, не расплескав часть своего изначального замысла.

Да, во многих странах и в самой штаб–квартире ООН все чаще звучит слово «реформа». Но впечатления от нынешнего Всемирного саммита лично мне напомнили некоторые моменты уже нашей новейшей истории. Помните, как партийное руководство время от времени решало, что мало внимания уделяется конструктивной критике? Тогда протоколы партсобраний начинали пестреть витиеватыми записями о неких перегибах на местах при однозначной верности генеральной линии. Примерно по такому же шаблону были построены и многие нынешние выступления глав государств и правительств. Инерция облекать серьезные и ясные для большинства проблемы в обтекаемые формулировки здесь все еще чрезвычайно сильна. А тема реформы звучит примерно так же, как и у нас в начале 90–х: нужно что–то менять. А что и, главное, как — четкого единого представления об этом пока, увы, нет. Поэтому проблематика преобразований в ООН и уперлась сегодня в вопрос о расширении членства в Совете Безопасности. Однако вряд ли это тот случай, когда количество непременно должно перейти в качество. И единственный разумный выход из сложившейся ситуации в том, чтобы сначала хотя бы научиться четко и открыто говорить о конкретных проблемах. И, очевидно, что выступление Президента — это тот самый первый шаг, за которым при достаточной воле других членов организации может последовать движение к новому качеству Организации Объединенных Наций.

«Мы приехали с твердой решимостью высказать то, что думаем, открыто, честно и принципиально, — объяснил журналистам позицию белорусской делегации Александр Лукашенко после своего выступления. — Мы не можем приглаживать ситуацию. Это история. Пройдет время, и люди спросят о каждом ее этапе: какую позицию занимали мы? где был наш голос? А голос Беларуси всегда звучал честно и откровенно».

Слушая эти слова, я невольно обратил внимание на одну деталь. Пытаясь предугадать путь Президента из зала заседаний, мы ненамеренно расположились так, что, остановившись для ответов на вопросы, Александр Лукашенко оказался на фоне заключенного в пластик изорванного флага ООН. После импровизированной пресс–конференции я подошел поближе, чтобы прочесть информацию об экспонате. Оказалось, это полотнище развевалось когда–то над разбомбленным представительством ООН в Ираке. Тогда погиб верховный комиссар ООН по правам человека — высокопоставленный сотрудник организации, войну не поддержавшей. Да... Наглядное пособие для изучения проблемы изменения авторитета ООН в мировом сообществе. А заодно и вопросов ее реформирования. Но пока...

«Пока все сводится к банальному: получить новые кресла в Совете Безопасности, — поделился своим мнением Президент. — Но дело не в численности. Если и нужна какая–то реформа ООН, то она должна касаться существа. Ведь сегодня стоит вопрос: как организация исполняет свои функции? Как выполняются ее решения?» Александр Лукашенко убежден, что расширение представительства в Совбезе к кардинальному реформированию привести не может. В самом деле, если порой бывает сложно найти консенсус при имеющемся составе, то с чего бы ожидать улучшений от того, что представителей стран, а значит, и мнений станет больше? Здесь нужно копать глубже. Однако активного движения пока не просматривается. «Впечатления те же. Прогресса нет», — откровенно сказал Президент о своих наблюдениях за деятельностью ООН в последние годы.

В то же время конструктивизм позиции белорусской стороны основан на том, что она не замкнута лишь на критическом осмыслении нынешнего положения Организации Объединенных Наций. В своем выступлении Президент высказал вполне конкретные инициативы, реализация которых существенно продвинула бы ООН к новому качеству деятельности. Ведь именно то, что сегодня степень демократичности тех или иных стран оценивается по американскому шаблону, рождает массу проблем планетарного масштаба. Но если в странах на высоте почитание общих ценностей: человека, его прав и свобод, если при этом народы в спокойном созидании прогрессируют в своем развитии, зачем перестраивать их жизненные уклады под чье–то клише? Если они никому не досаждают и не угрожают, почему бы всем миром не признать исключительное право каждой нации на выбор своего пути в будущее? И если общий центр — ООН — встанет на страже этой непреходящей ценности цивилизации, мир от этого только выиграет.

Вот в чем главная проблема ООН. Ей необходимо избавиться от влияния сильных государств и вернуться к глобальному осмыслению ситуации в мире в целом и в каждой стране в отдельности. Это должна быть общечеловеческая позиция, а не взгляд с берега Гудзона или Капитолийского холма. «Организации Объединенных Наций надо освободиться от пут сильных мира сего», — заявил Президент в интервью русской службе «Радио ООН». В дальнейшем развитии и укреплении влияния этой действительно международной организации Беларусь крайне заинтересована. «Я хотел бы, чтобы ООН объединяла нации, принимала решения и чтобы им все подчинялись. Я за то, чтобы роль ООН усиливалась. Это на пользу таким государствам, как наше», — подчеркнул Александр Лукашенко.

Таким образом, глобальную задачу реформирования ООН можно заключить в формулу: подняться над миром, оставшись с человечеством. Очевидно, что следование ей снимет и другие проблемы, которые можно отнести ко второму уровню. Например, использование отдельными странами, казалось бы, благих мотивов для достижения своих собственных интересов, которые не всегда соотносятся с желаниями и чаяниями иных народов. О недопустимости подобного Александр Лукашенко сказал, подписав Международную конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма (с этого момента Беларусь стала государством, которое участвует во всех без исключения антитеррористических международных договорах, заключенных в рамках ООН). «Наше общее противостояние терроризму должно быть действительно глобальным, всесторонним и последовательным. Здесь нет места двойным стандартам, избирательности и дискриминации, — подчеркнул Президент. — Всеобщая борьба против этого страшного явления не может служить прикрытием для достижения отдельными государствами своих корыстных целей. Она ни в коем случае не должна использоваться в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела суверенных государств». И очевидно, что такая угроза утратит свою силу, если антитеррористическую деятельность будут на равных контролировать все члены мирового сообщества через ООН. О необходимости последнего, кстати, на саммите высказался и Президент России Владимир Путин. «Именно ООН и Совет Безопасности должны быть главным координирующим центром международного сотрудничества в борьбе с террором. А также координатором по урегулированию застарелых региональных конфликтов, на которых паразитируют террористы и экстремисты всех мастей», — заявил он с высокой трибуны саммита.

Аналитики еще долго будут разбираться с итогами нью–йоркского саммита. Но, подводя черту в первом приближении, стоит признать, что за последние три дня если и не сделано заметного рывка в сторону конструктивных преобразований в структуре и стратегии ООН, то как минимум удалось всколыхнуть мировое сообщество. Теперь можно с разных позиций оценивать и проблематику глобализации. Если это явление будет развиваться вокруг одного из мировых центров силы, то смещение веса в любую из сторон рано или поздно повалит всю конструкцию. Чистая физика. Однако возвращение центра тяжести в точку равноудаленную (или равноприближенную) ко всем участникам процесса вместе с равновесием обеспечит возможность и более уверенной оценки перспектив развития нашей цивилизации. И на сегодня просто нет альтернативы ООН как хранителя этого равновесия.

Нью–Йорк — Минск.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Иван Крутиков.
Все верно. Давно пора было сказать нет формированию однополярного мира и зажравшимся от вседозволенности американским политиканам. И Лукашенко смог об этом сказать очень убедительно. Несмотря на то, что я далеко не во всем поддерживаю его политику, но с ыступлением на Генеральной Ассамблее во многом согласен. Сильно выдал!
Ольга Шульц
Совершенно согласно с А. Лукашенко. Пора искоренять тенденцию создания однополярного мира, настало время для применения нового подхода к международному праву - в частности, искоренении политической выгоды государств , устранении двойных стандартов и восстановлении силы права, а не права силы, к которому так стремятся США.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости